Who was broken by trained personnel.
Roger Waters (Dogs)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку



Overlooking the Rhine

Автор статьи:  Gregory Vasilyev

It’s a miracle

Афиша концерта Уотерса в Берлине Билет на концерт в Берлине я купил в первые дни после их поступления в продажу, и подарил себе три месяца ожидания и беспокойства. В принципе, как выяснилось позже, билеты продавались практически вплоть до самого мероприятия, и можно было и не спешить, но, памятуя о гилморовских sold-out-ах, решил все же подстраховаться. Но вот срок ожидания истек, наступило 8 июня.

В 5 утра изрядно помятый и не выспавшийся я прибыл на центральный вокзал Берлина – новенький и ультрасовременный. Что делать фанату Pink Floyd и Роджера Уотерса в немецкой столице? – Идти на Potsdamer Platz, на которой проходил памятный концерт 1990 года. Обхожу вокруг Бундестага, прохожу мимо тех самых Бранденбургских ворот: кругом все перекрыто и перегорожено, монтируются или уже стоят огромные павильоны и открытые студии, где будут показываться, а после обсуждаться матчи стартующего завтра Чемпионата. Но вот, судя по уличным указателям, я на Potsdamer Platz... Моему удивлению нет предела – площадь – это небольшой оживленный перекресток, а кругом современные высотные постройки, возведенные на месте бывшей полосы отчуждения. Одно из центральных зданий здесь – SONY Center, где, среди прочего, располагается немецкий офис Sony-BMG Music Publishing Entertainment, той самой, с которой у Уотерса и Pink Floyd контракты. Ну что тут скажешь? Between the Tigris and Euphrates there’s a leisure center now...

So ya...

Амфитеатр Далее долго гуляю по городу, нахожу несколько афиш сегодняшнего события, убиваю время в Историческом музее. В половине пятого все же решаю, что уже пора ехать на место. Городская электричка (С-Бан) отвозит меня на окраину Восточного Берлина, остановка Wuhlheide. Вульхайде – это лесопарк, в центре которого расположен комплекс Киндл-Бюне (Kindl-Buehne), то есть какая-то эстрада. Несмотря на то, что до концерта еще два с половиной часа, от станции в сторону лесопарка продвигаются небольшие группы людей в футболках Pink Floyd, Roger Waters, David Gilmour. Включается стадный инстинкт, я следую за ними. Через 10 минут упираюсь в уже довольно приличную толпу перед воротами комплекса, занимаю «очередь». Передо мной стоит уже человек 500, жаждущих занять места получше. Со стороны комплекса доносятся звуки саунд-чека. Три раза звучит припев Mother, потом кусочек из Have A Cigar без вокала, потом все стихает. Еще около часа проходит в томительном ожидании и изучении футболок окружающих. Немцы в очереди стоят спокойно и терпеливо: давки нет, никто не пытается пролезть вперед. В 18:30 ворота открываются, и народ начинают запускать внутрь.

На входе легкий «шмон» по сумкам – не разрешают проносить напитки в чем-либо кроме тетра-паков и больше литра на человека. Не смотря на указанный в билете запрет на пронос фото-, видео- и аудио-записывающей аппаратуры, на этот предмет досмотра нет. Металлоискатели отсутствуют, карманы никто не проверяет, полиция отсутствует. Народ спешит расположиться на центральной трибуне напротив сцены или же внизу – под сценой; я среди последних – располагаюсь в трех метрах от ограждения, пяти метрах от сцены, чуть правее центра.

Сам комплекс оформлен в виде амфитеатра: трибуны полукругом или подковой возвышаются над танцпартером. Сценическая площадка совсем небольшая. Наверху за трибунами (то есть за спинами слушателей) установлены 6 акустических систем – все для квадрофонического звука.

Сцена На сцене классическая расстановка: слева позади – ударная установка, украшенная английским флажком (понятно, по какому поводу). Перед ней – места для двух гитаристов, одного поющего. В центре микрофон для Роджера, за ним – места для саксофониста и Энди. Справа – клавишные и вокалистки. За сценой большое широкоформатное полотно, как в кино, перед ним – непонятная металлическая конструкция, напоминающая забор. Как выяснится позже, это что-то типа плазменного светового табло.

Пока зрители прибывают, идет настройка инструментов и света. В какой-то момент на сцене появляется Джон Кэрин, помогает настроить свой синтезатор. Публика встречает его появление очень восторженно, он приветливо машет рукой.

Я не рискнул взять с собой фотоаппарат, наверное, напрасно, так как вокруг меня народ усиленно снимал все на цифровые мыльницы. Но у одного человека под сценой все же конфисковали его полупрофессиональный агрегат с внушительной оптикой; он смог получить его только после концерта. Я же тщетно пытаюсь сфотографировать что-то телефоном.

К 19:30 комплекс практически заполнен, народ продолжает прибывать.

В 19:45 на сцену выходят музыканты: без какого-либо пафоса, просто занимают свои места, Роджер среди них. Энди узнать практически невозможно: бородка с усиками, массивные очки. У Гарри Уотерса волосы, похоже, отросли еще больше, борода, которой позавидовал бы и Карл Маркс, закрывает почти все лицо, но все же видно, что чем-то он похож на отца. Дэйв Килминстер, внешне почему-то показавшийся мне похожим на Сноуи, только с темными длинными волосами, выглядит скромно, но гитара у него неспокойного салатового цвета. Все остальное знакомо, как будто 2002 год был вчера. Даже Роджер выглядит, как тогда, уж всяко лучше, чем на последних фотографиях.

Journey back in time

Начало концерта Публика неистовствует. На экране появляются скрещенные молотки. Роджер неспешно берет бас, подходит к микрофону и к восторгу своих немецких почитателей бодро восклицает: «Eins, zwei, drei...» Начинается In The Flesh, по ходу на переднем краю сцены несколько раз вспыхивают фейерверки. Далее следует Mother, в припевах Кэйти Киссун берет беспроводной микрофон и поет свою партию на краю сцены.

Потом Роджер говорит что-то о путешествии обратно во времени, и зрители восторженно принимают Set The Controls For The Heart Of The Sun, под которую транслируется видео ряд, знакомый нам еще по туру 2002. Тут стоит заметить, что в это время солнце еще не село, и довольно светло, из-за чего изображение на экране видно очень плохо. Ян Ричи выходит к краю сцены и играет на саксофоне сопрано.

Mother После играют Shine On You Crazy Diamond, причем за первой частью сразу следует третья (т.н. «тема Сида» в исполнении Сноуи), Килминстер играет импровизацию. В конце Ян Ричи опять выходит с саксофоном вперед, а под конец, не спеша, чинно проходит через всю сцену и удаляется, продолжая играть, срывая аплодисменты. Далее Have A Cigar, в которой поет Роджер, а не Килминстер, причем поет один и явно сам. Песня звучит отлично. Wish You Were Here в привычном исполнении, в конце Килминстер под Гилмора поет фальцетом.

Роджеру выносят стул, сидя на котором он исполняет Southampton Dock и The Fletcher Memorial Home, в последней вокал звучит даже слишком чисто, что опять наводит на размышления о фонограмме, но сам Роджер при этом так старается и усердствует, что хочется верить в то, что поет он сам. В любом случае публика принимает обе песни с неописуемым восторгом.

Perfect Sense На экране появляется звездное небо, звучит отрывок из «Космической Одиссеи 2001» — начинается Perfect Sense. Из-за сцены появляется накачанный гелием астронавт в скафандре. В течение песни он, управляемый при помощи веревочек, пересекает сцену справа налево. Вокал ПиПи Арнольд, как всегда, превосходен. Во второй части Уотерс обращает свой вопрос «Can’t you see?» к разным частям аудитории, стоя то на правом, то на левом краю подмостков. На экране показывается новый ролик, представляющий собой довольно дешевую компьютерную графику, изображающую стадион, на котором происходит пуск торпед, взрывающихся в конце с потрясающим эффектным звуком. По ходу обратил внимание, что в этой песне Гарри, хоть и без микрофона, подпевал отцу: ему явно нравится эта песня, впрочем, как и слушателям.

Следом за этим Роджер представляет следующую композицию – Leaving Beirut. Он довольно долго и подробно рассказывает об истории ее создания, говорит, что повествовательная часть будет представлена в виде комиксов, но тут же высказывает сожаление, что мы ее не увидим из-за солнца. К счастью, уже все-таки немного стемнело, и по ходу Роджер, глядя на экран, восклицает: «И все же видно!». Слушатели очень тепло встречают новую песню, особенно, слова, обращенные к Джорджу Бушу. Ну а Sheep приводит их просто в экстаз. Правда, опять вокал звучит подозрительно качественно. На плазменном «заборе» бежит строка «The Lord is my shepherd, I shall not want...». Финал композиции исполняется в четыре гитары.

Первая часть концерта завершена, музыканты уходят на 15 минут, в ходе которых широкоформатный экран сменяется всем хорошо знакомым круглым Mr. Screen. Тут же стоит отметить, что в первой части шоу большая часть гитарных партий была исполнена Сноуи, Дэйв же больше поправлял прическу, чем играл. Чего не скажешь о второй части: нет, он не стал реже поправлять волосы, но практически все гитарные партии здесь были исполнены именно им, кстати, уже на другой гитаре более приемлемой расцветки.

Dark Side Of The Pulse

Рассказать о второй части можно практически в двух словах – это Dark Side Of The Moon максимально приближенный к альбомному варианту: никаких импровизаций и отступлений... Даже немного обидно, как будто послушал альбом.

Уотерс поет только в куплетах Time, припевах Us And Them и целиком в Brain Damage и Eclipse. За Гилмора поет Килминстер, за Райта – Кэрин. В The Great Gig In The Sky поет Кэрол Кеньон (тоже на краю сцены), начинает как будто неуверенно, но голос ее быстро набирает силу.

Из необычного можно, пожалуй, отметить только On The Run, сопровождавшуюся показом совершенно невнятной видео-последовательности, лично мне напомнившей заставку из Windows Media Player, которая трижды неожиданно прерывалась то проносящимся мимо поездом, то ревом моторов Формулы 1, то автоматной очередью. Под Money шел знакомый нам ролик с рублем СССР и оголяющейся девушкой. Прочие композиции сопровождались показом поверхности Луны, МКС, мозга, пилюль, шагающих ног и летящих часов. В общем, шоу было довольно посредственным, если сравнивать с тем же Pulse. Исполнено же все было, еще раз повторюсь, превосходно и качественно: если бы не голоса, можно было бы сказать, что это в чистом виде альбомная версия.

Does anybody else in here feel the way I do?

Comfortably Numb Музыканты раскланиваются и уходят со сцены. Зал ни на секунду не замолкает, требуя продолжения. Группа возвращается, Роджер благодарит всех за теплый прием, представляет артистов. Ян Ричи меняет саксофон на бас и играет на нем все «бисы». Начинается все со стрекота вертолета. Тут случается небольшой конфуз: Уотерс еще не успел и рта раскрыть, а из динамиков уже несется его голос: «You! Yes you...». То есть это очевидно фонограмма, причем пущенная не синхронно. Уотерс выкручивается из данной ситуации, как может, кричит в микрофон уже своим настоящим голосом то же: «You! Yes you! Stand still, lady!», начинается The Happiest Days Of Our Lives, за ней – Another Brick In The Wall (part 2), где Килминстер играет гилморовскую партию, как по нотам, затем Сноуи импровизирует. После на экране показывают фотографии Веры Линн, зал с удовольствием подпевает песне Vera. Bring The Boys Back Home сопровождается показом фото с берлинского концерта 1990 года, название песни опять пробегает строкой по «плазменному частоколу», и вновь публика очень тепло встречает эту песню, но с началом Comfortably Numb просто взрывается. Партию Гилмора здесь поет Джон Кэрин. Дэйв и Сноуи поочередно играют импровизацию, причем первый опять «ближе к тексту», второй – «вольное изложение». В целом звучит здорово. Пиротехнического колеса в финале не было: были вспышки керосиновых факелов на краю сцены. Роджер (очень довольный) вновь благодарит зрителей за радушный прием, все раскланиваются, машут руками и уходят.

Честно говоря, у меня сложилось ощущение, что я еще раз пересмотрел DVD «In The Flesh», несмотря на некоторые различия в сет-листе, никаких откровений и ничего особо нового, кроме, естественно, Leaving Beirut, я не услышал. Визуальная составляющая тоже не поразила мое воображение. Может быть, я стал слишком придирчивым? Но все же мне кажется, Pulse поставил планку настолько высоко, что ее тяжело будет перепрыгнуть. Ну а у меня в кармане есть еще билет на мюнхенский концерт Дэвида Гилмора. Может, он сможет меня чем-нибудь удивить?

   
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2019. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте