I think
This Spanish music
It sets my soul on fire
David Gilmour (A Spanish Theme)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку



Рецензия на фильм More

Источник: Brain Damage
Автор статьи: Дэвид Кинг
Перевод: Зульфия Ризаева

Статья была опубликована в 40-м выпуске журнала Brain Damage. Поклонник Pink Floyd и подписчик Brain Damage Дэвид Кинг — успешный австралийский писатель, автор аналитических статей, освещающих все фильмы, для которых Pink Floyd писали музыку.

Director: Barbet Schroeder.
Producer: Barbet Schroeder.
Screenplay and Dialogue: Paul Gegauff and Barbet Schroeder.
Script: Monique Giraudy and Janine Everard. Director of Photography: Nestor Almendros.
Music: The Pink Floyd.
Jet Films, 1969.
Stefan: Klaus Grunberg. Estelle: Mimsy Farmer. Wolf: Heinz Engelmann.
Charlie: Michel Chanderli. Cathy: Louise Wink. Henry: Henry Wolf.

Введение

Хотя режиссер More, Барбет Шрёдер, и достиг недавно значительного коммерческого успеха и признания критиками своих фильмов «Одинокая белая женщина» (Single White Female — 1992) и «Поцелуй Смерти» (Kiss of Death — 1995), его ранние фильмы все еще пребывают в полной безызвестности. По сути, будет честнее сказать, что только поклонники Pink Floyd действительно интересуются More и La Vallee — и эти поклонники приложили немного усилий к рассеиванию мрака, окружающего эти фильмы. К примеру, в двух солидных книгах о Pink Floyd утверждается, что More — фильм франкоязычный, когда как на самом деле основной язык фильма — английский (хотя есть сцены не только на французском, но также на немецком и испанском языках).

Другие критики никак не могут определиться, является ли More хорошим или плохим фильмом. Большинство приходят к выводу, что его визуальная часть изящна, но единого мнения относительно других аспектов фильма не существует. Винсент Канбай (Vincent Canby), пишущий в Нью-Йорк Таймс, жалуется, что фильм "произвольно структурирован, но игра превосходна"; Джэн Доусон (Jan Dawson) воспринимает фильм как трагедию, однако отмечает, что Стефан — фигура отнюдь не трагическая; и, наконец, Стивен Шеуер (Stephen Scheuer) в ранней версии «Кино на ТВ» (Movies on TV), присуждает фильму две звезды, но в более поздней версии дает ему четыре. Насколько хорошо музыка подходит к фильму? — вот основной вопрос, интересующий поклонников Pink Floyd. Ниже я попытаюсь на него ответить.

Предпосылки

Найти детали событий, окружающих участие Pink Floyd в записи саундтрека для More, непросто. Николас Шэффнер, например, в книге «Блюдце, полное секретов» говорит просто, что в начале 1969 группа была "приглашена" сочинить полный саундтрек к фильму. В то время как сам Роджер Уотерс предоставляет больше информации: "Мы записали саундтрек для More в качестве своего рода личной услуги для Барбета. Он показал нам кино — которое он уже закончил и смонтировал — и объяснил, что он хотел; и мы только пошли в студию и записали музыку. " Слова "личная услуга" ясно указывают на некие дружеские связи между Шрёдером и группой. Неясно, однако, были ли какие-то диалоги между Шрёдером и Pink Floyd впоследствии, в то время как они записывали музыку.

По причинам, которые приведу чуть позже, я сильно сомневаюсь, что Шрёдер всегда придерживался точки зрения Pink Floyd относительно выбора музыки для сопровождения определенных сцен. Если это так, то есть поразительная вероятность того, что Pink Floyd могли не знать о подобных отклонениях. Рик Райт, например, признает в одном из интервью, что никогда не видел законченного фильма. Как бы то ни было, музыка к фильму была завершена через восемь дней, и каждому члену группы заплатили по 600 фунтов за работу.

Шэффнер приводит цитату Уотерса о процессе сочинения музыки для фильма: "Его нельзя сравнить с написанием музыки для себя: процесс намного более торопливый, и прилагается меньше усилий". Я не думаю, что из этого следует вывод, что музыка саундтрека Pink Floyd небрежна. Напротив, я считаю, что состояние, когда присутствуют визуальные образы, накладывает позволяющие работать быстрее ограничения, которые в обычном случае группе приходилось бы создавать самостоятельно.

Сюжет и музыка

Начало More чрезвычайно поразительно: кадры, направленные прямо на солнце. Как только появляются заглавные титры, камера передвигается на солнце, которое, в свою очередь, сияет, исчезает в облаках перед появлением снова и так далее. Солнце — доминирующий символ фильма. Это — то, что может одновременно дать и уничтожить жизнь. Как можно было ожидать, музыка, сопровождающая эти первые кадры — Main Theme («Главная Тема»). Колеблющийся орган и зловещие эффекты хорошо отражают два важных настроения позже в фильме.

Следующая сцена обеспечивает сильный контраст. Мы видим не солнце, а дождь, и Стефана, героя, пытающегося добраться автостопом до Парижа. В отчаянии, он держит табличку для проходящих машин. В этот момент, появляется в виде надписи на экране следующее сообщение (от режиссера):

25 ноября 1964, в Танжере я посетил похороны
Ханса Д, друга, который умер днем раньше, в возрасте 24 лет.
С одобрения его семейства, я попытался восстановить
последние шесть месяцев его жизни, собрав вместе так много информации,
сколько я смог извлечь из его дневника, заметок и воспоминаний его
друзей.
P.S. Может быть, история Ханса оградит других от подобной участи.

В этот момент водитель грузовика останавливается и подвозит Стефана. Мы слышим голос за кадром: "Я закончил мои занятия в мае. Я хотел жить. Я хотел сжечь все мосты, все формулы. И если я сам был сожжен, это было тоже хорошо. Я хотел быть согретым. Я хотел солнца, и я пошел за ним. "

После того, как водитель грузовика высаживает Стефана, мы видим его в баре, играющего на деньги в карты с типом, которого, как мы узнаем позже, зовут Чарли. Непосредственно здесь, однако, есть головоломка: музыка, играющая на заднем плане — Ibiza Bar — но, конечно же, Стефан еще не находится на Ибице. Это противоречия из тех, о которых я говорил выше. Подобные несоответствия наводят меня на мысли, что Шрёдер предоставил себе свободу действий в соотнесении музыки Pink Floyd с различными эпизодами. Невзирая ни на что, текст в этой версии Ibiza Bar более четкий, чем в альбомной версии саундтрека.

Стефан поигрывает значительную сумму денег Чарли, но последний спокоен и фактически скоро оказывает дружескую поддержку Стефану. Выясняется, что и у Чарли есть денежные затруднения; вскоре они планируют ограбить дом вместе. Следующая сцена, все-таки не грабежа, на вечеринке, где Стефан встречает женщину, которая должна символизировать его личное солнце, Эстель. («Эстель», конечно, означает «звезда».) Музыка, играющая на заднем плане — The Nile Song — текст которой фактически пересказывает историю фильма (хотя ссылка на Нил исключительно причудлива, и, вероятно, присутствует там, потому что слово «Nile» легко рифмуется с другими в песне). Как только Стефан заметил Эстель, мы слышим его голос за кадром: "я влюбился с первого взгляда". Затем музыка сменяется на Seabirds — не вошедшую в альбом композицию. Достоверно неясно, почему песня была пропущена, но это — конечно же, одна из "броских" композиций Pink Floyd. Для тех, у кого нет песенника Pink Floyd, текст Seabirds следующий:

Mighty waves come crashing down
The spray is lashing high into the eagle’s eye
Shrieking as it cuts the devil wind, is calling sailors to the deep
But I can hear the sound of seabirds in my ear
And I can see you smile
Surf is high an’ the sea is awash
an' a haze of candy floss, glitter and beads
Rock that we sat on and watched in the sun
That was hot to the touch
And the sea was an emerald green
I can hear the sound of seabirds in my ear
And I can see you smile
Surf comes rushing up the beach
Now will it reach the castle wall and will it fall
Catfish dappled silver flashing
Dogfish puffing bubbles in my deep.

Каждый куплет песни сопровождается заграждением звуков гитары и барабанов, которые не только фиксируют "разрушение с грохотом" "могущественных волн", но также и эффектно контрастируют с вокалом Роджера Уотерса в припеве. Эта инструментальная особенность не сохранена в возможно единственной известной кавер-версии песни от Langford and Kerr. Кстати, факт, что позже в фильме камера тратит некоторое время на скопление морских птиц, кажется, поддерживает мою догадку выше: что Шрёдер оставил часть оригинального соответствия музыки Pink Floyd с сюжетом. Первый куплет, который мы слышим, номер три; затем, после припева, мы слышим то, что, возможно, является повторением второго.

Несмотря на факт, что Чарли предупреждает Стефана об Эстель, мы скоро видим, что Стефан болтает с нею в кухне. Тем временем, Чарли крадет деньги из ее кошелька, который она оставила среди других вещей гостей вечеринки. Вскоре Чарли вынуждает Стефана уйти с ним и сообщает ему, что ограбил Эстель, дождавшись пока они будут далеко. Стефан немедленно хочет вернуть ей деньги — 200 франков, но Чарли удается убедить его, что он может сделать это позже. Музыка, сопровождающая уход Чарли и Стефана, также отсутствует в альбоме и является разновидностью или импровизацией, с доминирующим органом и бас-гитарой, на пассаж Main Theme.

После сцены грабежа — Стефан и Чарли используют стеклянный резак, чтобы открыть окно богато обставленного дома – действие переходит в квартиру Эстель. Стефан говорит, что он пришел, чтобы возвратить украденные 200 франков, но затем признается, что на самом деле он только хотел вновь ее увидеть. Эстель не совсем не польщена намерениями Стефана. В то время как они говорят, она лениво включает свой кассетный магнитофон, и мы слышим Cymbaline. Версия песни снова отличается от альбомной. Для начала, вокалы спеты Роджером Уотерсом, а не Дэвидом Гилмором ("Gilmore" – случайно написано в титрах); также инструментальная кода намного более длинна. Главное различие, тем не менее — то, что вместо слов " the tightrope reach the end? Will the final couplet rhyme?", мы слышим лирически более слабое " Standing by with a book in his hand/It’s an easy word to rhyme ".

В то время как Эстель переодевается, Стефан смущенно исследует ее квартиру. Он скоро обнаруживает запас марихуаны и наивно спрашивает Эстель, что это. Эстель быстро скручивает косяк, который она разделяет со Стефаном. Ее забавляет, что его первый затяг вызывает только кашель. Она показывает ему правильный способ вдыхать, и искусно, ритм ее вдыхания соответствует мерцающему пульсу звука к концу Cymbaline. Без сомнения, Pink Floyd записывали Cymbaline именно для этой сцены. Стефан замечает, что марихуана не имеет никакого эффекта на него, что он не чувствует вообще ничего; лежа около него на кровати, Эстель закрывает его глаза — символический акт — и говорит " ты почувствуешь". Вскоре Стефан находит на руке Эстель странный шрам. Она объясняет, что раньше она принимала героин, и что шрам является результатом инфекции, вызванной грязной иглой. Стефан потрясен этим, но беседа скоро сводится к Ибице, где Эстель намеревается провести лето. Она приглашает его поехать с нею. Он соглашается, но только после того, как он закончил свое «дело».

Следующая сцена — Стефан на пароме на Ибицу. Прибыв, он входит в бар выпить чашку кофе и спросить адрес "Вольфа", у которого Эстель должна была остановиться. Музыка, сопровождающая эту сцену, еще один (короткий) инструментал, не вошедший в альбом. С преобладанием «бряцкающего» звука гитары, его мелодия мало чем отличается от коды Cymbaline. Он также характеризуется необычным видом “waa-waa” эффекта гитары, который также присутствует в Seabirds, но, насколько мне известно, не используется Pink Floyd где-нибудь еще.

По приходу в гостиницу Стефан узнает от дежурного, что Эстель не ожидает его, и что ее нет в отеле уже два дня. На заднем плане звучит версия A Spanish Piece. Она отличается от альбомной не только отсутствием вокала Дэвида Гилмора, но также и игрой на мандолине (и вновь, это единственный случай, когда Pink Floyd ее используют). Оказывается, что отель принадлежит Вольфу; поэтому, узнав адрес Вольфа от дежурного, Стефан направляется к нему. Он находит Вольфа, играющего в бросание ножа с друзьями. Стефан выпивает с Вольфом, и спрашивает его (по-немецки) об Эстель. По дороге к Эстель Стефан останавливается в уличном кафе, где один человек, Генри, дает ему "пурпурное сердце", и предупреждает его о Вольфе, который, как мы узнаем позже, является главным распространителем героина на острове.

Придя в отель, Стефан находит ее уже там. Она приветствует его прохладно, но постепенно тает, лаская его руку. В этот момент к ним ненадолго заглядывает Вольф; Стефан реагирует ревниво. Он спрашивает Эстель, может ли он остаться с нею. После нескольких слабых оправданий, она прямо говорит ему, что он действует ей на нервы. Однако ее настроение скоро вновь меняется. Она приносит извинения Стефану, и приглашает его лечь на кровати рядом с нею, говоря: "Делай что хочешь. Я предупреждаю тебя. Я не буду двигаться. Я не буду даже думать об этом."

Следующая сцена: Эстель и Стефан после занятий сексом. Здесь я собираюсь выдвинуть дикое предположение, что первоначально здесь была сцена анального секса, но что затем ее решили вырезать. (Известно, что первоначальная версия фильма была четырьмя минутами дольше, чем итоговый релиз.) Причина, по которой я это утверждаю, не только в чувстве «редактированности» сцены, но также и потому, что слова Эстель выглядят так, как будто зрителя пытаются предупредить, что здесь произойдет что-то нетрадиционное. Наиболее важно толкование Up the Khyber как раз в том направлении, которое я предлагаю. Для начала, «Khyber» — рифмующий сленг Кокни для «задницы». Кроме того, в композиции присутствуют части, где слышатся подталкивающие удары фортепьяно, подобный биению сердца барабанный бой (и посткоитальный коллапс звука в конце!). «Khyber», конечно же, никакими ассоциациями с хиппи не связан, как то утверждают последние книги о Pink Floyd. Up the Khyber все равно появляется в фильме, но позже, и в версии, значительно отличающейся от той, которая нам знакома (и она, возможно, была отредактирована).

Стефан вновь спрашивает Эстель о Вольфе; она уклоняется от вопроса, приглашая его на вечеринку этой ночью. На вечеринке она тепло приветствует Стефана. Музыка на заднем плане — The Party Sequence, но она намного более выразительна и развита в сравнении с альбомной версией. Для начала, она намного длиннее. Также, в ней присутствует энергичная и мелодичная игра на гитаре (таким образом объясняется присутствие Дэвида Гилмора в списке авторов). Темп трека изменяется в зависимости от происходящих событий. Музыка совсем прекращается, когда трубку с опиумом передают по кругу; однако затем снова возобновляется. Кэти — которую Эстель представляет как свою подругу (girlfriend — она ей и оказывается в буквальном смысле) — остерегает Стефана от распития алкоголя после опиума. Он игнорирует этот совет, и скоро становится агрессивным с Эстель, ударяя ее по лицу. Несмотря на его колкости о ее отношениях с Вольфом, вскоре они вдвоем в комнате. Утром, однако, Эстель уходит. Стефан, найдя записку на подушке, выходит на улицу. Все, что остается от The Party Sequence — одиночное медленное бонго.

В следующей сцене мы видим Стефан и Эстель, гуляющих по побережью. Он пытается убедить ее переехать с ним в дом на другой стороне острова, который он снял. Эстель волнуется, как среагирует Вольф на этот план. Тем не менее, она соглашается и разрешает Стефану забрать ее в 3 утра. Мы скоро видим, как она торопливо собирается и прячет в нижнем белье некий сверток, что, как позже выяснится, окажется героином Вольфа. В то время как они уезжают, они встречают на улице Вольфа, озлобленного таким поворотом событий.

Следующие несколько сцен: жизнь Стефана и Эстель на другой стороне острова – они плавают, загорают и курят косяки. Стефан также рассказывает Эстель о членах Калькуттского культа, поклоняющихся солнцу, смотрящих на него до тех пор, пока не ослепнут. Вскоре после этого звучит Green is the Color, она многозначительно заканчивается строкой “Sunlight on her eyes...” Пока звучит песня, Стефан сидит на скале, а Эстель танцует в белом платье (как можно предположить и из текста песни). Версия композиции, кажется, та же самая, что и на альбоме; ее задумчивость хорошо подходит действию, но чувствуется, что беда уже близко.

После этого голос за кадром говорит нам, что Эстель боится выходить из их дома. Возвращаясь с рынка, Стефан слышит разговор в доме. Он останавливается, чтобы послушать. Внутри Эстель и Кэти занимаются любовью и говорят о героине. Когда Эстель выходит, Стефан задает ее несколько наводящих вопросов. Эстель переводит тему на разговор о Кэти, что она волнуется о Кэти и что Стефан должен заняться любовью с нею. Что он и делает, и вскоре Эстель присоединяется к ним.

Следующая сцена: Стефан возвращается в дом. Он ищет Эстель, и скоро видит ее на скалах у моря. Она ни на что не реагирует (он не знает, что она только что приняла дозу героина). Он относит ее в дом, однако он вскоре выясняет, что она сделала, и он в ярости. Эстель клянется, что она не будет больше принимать героин. Вскоре впоследствии они вместе курят опиум, обсуждая образ жизни хиппи по сравнению с героиновыми наркоманами. Quicksilver сопровождает эту сцену, и ее безмятежность подходит к спокойной атмосфере момента. Музыка заканчивается в тот момент, когда Эстель выключает магнитофон – это выглядит просто создающим настроение музыкальным фоном, показано, что это то, что Стефан и Эстель на самом деле слушают. Эффект должен придать фильму ощущение реальности.

Эстель вскоре пробует уговорить Стефана принять героин. Сначала он рассерженно отказывается, но когда она спрашивает его, не струсил ли он, он позволяет ей приготовить дозу для него. Свой первый укол он описывает как "фантастический", и, несмотря на предупреждения Эстель, он повторяет. На сей раз ему становится плохо. Но, решив не останавливаться на неудачной попытке, если можно так выразиться, он колется в третий раз. Позже мы видим его и Эстель, изучающих ртуть, хлюпающую в блюде. Музыка, снова, является Quicksilver, и, учитывая, что “quicksilver” — старое название ртути, можно не сомневаться, что Pink Floyd предназначали Quicksilver для этих кадров.

С этого момента фильм становится немного фрагментарным — без сомнения, с целью отобразить, что происходит со Стефаном. Показывают, как Стефан и Эстель едят; затем Стефана, курящего косяк, в это время звучит отрывок Cirrus Minor. Музыка начинается со слов " Waving to the river daughters", и когда вокалы развиваются в выразительный отдаленный звук (на словах " On a trip to Cirrus Minor/Saw a crater in the sun "), камера медленно изменяет масштаб изображения в эффективной синхронизации. Обратите, кстати, внимание на символическую важность слов «кратер на солнце». Роджер Уотерс, возможно, намекает на темноту в основе каждого «легкого» опыта.

Следуя фрагментарному стилю этой части фильма, Стефан и Эстель готовят своего рода наркотический коктейль из разной мешанины, мускатного ореха, банановой кожицы и "Бензедрина". От него они становятся дикими. Они выбегают из дома и танцуют, и затем Стефан — подобно Дон-Кихоту — нападает на ветряную мельницу, изображенную на обложке альбома, объявляя ее врагом. (Вероятно, это не совпадение, что фамилия Эстель "Miller" — Мельник.)

Стефан повреждает ногу при борьбе с ветряной мельницей, так что теперь Эстель должна ходить за покупками на рынок. Ее скоро схватывают люди Вольфа. Вольф прямо ставит ультиматум: или они платят за героин, который она украла — он предлагает, чтобы Стефан работал в баре — или же он примет меры, чтобы власти посадили их тюрьму на несколько лет. Эстель возвращается тем вечером и находит Стефана, отчаянно нуждающегося в дозе.

После того, как Эстель делает ему инъекцию героина, она объясняет ситуацию, и Стефан неохотно соглашается сделать то, что хочет Вольф. Вскоре, мы видим, что он работает в баре, разливая апельсиновый сок и осторожно распространяя фасованные дозы героина. More Blues играет на заднем плане, и несмотря на уныние Стефана, я уверен, что Pink Floyd предполагали, что в данной сцене будет звучать Ibiza Bar. Кроме того, что песня не сопровождает ни одной из сцен бара на Ибице, текст Роджера – в особенности, "I’m so afraid of mistakes that I have made" — очевидно указывает на ситуацию Стефана.

Crying Song звучит фоном во время возвращения Стефана домой. Я не совсем уверен, однако, что она соответствует сцене. Безусловно, Стефан действительно "поднимается и поднимается ", но он поднимается по лестнице, и нет соснового откоса, на который намекается в песне. С другой стороны, медленный темп части наводит на размышления об усталости "конца рабочего дня". Песня продолжается, в то время как он переодевается. Эстель рисует картину и, подобно Стефану, находится в плохом настроении. Когда она выходит из комнаты, Стефан нажимает кнопки на ее магнитофоне, и звучит версия Up The Khyber, упомянутая выше. В этой версии преобладает орган, и звук фортепьяно полностью отсутствует. Если моя более ранняя догадка о Up The Khyber правильна, то Шрёдер мог использовать как бы повтор инструментала, противопоставляя нынешнюю ситуацию Стефана и Эстель с тем, что было тогда.

Без ведома Стефана, Эстель делает себе инъекцию героина — под язык. Стефан разъярен, что она кололась самостоятельно и за его спиной... До того было показано, как они пытались избавить себя от героинозависимости, используя ЛСД (который в начале 60-ых применялся для лечения алкоголизма). После «путешествий», они ловят такси и едут к морю, где они сидят на утесе и поют нараспев. Именно эта сцена является оборотной стороной обложки альбома More. Чтобы передать их галлюциногенное состояние, Шрёдер снова использует Quicksilver, показывая на сей раз фотоснимки таких вещей, как увеличенные листья и крылья бабочки. На Стефане трип сказывается положительно, но для Эстель наоборот – она видит в Стефане дьявола. Однако после того как воздействие затихает, они говорят себе, что они свободны от героина.

Снова в баре, мы снова слышим вариацию Main Theme. Благодаря ЛСД, Стефан испытывает новое чувство родства с людьми вокруг него — даже Вольфом. Возможно, поэтому Стефан не тревожится, оставляя Эстель поговорить с Вольфом наедине. Как только он возвращается в их комнату, однако, он задается вопросом, как он мог быть настолько глуп. The Dramatic Theme звучит в то время, как он безостановочно ходит. При условии, что Pink Floyd действительно предназначали Dramatic Theme для сопровождения этой сцены, в голове у Стефана, без сомнения происходит «драма», поскольку он вновь колет героин.

Голос за кадром. Мы узнаем, что сейчас зима, и что и Стефан и Эстель вновь на наркотиках. Звучит реприза Главной Темы, голос за кадром акцентирует что, как героиновые наркоманы, они — изгои их собственного микрообщества. Скоро, однако, приезжает Чарли. Поскольку он повторяет Стефану свое предупреждение об Эстель, снова звучит повторение. На сей раз Green is the Colour, который в некотором смысле является мелодией Эстель. Но где Эстель? Стефан ищет ее в их жилище, и даже спрашивает прохожих о ее местонахождении. Но она возвращается только поздно вечером, отчаянно нуждаясь в дозе. Стефан, однако, не разрешает ей, пока она не скажет ему правду о ее отношениях с Вольфом. Оказывается, что она регулярно спала с Вольфом, хотя она и не любит его.

Фильм теперь почти закончен. Чарли входит и спрашивает, что за шум. Стефан просто отвечает, что Эстель ушла. Озадаченный унынием Стефана, Чарли спрашивает его, не этого ли он добивался. Стефан отвечает "нет, этого хотел ты" и немедленно выходит искать Эстель. Он идет к Вольфу, но Эстель не появляется. Сталкиваясь с Генри, он просит немного героина, объясняя, что он избавился от всего, что связано с героином. Генри дает ему две дозы, предупреждая его быть осторожным и не принимать обе сразу. Но Стефан немедленно готовит обе дозы. Последний раз, когда мы видим его — то, как он падает на улицу, мертвый. Голос за кадром сопровождает процессию похорон (присутствуют Чарли и Генри). Мы узнаем, что островитяне подумали, что он совершил самоубийство, поэтому они не хоронят его по религиозным обрядам. Нам также говорят, что хотя сейчас и зима, но солнце сияет. Последний кадр — солнце.

Я считаю, что More — превосходный фильм, и читатели должны использовать в своих интересах тот факт, что видео все еще доступно (в Америке на лазерных дисках и во Франции на SECAM видео). Кроме того, фильм подтверждает лживость утверждения, что в архивах Pink Floyd не осталось почти ничего, что покупающая записи публика еще не слышала. Кроме Seabirds и инструменталов, которых нет на альбоме, в фильме можно услышать дополнительные версии Cymbaline, The Party Sequence и Up the Khyber. Как я сказал выше, фильм создает атмосферу, в которой проявляется все лучшее, что есть в Pink Floyd; и More — замечательный пример того, насколько поразительным может быть их саундтрек.

More (15 фото)
 

Оригинальная обложка "More" (EMI) Обложка альбома "More" (Harvest) Обратная сторона обложки (Harvest)
Обложка CD "More" Обратная сторона буклета CD "More" Фотография из буклета к CD "More"
Фотография из буклета к CD "More" (#2) Фотография из буклета к CD "More" (#3) Фотография из буклета к CD "More" (#4)
Фотография из буклета к CD "More" (#5) Фотография из буклета к CD "More" (#6) Фотография из буклета к CD "More" (#7)
Фотография из буклета к CD "More" (#8) Фотография из буклета к CD "More" (#9) CD "More"

 

  русское порго смотреть онлайн  
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2018. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте