And did you exchange
A walk on part in the war
For a lead role in a cage?
Pink Floyd (Wish You Were Here)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку


Pink-Floyd.ru > Форум > David Gilmour - Live at Robert Wyatt's Meltdown

Форум
 

David Gilmour - Live at Robert Wyatt's Meltdown (сообщений - 17)

Miller   21.07.2005 18:57
Доброго всем времени суток. Совсем недавно скачал концерт Гилмора, указанный в названии темы. Осталось масса положительных эмоций после просмотренного, причем людям, которые неравнодушны к творчеству Pink Floyd и Гилмора в частности концерт также понравился.
Но появился один вопрос, кто поет вместе с Гилмором Comfortable Numb в первый раз (за концерт это вещь звучит дважды и во второй раз Гилмор исполняет ее с Бобом Гелдофом). После песни Гилмор поблагодарил этого человека, назвав его Робертом (если я, конечно, правильно расслышал). Если кто смотрел это концерт и знает, что это за человек, не поленитесь, отпишите, очень интересно.

 

beard   21.07.2005 19:10
Коротко.Читайте заголовок,там ответ.)))


 

Maxim   21.07.2005 19:27
Robert Wyatt на инвалидной каляске и поёт....

 

sysyphus   21.07.2005 23:43
Удалено пользователем  sysyphus 13.09.2014 13:29.

 

Raven   22.07.2005 00:31
Краткий ликбез:
Роберт Вайатт был вокалистом и барабанщиком группы Soft Machine (название было взято по названию книги Уильяма Берроуза, того самого, который и "Завтрак нагишом" написал) которую он же и основал на год раньше Pink Floyd. Обе команды часто выступали в одних концертах и были большими друзьями. Первые три альбома SM - классика британской психоделии. Попутно они изобрели то, что стало потом называться джаз-роком. Через эту группу прошли такие известные музыканты как Аллан Холдсуорт (Gong, UK), Энди Саммерс (Police), Джек Брюс. Вторым ярким участником SM , кроме Роберта Вайатта, был мультиинструменталист Кевин Эйерс, которого критики называли "вменяемым Сидом Барреттом".
История группы закончилась после того, как Роберт по пьяни выпал из окна и сломал себе позвоночник, с тех пор он парализован ниже пояса. Кстати, тогда же ПФ устроили благотворительный концерт в его пользу. В середине 70-х Ник Мэйсон продюсировал несколько сольных альбомов Вайата, а недавно и Гилмор отметился на его сольнике.

 

sysyphus   22.07.2005 08:42
Удалено пользователем  sysyphus 13.09.2014 13:29.

 

Bob   23.07.2005 23:10
Леди Джун рассказывает:
«Это была вечеринка, организованная мной в честь моего и Gilli Smith бёздников.
Её - 1-го, моё - 3-го июня. По многим статьям она стала КОНЦОМ ЦЕЛОЙ ЭРЫ...»
1973
....В перерывах между операциями Боб пашет, как чёрт:
В Октябре73 на сессии Hatfield and the North - Боб поёт Calyx.
Тогда же на культовом Lady June’s «Linguistic Leprosy» Боб пишет перкуссию и голос.

В Феврале-Марте 1974-го Боб при продьюсировании Мейсона создаёт Роковое Падение.
Как он сам рассказывает -«Поломка позвоночника ускорила его свадьбу с Альфи.
И в каждой песне его альбома присутствует его супруга. Альфи была недовольна его =до-катастрофными= альбомами и помогла ему выстроить саунд, сместив его в сторону таких артистов, как Ван Моррисон.»

Роберт Уайатт - одна из самых загадочных фигур на английской рок-сцене. Вернее, не на сцене даже. Как раз на сцене его видели редко и мало. Кто он такой? Барабанщик. Пианист. Певец. Композитор и аранжировщик. Коммунист. Борец против апартеида и колониализма. Великий одиночка. Живая призма, преломляющая звук.

Биографическую справку о Уайатте можно найти в любой рок-энциклопедии. Родился в январе 1945 года в Бристоле. Молодость провел в Кентербери. Это, видимо и определило во многом его судьбу: личную и музыкальную, что в принципе неразрывно. Музыкально-богемный Кентербери вскормил «Дикие Цветы» (первая группа Боба) и «Мягкую Машину»(вторая группа Боба), «Караван» и «Гонг», «Шляпные поля и Север» и «Здоровье нации» и еще многих других интеллектуалов джаз-рока .
То была «золотая молодежь» - люди эти не нуждались в музыке, как в средстве зарабатывания денег, что и подарило миру необычные и странные звуки сомнительной коммерческой ценности, но несомненно вдохновенные. Мало кто слышал записи первой группы Боба «Wildе Flowers», игравшей, по словам Малькома Хьюмса, рок с сильным привкусом «соул». Просуществовали «Дикие Цветы» сравнительно недолго. Продуктом распада этой группы в 1966 году стали «Мягкая машина» и «Караван». Роберт вошел в состав «Мягкой машины» как ударник, певец и сочинитель некоторых из ее замысловатых композиций. Столь необычное название (а в данной среде необычное название было обычным делом) группа получила из романа кумира эпохи - Уильяма Берроуза - человека, умудрившегося скрутить мозги целому поколению. Дыхание лишенного верха и низа мировозрения Берроуза передалось Роберту через его друга - австралийского поэта-битника Дэвида Алена, дружившего и сотрудничавшего с Берроузом в то время. Тот же Дэвид играл с Робертом в его первой группе «Дикие Цветы», а в последствии - в «Soft Machine», до тех пор, пока английские власти не отказали ему, как австралийскому гражданину, во въездной визе (он остался в Париже, а потом организовал группу «Гонг»). Первую свою запись «Мягкая машина» сделала в Нью-Йорке, после совместного турне с Джимми Хендриксом в 1968 году. Пластинка называлась «The Soft Machine» и на оборотной стороне ее конверта была изображена собственно героиня: голая мадам с не весьма изящным ключиком в спине (для завода машины, то есть). Так дизайнер визуализировал абстрактную идею «мягкой машины». Анархичный, бесформенный и обволакивающий звук этого альбома более всего походил на звучание раннего (барретовского) «Pink Floyd». Очень непростой для восприятия, насыщенный красивейшими ассоциативными вставками-импровизациями, этот альбом был несомненно большим шагом в сторону желанного его авторам безумия. Со взятого курса «Мягкая Машина» так и не свернула до конца дней своих, хотя, по-видимому, до цели все же не добралась, кончив обыкновенным «фьюжн». В отличии от друга Боба - Сида Баррета, с которым Бобу довелось сделать несколько записей, еще до того как Сид отправился в путешествие навсегда.
В 1970 году 30 минутная песня Moon in June стала визитной карточкой Боба. Как у ПФ Comfortably Numb. (Альфи, я тебе её записал).
Однако рамки группового творчества становились тесны, и в 1970 году Роберт Уайт записывает свою первую сольную работу - «The End of an Ear» - «Краешек уха». Что можно сказать о ней? Если Вы обладаете некой склонностью, пусть хорошо придушенной и немилосердно подавленной, посидеть одному в неярко освещенной комнате и поизучать противоположную стенку, то это - альбом для Вас. Вырвавшийся на волю Уайт сделал пластинку, которую совершенно не хочется назвать «экспериментальным джазом», ввиду излишней академичности и некоторой скомпрометированности термина, но никакое другое определение к этому явлению не подходит. Разве что «психоделия», но это слово как-то неприятно отдает «психушкой». Уайт дал звуку истекать свободно, непривязано к какой бы то ни было мелодике и ритму. Овобождать звук ему помогали еще 6 человек, а сам Роберт сделал ударные, фортепиано и голос (трудно назвать эти звуки «пением» - он именно «сделал голос» или «голоса») Реакция на такие эксперементы у слушателей разнообразна: некоторым (90%) становится скучно, некоторым (9%) - страшно, а вот остальным становится хорошо.




 

Bob   23.07.2005 23:13
Где-то на этом этапе в творчестве Боба все больше начинают проявляться его политические взгляды. Как и многие его ровесники в те годы, он был «настроен влево» самым радикальнейшим образом. Следующее детище Уайатта «Matching Mole» (французский перевод той же «мягкой машины», носило ярко выраженный красный отенок. О чем недвусмысленно свидетельствовало и название второй пластинки, записанной им с этой группой: «Little Red Record» - это имя являлось перефразом названия известного произведения «великого кормчего» Мао Цзе Дуна - «Маленькая красная книга» (Нет, это не в защиту животных). В этой маленькой красной записи активно участвовал и такой известный ленинец как Брайен Ино. Политической ориентации Уайта во многом способствовало и его близкое знакомство с испанской культурой. Он два лета прожил в Испании, в доме друга его родителей поэта и романиста Роберта Грэйвса. Там же он попал под сильное влияние испанской и латиноамериканской музыки, начав играть в «Majorica Jazz Club», что внесло в его творчество мотивы совершенно неожиданные для уроженца туманной северной страны. Че Гевара стал его героем, а на его стене повис портрет Фиделя.

Всего «Maching Mole» успела записать 3 альбома, не оставившие (по мнению автора статьи) глубокого следа на теле современной музыки.

В 1974 с Робертом случилось страшное несчастье. О причине есть различные мнения: одни считают, что он принял лишку на вечеринке с девочками, а потому перепутал дверь с окном, другие склоняются к тому, что причиной тому было неумеренное потребление марихуаны, а самая романтичная версия гласит, что Роберту просто захотелось полетать в конце-концов. Попытка окончилась провалом: он свалился с четвертого этажа и очень сильно повредил позвоночник. В результате 29-летний парень остался частично парализованным - вся нижняя часть тела была обездвижена. Врачи ничего не смогли сделать, Уайт был приговорен к инвалидской коляске. За пол-года, проведенные им в госпитале, этот человек написал музыку, которая обессмертила своего автора. Музыку, сравнить которую можно только с 9-ой симфонией Бетховена или с моцартовским Реквиемом. Он сочинил ее за роялем в приемном холле госпиталя. Я воздержусь от попытки описать словами впечатление, которое оставляет альбом. Если Вы его слышали - это бесполезно. Если нет -
и подавно бессмыслено. Послушайте. Это бездна. Две композиции этой пластинки, получившей название «Rock Bottom», были посвящены Альфреде ( Алифи) - жене Уайатта, ставшей его ангелом-хранителем на долгие годы. А вот и текст его сонета для любимой женщины:

Not nit not, nit no not, nit nit folly bololy
Alifie my larder, Alifie my larder
I can’t forsake you, or forsqueak you
Alifie my larder, Alifie my larder
Confiscate or make you late, you, you
Alifie my larder, Alifie my larder
Not nit not, nit no not, nit nit folly bololy
Burly bunch the water mole
Heli plop and finger hole
Not a-was it bundy, see ?
For jangle and bojangle
Trip trip pipipipi tip-pit landerim
Alifie my larder, Alifie my larder

Ему же нужно было что-то петь... И не врать...

Роберту посчастливилось найти Звук. Это ни с чем и ни с кем не спутать. Так наверное пел бы воск свечи, плавящейся в собственном пламени, умей он петь. Так чуствует себя рисунок, сделанный в морозную ночь на заиндевевшем стекле. Он как будто поет бесконечную колыбельную младенцу, огромному и безмятежному. Младенцу, которому не грозит кошмар пробуждения.

Неужели удар о твердую землю разбудил духов, принесших ему эту музыку? Или переполненная чаша страдания и отчаяния расплескивается бриллиантами? Сидящему на диване перед двумя колонками музыка не даст ответа. Она лишь предложит внимающему ей раствориться в себе самой.
И слова тут необязательны.

«I’m not your larder»,- говорит голос Алифи в конце. I’m not your larder...

Он не опустился до тяжеловесной серьезности в текстах. Странно аукнулось название предыдущей пластинки, преломившись в названиях двух композиций альбома: «Little Red Riding Hood Hit The Road» и «Little Red Robin Hood Hit The Road». «Я воюю с помощью моей маленькой коричневой метлы», - смешным голосом возвещает Боб в «Робин Гуде»...

Записать произведение искусства помогли: Ник Мэйсон (Pink Floyd) и Майк Олдфилд (сам по себе). Произошло это в том же 1974 году.

Неким идеологическим продолжением «Rock Bottom» должен был стать следующий альбом - «Ruth Is Stranger Than Richard» ( «Рут страньше чем Ричард»: после «Алисы в стране чудес» я слово «stranger» не могу перевести по-другому). Название - игра фонетики: «Truth is stranger then fiction»- английская пословица. Альбом появился на следующий год после выписки героя из госпиталя. Было действительно как всегда странно и даже как-то весело, но до предыдущего взлета альбом не дотянул. Он как будто был эмоциональным антиподом предыдущей работы - видимо наступила своеобразная разрядка. Досточно сказать, что в противовес «Rock Bottom», открывавшегося торжественной и мистической «Sea Song», «Ruth Is Strnger Than Richard» начинался веселенькой песней под названием «Soup Song». Улавливаете? В этой работе Уайт впервые (кажется) обращается к латиноамериканским мотивам, явно бередившим его беспокойную душу (композиция со смешным названием «Sonia»). И несомненным центром альбома стала «Песня для Че» - имелся ввиду, конечно, Че Гевара. Внутрь этой бессловесной джазовой миниатюры Роберт «зашил»... Интернационал. Будучи блестящим аранжировщиком Боб находил неожиданные продолжения и ходы в самых банальных, казалось бы, темах.

После этого альбома в музыкальной карьере Уайта наступает период относительного затишья. Сказывалась его физическая ограниченность, а уж для шоу-бизнеса он стал и вовсе несъедобен: BBC не решилось показать его выступление, мотивировав это тем, что нежную душу телезрителя может шокировать зрелище музыканта-калеки. В музыке Уайт остался немного не у дел, чего на скажешь о его политической деятельности, куда он ушел с головой, не забыв взять с собой и жену. Он не прекратил играть и записываться с другими музыкантами, но собственных проектов не делал, уделяя внимание главным образом журналистике и радиовещанию в диапазоне SW. И взгляд его все чаще был обращен в сторону мира, названного почему-то «третьим».

В начале восьмидесятых Уайт снова возвращается к музыке, сделав запись с коммунистической панк (?) группой «Scritty Politty», а затем записав звуковую дорожку к фильму в защиту животных «Animals Film», фильм был посвящен проблеме использования животных в медицинских опытах. На обложке диска - шокирующая фотография несчастной обезьянки, связанной в кресле и подключенной к чему-то проводами, сама же фотография лежит на листе школьной тетради. Уайт там не пел - только музыка, причем безрадостная, да текст, произносимый самим Уайтом

В 1982 году Боб записывает свой самый «красный» альбом. Хотя он и вышел в зеленом конверте.
Он назывался: » Nothing Can Stop Us »

Название является цитатой из книги «Америка побеждает Англию», вышедшей в Америке в 1930 году. На обложку пластинки выненесены следующие строки: «Мы не повторим ошибки англичан. Слишком сложно пытаться управлять миром. Мы просто будем им владеть. Нас ничто не остановит.» Эта последняя фраза и была использована Бобом как анти-лозунг. Политическая заостренность и бескомпромиссность этой работы абсолютно не вяжется, на первый взгляд, с его отрешенным вокалом и его «ватными», «размазанными» аранжировками. ( его манера представляется похожей на технику тонирования угольного рисунка путем растирания угля пальцем по листу). Не в пример многим деятелям полит-рока (к которым у рожденных в СССР отношение совершенно определенное) Роберт нашел другой угол подачи проблемы. Его странное, смещенное исполнение стряхивает с затрагиваемых им тем пыль ортодоксальной банальности и шелуху политиканской лжи. И тогда остается идея - наивная и чистая: идея коммунизма как человеческого братства и любви.

О каждой из десяти песен, вошедших в альбом, можно говорить долго, гораздо дольше чем позволяет объем журнальной статьи. Уайт написал лишь одну из песен - эта песня открывает альбом. Она называлась «Рожденный заново кретин» и посвящалась безымянному конформисту:

По крайней мере меня не застрелят за песню
Я вроде свободен, я могу «протестовать»!
Это должно быть свобода, я должен быть счастлив,
Так пусть Манделла сгниет в тюряге,
Кто-то пусть скажет ему, какой он счастливчик
И почитает ему Джорджа Оруэлла.
Потому что он должен понять, как мы нужны ему
С нашей культурой, шармом и интеллектом
Но куда ему это понять?
Варвар души не имеет...

Альбом представлял собой музыкальную политическую карту мира и времени. Так, наряду с чилийской песней «Arauco» звучит неизвестно откуда выкопанная Уайтом песня «Stalin wasn’t Stallin’», которая была впервые спета джазовой группой «Квартет Золотых Ворот» в начале сороковых, перед вступлением Америки в войну. Кубинская народная песня «Caimanera» и, более похожая на молитву, чем на политический протест, песня «Trade Union» в исполнении хора выходцев из Бенгала (песня совершенно диссонирует с названием). «Красный флаг» (еще одна реинкарнация «Интернационала») и прозрачная баллада Элвиса Костелло «Shipbuilding» - «Строительство Корабля». Эта баллада стала духовной осью альбома, недаром Роберт поместил ее точно посередине - все композиции словно попали под свод этой светлой вещи, посвящённой Фолклендскому Конфликту. Она-то, кстати, и сорвала самые бурные аплодисменты критики. Вряд ли кто-то, слушая ее сейчас, вспомнит о том, что была она написана «в честь» англо-аргентинской войны за какие-то забытые Господом острова, случившейся в 1982 году.

Пластинка заканчивается совершенно не музыкально. Барбадосский поэт Питер Блэкмэн читает поэму «Сталинград». В сознании Уайта и Блэкмэна Сталинград стал не только поворотной точкой II Мировой, но и мистической битвой сил Добра и Зла. Что до опасности будующей войны (популярная тема начала 80-ых), то Боб (как и Родж Ватерс) считал что III Мировая Война уже идет. Расколотая на угли «локальных конфликтов» война между «первым» и «третьим» мирами.








 

Bob   23.07.2005 23:16
Коммунистическая муза не покинула Роберта после этого альбома. На следующий год он записывает свою джазовую (!) версию гимна «Venceremos - We Will Win» , песни Виктора Хара, песню «Ветер перемен» с певцами из SWAPO (нет,это не тот известный шлягер друзей Горбачева - «Скорпионов», просто название такое). Надо сказать, что любая вещь, попав в руки Боба, словно меняет авторство, настолько характерны и непредсказуемы его интерпретации. В 1985 году Боб сделал еще один собственный альбом «Old Rottenhat», который он охарактеризовал как «незлоупотребимую» музыку. Поди пойми. Злоупотребить его музыкой по-моему трудно. Эта работа также носит на себе печать политических событий Англии середины 80-ых и является, пожалуй, самым меланхоличным его творением. Диск содержит также некую атаку на ЦРУ, на которую ЦРУ впрочем никак не прореагировало. Через год после «Old Rottenhat» Боб участвовал в записи альбома джазового композитора Михаэля Мантлера «Many Have No Speech». С Мантлером Боб работал и до того, участвуя в записях его сюит.

Затем наступил период молчания, который был прерван в 1991 году выходом диска «Dondestan», очень красивого и лиричного, возвращающего слушателя в мир «Rock Bottom». Как и всякий его альбом, «Дондестан» содержит неизменную ложку марксизма, но Роберт чудесным образом дематериализует его и обращает в звуки своей ажурной музыки.

После «Дондестана» было записано еще два мини-CD: «A Short Break» (1992) и «Flotsam & Jetsam» (1994). «Short Break» это действительно очень короткая работа (общее звучание около 20 минут), представляющая из себя четыре джазовых скетча, навеяных воспоминаниями детства. Все дорожки альбома Роберт записал дома, один на четырехканальном магнитофоне.
В 1994 году издательством SAF была выпущена книга о Роберте Уайте
«Wrong Movements: A Robert Wyatt History», написанная Майклом Кингом при помощи самого Роберта
===========================
Robert Wyatt

Сын английского писателя и теледиктора Хонора Уайетта, Роберт родился в Бристоле и вырос в Лондоне. Во время обучения в школе в Кентербери вместе со своими однокашниками организовал ядро группы Wilde Flowers, которая позже распалась на две других: Caravan и Soft Machine. Роберт ушел в последнюю, где был вокалистом и ударником на первых ее четырех альбомах.

Как композитор и исполнитель, Уайетт обладал огромной фантазией, высокой техникой и чувством юмора. Так, на втором из упомянутых альбомов он спел английский алфавит, а во время концертного выступления мог позволить себе играть полную бредятину, чтобы ублажить и высмеять своих поклонников-снобов.

С его уходом в сентябре 1971 года группа утратила огромное количество разумности и значительную долю глубины. Еще до ухода он сделал абстрактно названный авангардный сольный альбом [1], тогда же записал (но не выпустил) совместный сингл с Джими Хендриксом; как ударник, помогал в выступлениях и записях Кевину Эйрсу и его группе Whole World; объявился на диске BananaMoon Дэвида Оллена.

В декабре 1971 года он вошел в состав группы Matching Mole (французский перевод названия Soft Machine) с басистом Биллом Маккормиком, гитаристом Филом Миллером и клавишником Дэвидом Синклэром, которого позже сменил Дэйв Макрей. До момента своего распада в конце 1972 года ансамбль выпустил два альбома [2] и [3], сделанных по всем стандартам кентерберийской музыкальной сцены. Первый из них звучал более пасторально , и , хотя инструментовка более напоминала группу Egg, атмосфера его была задана вокалом Уайетта. Второй альбом был существенно выразительнее; сделанный с Робертом Фриппом в качестве продюсера и Брайеном Ино на синтезаторах, он находился где-то на перекрестке между Hatfield & The North, Soft Machine и Gong. На этих альбомах Уайетт дал волю своему мифосокрушительству и сарказму в адрес тех, кто слишком серьезно воспринимает слова песен. Особенно знаменитой была песня Signed Curtain, текст которой комментирует назначение и построение самого произведения: «А вот это припев, или, возможно, просто изменение тональности. Не обращайте внимания, оно вас никак не коснется; и означает только то, что эта песня мне надоела, я потерял в нее веру, так как она не поможет мне поговорить с вами ».

Переукомплектованная группа была готова начать работу к лету 1973 года, но случилось несчастье: Уайетт выпал из окна собственной квартиры и сломал позвоночник. Полгода он пролежал в госпитале. Он знал, что ходить больше не сможет. И все же продолжал писать музыку. Справиться с целой ударной установкой Уайетту было теперь не под силу. Ей на смену пришли клавишные; и конечно, он продолжал петь. Сольный альбом [4] вышел в середине 1974 года и собрал единодушные восторженные рецензии. Некоторые критики называли его самым волнующим и самым недооцененным широкой публикой произведением 70х годов; а в свое время он получил ежегодный приз французской музыкальной академии. Это была работа поразительной глубины и искренности, в которой Уайетт говорил о невозвратимой потере и о надежде, способности к духовному возрождению. Причудливая и оригинальная лирика переплеталась со стандартным ритм-н-блюзом и импровизацией. Незаурядный талант композитора позволил Роберту наполнить свой альбом концепцией и чувством-лейтмотивом. Специфический, заостренный, часто бессловесный вокал Уайетта обрушивался на слушателя, словно ливень, очищающий сердце, как, например, в песне Sea Side. Впечатление от альбома усиливается с каждым прослушиванием.

Продюсером диска был Ник Мэйсон из Pink Floyd, и нелишне напомнить, что в тяжелые для увечного Уайетта времена этот ансамбль провел для него концертный сбор в 10,000 фунтов стерлингов.

Через два месяца Уайетт попадает в английские списки с переработкой старого сингла I Believe группы Monkees, трансляцию которого ведущие телепрограммы BBC Top Of The Pops сопроводили появлением Уайетта в инвалидной тележке. Естественно, ограничение подвижности Уайетта мешало его концертным выступлениям, первое из которых в атмосфере восторга и энтузиазма поклонников состоялось в сентябре 1974 года в лондонском театре «Друри Лэйн», а затем Уайетт выступил в паре одобренных прессой концертов с Henry Cow.

Третий сольный альбом [5], инструментальная по большей части пластинка, на которой Уайетта сопровождали многие известные авангардные джазмены, был выпущен в сентябре 1975 года и оказался несколько разочаровывающим относительно своих предшественников. После его выпуска Уайетт прекратил записываться почти на пять лет.

«Другие интересы вышли на первый план. Я уже не мог вести нормальную жизнь музыканта - разъезжать стало слишком тяжело. Романтические мысли о своей значимости и неповторимости как музыканта прошли у меня довольно быстро. Другие вещи, совсем не связанные с моей профессией, стали для меня более важными. Я разговаривал с серьезными людьми о реальных жизненных проблемах, начал думать о происходящем на нашей планете, и мир рок-н-ролла показался мне таким крошечным...»

Это парадоксально, но , не имея возможности подняться с инвалидной коляски, Уайетт стал намного активнее. Он набросился на книги, по несколько часов в день слушал радиостанции всего мира, в том числе Москву и Гавану. Результатом поиска более эффективных, чем рок, способов воздействия на мир было вступление в 1978 году в коммунистическую партию.

Его сформировавшаяся общественная позиция получила свое отражение в альбоме [6], который появился в свет осенью 1980 года одновременно с синглом, на котором были напечатаны испанская песня Canaimera и песня чилийской поэтессы Виолетты Парра Aracuoa. Кроме них, на альбоме есть песня протеста из репертуара американской блюзовой певицы Билли Холидей, еще одна - из репертуара модной группы Chic; юмористическая баллада Айвора Катлера и, наконец, исполненная без музыкального сопровождения американская песня времен второй мировой войны о подвиге Советской Армии. Уайетт планировал записать даже пластинку без собственного вокала: поэму Питера Блэкмена «Сталинград» и песню в исполнении ансамбля Dishari, самодеятельного ансамбля бенгальских рабочих из Ист-Энда.

Осенью 1982 года он выпустил синглом песню Shipbuilding, сочиненную вместе с Элвисом Костелло и композитором Клайвом Лэнгером. Когда сингл вышел , и нужно было писать о нем отзыв, критик Денни Бейкер, которому это было поручено, признавался: «Черт возьми, мне почти нечего писать об Уайетте: он не дает интервью и почти отказывается от всяких встреч с журналистами. А о сингле можно сказать следующее: это блестящая, мастерская работа с профессиональной точки зрения. И эта запись - явление общественного порядка, поскольку она отметила поворотный пункт в массовом отношении к нашей бравой войне на Фолклендах».

За исключением кратковременного появления в рождественском концерте 1982 года группы Raincoats, он избегает концертных выступлений.

Состояние здоровья сильно ограничивало амбиции музыканта, однако ритм студийной работы не снижался. Уайетт выпускал синглы в помощь бастующим горнякам и Намибии, отметился в благотворительном саундтреке к фильму «Животные» 1982 года. Работы (10) и (12) оказались на уровне его лучших стандартов.

Минидиск (13) Уайетт записал в домашней студии на четырехдорожечный магнитофон - не удивительно, что музыка напоминает, скорее демо-запись.

Альбом [8] - саундтрек. На диске [9] соединились таланты Уайетта, поэта Адриана Митчелла и трех бывших членов Henry Cow Катлера, Купер и Ходжкинсона. Альбом посвящен забастовке английских горняков , и вся выручка с его продажи пошла в фонд помощи бастующим.

Дискография:

Robert Wyatt
The End Of An Ear (CBS 1970)
Matching Mole (CBS 1971) A/B:2
Little Red Record (CBS 1972) A:1
Rock Bottom (VRG 1974) *** 1/2
Ruth Is Stranger Than Richard (VRG 1975)
Las Vegas Fandan go (бутлег с концерта 1974 года) (1981)
Nothing Can Stop Us (VRG 1982)
Animals (RTD 1984)
The Last Nightingale (RRD 1984)
Old Rottenhat (RTD 1986) A:1+
The Peel Sessions (SFT 1987)
Dondestan (RTD 1991) A:1;***1/2
A Short Break (миниLP) (VPR 1992)

сборники :
Late 70’3 - Early 80’s (RTD 1985)
Mid Eighties (RTD 1992)


 

Bob_Close   17.08.2005 04:24
Наконец-то у нас в России вышел диск CUCKOOLAND- ROBERT WYATT,
С Гилмором на гитаре. Вся обложка - черновик сессий альбома Роберта -
целиком исписан ссылками на то , что Гилмор играет НА ВСЕХ ВЕЩАХ.
К сожалению в окончательном миксе Гилмора оставили толька на одной Лесной песне.

Хочу добавить, что нигде не нашел на сайте упоминания совместного пения Вайатта и Мейсона на альбоме Майкла Мантлера The Hapless Child - там Роберт поет на фоне речи МЕЙСОНА !!!!!!!!
Мейсон также заявлен там звукоинженером и сводилой!
Альбом у меня есть и там я ещё разобрал сэмплы из УмаГуммы!

 

Drake   27.01.2009 19:50
Кто слышал у Вайетта последний альбом Comicopera? Поделитесь впечатлениями, как он на фоне остальных его альбомов? А то я почитал рецензии в инете, все жалуются, что 2-й акт "проваливается".

 

Drake   15.03.2011 17:10
Drake> Кто слышал у Вайетта последний альбом Comicopera? Поделитесь впечатлениями, как он на фоне остальных его альбомов? А то я почитал рецензии в инете, все жалуются, что 2-й акт "проваливается".
Отвечу сам себе, если на форуме до сих пор никто этот альбом не слышал. Купил альбом, остался доволен. Ничего никуда не проваливается. Вайатт как Вайатт, всё в его неповторимом стиле, есть и политика и латиноамериканская музыка. Из известных людей принимают участие Брайан Ино и Фил Манзанега (оба Roxy Music) и Пол Уеллер (The Jam, Style Council).

 

Muddy_Roger   15.03.2011 18:49
Drake>если на форуме до сих пор никто этот альбом не слышал.
хехе, по-моему, Комикоперу тут на сайте мусолят все три года не переставая:
http://pink-floyd.ru/forum/search.html?param=Comicopera+2007
но ничего убеждающего в том, что это альбом десятилетия, так никто и не сказал.
Провалился в опере не второй, а третий акт, когда Уайатт начинает петь на тарабарских языках чужие стихи. И только посвящение Че Геваре в конце слегка оправдывает революционную структуру альбома.



 

Drake   15.03.2011 22:47
Muddy_Roger> Провалился в опере не второй, а третий акт, когда Уайатт начинает петь на тарабарских языках чужие стихи. И только посвящение Че Геваре в конце слегка оправдывает революционную структуру альбома.
А почему нет возмущения по поводу исполнения открывающей альбом песни авторства Ани Гарбарек? Там и музыка чужая.
з.ы.-Да, кстати, упомянули бы, что ли, что "тарабарские" языки называются испанским и итальянским.

 

Rudolf   24.03.2011 10:16
Флойды лучше всех!!!!!!!!!!!!!!!!!

 

dgilmour   24.03.2011 10:52
Rudolf> Флойды лучше всех!
А как же Агата Кристи? :)

 

Nijama   24.03.2011 21:07
)) Агата тоже лучшая, но только в России.

 

   
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2018. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте