Who was fitted with collar and chain.
Roger Waters (Dogs)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку



The Wall в Варшаве

Автор статьи:  Игорь Курьян

Это был особенный по ощущениям вечер, 19 августа 2013 года: я еду на концерт Роджера Уотерса, в Варшаву. Даже не один, а с Эрикой — своей дочкой. И не просто на Уотерса, а на шоу "The Wall"! На современную трактовку одного из самых пронзительных альбомов и в истории Pink Floyd, и рока вообще. Именно с него в 1984 году началась моя любовь к группе. А дочка моя знакома с этой музыкой буквально с пелёнок. Невероятно: вышел этот альбом едва ли не за двадцать лет до того, как Эрика родилась, но и сейчас, уже вполне взрослая, она ещё имеет шанс увидеть не кавер-версию, а очередное авторское прочтение рок-оратории.

Да здравствуют политические перемены... Хоть что-то от них хорошее. Ведь я в нынешнем возрасте моей дочери впервые услышал "The Wall" лишь на замусоленной кассете. А уж возможность побывать в те годы на концерте кого-то из Pink Floyd можно было приравнять к шансу посетить дно Марианской впадины. Теперь же мы совершенно реально едем на шоу "The Wall". Почти оригинальное шоу. Ведь им верховодит один из участников основного состава Pink Floyd. И содействуют в этом музыканты, трое из которых имеют самое прямое отношение к славному прошлому великой команды. Это и выдающийся гитарист Сноуи Уайт, который причастен к группе ещё со времён работы над "Animals". Сноуи даже участвовал в переломных концертах 1977 года, ставших одним из толчков к рождению эпика "The Wall". Он же играл и в оригинальном шоу в 1980 году, бок о бок со вторым автором альбома — Дэвидом Гилмором. Это и бэк-вокалист Джон Джойс, участник студийной версии (а значит, на сцене будет аж двое вокалистов из того самого "The Wall"). Пел он и в Берлине в 1990-м (там же был и Уайт, как все знают). Вот уже который год Уотерсу содействует великолепный Джон Кэрин, мультиинструменталист и певец, работавший с Pink Floyd с того момента, когда Роджер покинул группу. (Да, как всё изменилось! Ведь Джон когда-то помогал Гилмору, Эзрину, Мэйсону и Райту строить стратегию отпора человеку, с которым он теперь бок о бок плодотворно трудится. Человек этот был категорически против продолжения деятельности Pink Floyd без своего участия. Напомню, что Кэрин не только плотно работал с группой без Уотерса как исполнитель, но и применил силы в качестве сокомпозитора в ярчайшем хите "Learning to Fly".) Короче говоря, всё уже настолько неоднозначно, что я понимаю: мы скорее едем на последнюю версию Pink Floyd, нежели на сольник Уотерса. Тем более, что представлен будет только альбом группы.

Весь путь до Варшавы прошёл в темноте, ведь мы отбыли поздно вечером. Однако в город мы въехали при свете утра. Я уже бывал в Варшаве на Роджере Уотерсе в 2002 году, но так получилось, что автобус тогда проехал по окраине, прибыв к небольшому стадиону почти перед концертом, а сразу после мы направились обратно в Литву. Поэтому города я не увидел тогда. Теперь же автобус прибыл к центральному автовокзалу, и мы сразу же оценили европейский масштаб польской столицы, с её гигантскими зданиями, метро, мощными мостами над Вислой и так далее...

Нам предстояло проболтаться по городу около 12 часов до того момента, пока не начнут впускать на стадион. Погода была неплохой, но время тянулось просто невероятно медленно. Феноменально. С таким медленным течением времени я ещё никогда не сталкивался. Мы пересекли реку, отыскали стадион, обошли его несколько раз, увидев за забором множество флойдовских фур с британскими номерами, шастали под мостами, у берега реки, в Старом городе, местами удивительно напоминающем Вильнюс...

В кафе неподалёку от стадиона, где народ за не очень маленькие деньги с помощью воздушного шара подымали на металлическом тросе в небесную высь, мы услышали берлинскую версию "Another Brick in the Wall" (part 2), с ДиФонзо и Уайтом на гитарах. "Атмосфера ожидания создана", — заметила Эрика. Возможно, в этот день там крутили весь берлинский концерт. Мы этого так и не узнали, поскольку в очередной раз двинулись к стадиону, на этот раз уже с целью дождаться возможности войти вовнутрь.

И вот мы сидим на скамейке неподалёку от внушительного железнодорожного моста, проходящего над широкой рекой. (Насколько мне известно, это старинное сооружение фигурирует даже в сводках Второй Мировой, когда здесь разворачивались ожесточённые боевые действия.) Мы ждём, когда начнут впускать. Сидим и смотрим на титанических размеров Национальный стадион, где уже через считанные часы начнётся незаурядный Концерт. Обращаем внимание, что металлические шпили, расположенные по периметру раздвижной крыши, приподнялись, и уносятся теперь ввысь приблизительно на высоту шестнадцатого этажа. Мимо организованно провели и увели за забор, окружающий стадион, человек пятнадцать детишек возрастом лет по десять. "Наверняка, "хористы", — подумал я. (Так оно и было, как потом выяснилось.) Вдруг фриссон проносится по всему моему телу: изнутри стадиона раздаётся нарастающий рёв пикирующего самолёта, затем — гулкий звук взрыва! Сердце колотится безудержно: "Проворачивание началось!" Тут же мы слышим ещё ряд будоражащих воображение звуковых эффектов, включая грохот вертолёта. Потом всё это повторяется в несколько ином порядке. Очень волнующе! Мы уже не в силах сидеть на месте и в очередной раз направляемся вдоль забора. До начала шоу ещё часа три, а народ уже стекается со всех сторон города. Вот уже начинают впускать. Образуются длинные очереди. Мы пока просто ходим, разглядывая майки с флойдовской символикой, одетые на многих поклонников. В основном это разные вариации на тему "The Dark Side of the Moon" и "The Wall", но у одного я замечаю "Animals", а ещё у одного — "A Saucerful of Secrets". У нескольких — "The Division Bell". Невероятно, но и люди в этих майках, да и вообще вся публика, вовсе не только из категории "кому под пятьдесят". Возраст собравшихся варьируется от лет 14-ти до 70-ти, и при этом самостоятельно приехавшей молодёжи едва ли не больше, чем людей среднего возраста и старше! А ведь на дворе уже 2013-й! Самому альбому "The Wall" уже ни много ни мало — 34 года, а флойдовская история вскоре будет насчитывать полсотни лет. Смотрю на эти полные предвкушения довольные лица и понимаю: "Это наш общий флойдовский праздник. Pink Floyd — это ещё сегодняшний день, это до сих пор не далёкое и безвозвратно растаявшее прошлое! Как же дорог этот момент!"

А из недр стадиона, тем временем, продолжают гулко и величественно доноситься различные звуковые эффекты и протяжённые части песен с эффектным вокалом Уайкоффа или же без него, только инструменты: "In the Flesh?", "Mother", "Goodbye Blue Sky", "Run Like Hell"... От этого атмосфера предвкушения и осознания невероятности момента усиливаются предельно! Помню, перед концертом Pink Floyd в Праге в 1994-м было очень похожее впечатление, когда над немыслимо большим Страховским стадионом послышались классические пинкфлойдовские тэйп-эффекты, а после загудел органный проигрыш из "Poles Apart"...

Наконец мы с дочкой оказываемся внутри. И видим Её — Стену. Я готов зажмуриться, я не верю сам себе, но это не галлюцинация. Помню, как с упоением начинал слушать альбом около тридцати лет назад, как разглядывал некачественную концертную фотку в журнале "Ровесник" 1981 года, как мечтал побывать на концерте "The Wall". Было это приблизительно году в 85-м. Даже не мечтал я тогда, если быть точным. А просто представлял, что "а вот если бы". Ну, знаете, это как мальчишка воображает, что он сможет однажды стать отважным астронавтом и пройтись с фонариком по тёмной стороне Луны... А теперь, представьте себе, он, вдруг, действительно оказывается там, среди этой таинственной манящей темноты, о которой когда-то можно было лишь размышлять! Это, знаете ли, потрясение... Да, я уже слышал целый ряд композиций из "The Wall" в Чехии много лет назад, от самих Pink Floyd в составе Гилмора, Райта, Мэйсона (и того же Кэрина, кстати). И всё это — на безупречном уровне, с потрясающими визуальными эффектами. (Не укладывается в голове: я видел, как Гилмор поёт и играет "Hey You"! ) В той же Варшаве на более скромном стадионе под открытым небом девять лет назад я слышал многие вещи из этого уникального альбома и от самого Роджера. Но я не думал, что когда-нибудь у меня будет шанс побывать не на кавере полного шоу "The Wall", со всем его первозданным размахом и даже сверх того.

Высота Стены метров десять, а её края расходятся почти на всю поперечную ширину стадиона, что составляет явно больше сотни метров. В проломе — чёрная сцена с ударной установкой и клавишными, легендарный круглый экран, прожектора. И всё это на фоне гигантского чёрного "гриба", поднимающегося гораздо выше самой Стены. Надо сказать, размеры стадиона изнутри поражают ещё сильнее. До "потолка" метров сорок! Мы замечаем расположенные по периметру колонки, а где-то в самом верху, сзади справа притаилась огромная модель самолёта... И всё это очень, очень волнует, состояние почти грёзоподобное. Какой-то парень говорит другому по-польски: "Смотри, вот она — Стена! Не могу поверить!" Эрика замечает в его глазах слёзный блеск. Не удивительно!

Народ довольно быстро заполняет всю чашу стадиона, уже почти время начинать, но нам продолжают крутить различную джазовую и рок-н-ролльную классику. Качественно, но лишь через один фронтальный динамик. Конечно, чтобы не сбить эффект от звука предстоящего концерта. Мы занимаем свои места относительно недалеко от сцены, с левой стороны, и ждём (перед этим подняв со стульев рекламки декабрьского концерта "P.U.L.S.E." кавер-группы Brit Floyd). Неожиданно включают "Terrapin" Сида Барретта. Странный выбор! Включать песню одного флойда перед концертом другого... С удивлением обнаруживается, что почти никто из рядом сидящих не узнаёт песни. Это видно по выражениям лиц.

Вдруг... метрах в пятнадцати от нас, слева... я вижу... Джона Кэрина... Он вышел, вероятно, сбоку, из охраняемых подтрибунных помещений, и встал в междурядии, глядя на сцену и при этом попивая то ли кофе, то ли чай. Такое впечатление, что захотел послушать песню Сида! Его, похоже, никто не узнал. Но только не я (хотя, и я заметил не сразу)! "Смотри, Кэрин!" — шёпотом кричу я дочке и в спешке начинаю вытаскивать из сумки взятые на всякий случай вкладыши от компакт-дисков и фломастер. Однако Джон почти в этот же момент направляется туда, откуда не так давно вышел. И план подойти спокойно, без паники, не привлекая ни чьего внимания, срывается. Я запросто мог догнать Кэрина уже где-то около ограждения, но это было бы немного вероломно. И я не стал догонять. Тем более, что цель заполучить автограф от кого-то из Pink Floyd никогда не была для меня cтрастной целью. При этом мысль встретить до или после концерта именно Джона Кэрина мной рассматривалась как вполне реальная. Именно поэтому я взял с собой и книжечки от альбомов, записанных группой без Уотерса, но уже при участии Кэрина. Короче говоря, упустил. Не сильно жаль, но жаль. Интересно было бы поехать на концерт Уотерса, а привезти подпись от одного из авторов почти шедеврального, но записанного без Роджера "A Momentary Lapse of Reason"!

Примечательно, что вскоре мимо нас бодрым шагом прошли и Дэйвид Килминстер, и Роберт Уайкофф, и даже Марк Фенвик. Похоже, их мало кто заметил, поскольку между рядами в этот момент болталось ещё очень много народу, да и не отличались они ничем от этого самого народа. Затеряться при таких по-хорошему простецких данных действительно легко. Думаю, даже более фактурному и всеми узнаваемому Роджеру Уотерсу это бы почти удалось в атмосфере всеобщего ожидания, когда основное внимание — на сцену в проломе Стены...

Когда уже ставшая назойливой прокрутка древних хитов вышла за грань времени, заявленного на начало шоу, народ стал беспокоиться. В характерной манере, выраженной через свист и ор. Эта борьба приблизительно 50-тысячной толпы со звукооператорами длилась минут пятнадцать, в уже приглушённом свете. Наконец, после одного из шлягеров образовалась нестандартно протяжённая пауза. Многообещающая пауза...

И вот, концерт, который почти бессмысленно описывать словами, начался! Это был симбиоз выверенных аранжировок, эмоциональных голосов и интенсивного визуального сопровождения. И мы не просто слушали, смотрели и позитивно впечатлялись. Мы как бы перенеслись в иной мир. Не знаю, как прошли выступления в других городах, но варшавский концерт, по-моему, получился идеальным. Чёткое исполнение, мощный, но прозрачный звук, абсолютная его синхронность со светом и изображением. Перед нами предстало не только успешное шоу в традиционном понимании. В действе ощущалась могучая Сила, стоящая за процессом, управляющая им. Неподдельное величие буквально пронизывало пространство. В сочетании со знакомыми с юности композициями насыщенный видеоряд и продуманный свет и забавляли, и пугали, и нагоняли слезу. Фейерверки рассыпались золотыми и серебряными искрами; где-то за нашими спинами и над головой носились по всему пространству "зала" звуковые эффекты; с диким рёвом пролетал над многотысячной толпой военный самолет и, цепляя Стену, взрывался; чудовищные огромные куклы возвышались и шевелились над сценой; прожектора блуждали по залу в поисках "тех, кто за Стеной", а знаменитая летающая Свинья в итоге медленно приземлялась, отдаваясь на растерзание толпе... Сам главный автор всего происходившего держался бодро, молодо и крепко, с апломбом выдавая Уровень. А Уайт, Кэрин, Уинкофф, Килминстер и другие являлись предельно слаженной поддержкой лидеру, исполнив вместе с ним весь этот разношёрстный и непростой материал без единой ошибки...

Роджер Уотерс не склонен в ходе всего концерта использовать слишком бурное световое сопровождение, но этот рок-спектакль пронизан его актёрской игрой. Сама же Стена в качестве экрана задействована почти всегда. Что вместе с музыкой плотно приобщает и к тому, что хотели сказать вместе авторы альбома более тридцати лет назад, и к тому, что желает донести до нас уже нынешний Уотерс, не зависящий от мнения Гилмора или Эзрина. Как известно, Роджер усилил политический посыл "The Wall", привнёс много новых смысловых идей и даже дописал небольшую грустную песню на злобу дня. К тому же окончательно понял, что выступать на огромных стадионах — не грех. Так или иначе, можно сказать прямо: концерт прошёл без сучка, без задоринки. Только один раз во время "Nobody Home" слегка засвистел микрофон. Не лишним будет заметить, что ненавязчивой изюминкой варшавского шоу стали водящиеся внутри Национального стадиона летучие мыши: пролетая на фоне уже достроенной и светящейся Стены, они привносили в происходящее свой вполне уместный живой шарм.

Интересно, что "Hey You" после антракта начали исполнять в тот момент, когда многие ещё не вернулись на места и на стадионе царила суета. Это придало моменту особенный смысл и эффект, что, по-моему, соответствует оригинальной задумке 1980 года...

Что ещё можно сказать? Я в очередной раз понял, что Роджер Уотерс — куда более добрый и даже наивный человек, нежели циник или прагматик. Каким бы странным и неоднозначным он порой не казался. Ведь эти два часа его шоу заставили волноваться, надеяться, думать о любви, сочувствовать, плакать. Искусственно столь искренних эмоций не вызвать, вне всякого сомнения...

Уже покидая стадион, я умудрился найти на полу последний, чудом не подобранный обрывок эпической флойдовской Свинки. Её всю "рассредоточили" на сувениры, но этот маленький чёрно-белый кусочек словно специально оставили для нас, как памятный знак приобщения к таинству.

Потом мы шли под дождём к вокзалу через огромный мост над широченной Вислой, через Старый город. А после, несколько часов вместе со многими фанами валялись и спали на бетонном полу автовокзала в ожидании утренних автобусов. Всё, мы увидели "The Wall". И возвращаемся усталые, но счастливые. Как возвращаются военные из ответственного, но успешно проведённого марш-броска. Bring the boys (and girls!) back home! Впереди — снова восемь часов в автобусе, но теперь уже при свете дня.

На пути обратно мы cидели рядом с теми же парнем и девушкой лет 17-ти из Каунаса, с которыми ехали и в Польшу. И если сначала я только предположил, что они фаны Pink Floyd, то теперь я это осознал на все сто: значительную часть времени они провели в обсуждении творчества группы, оперируя в том числе и достаточно сложной информацией о флойдах. "Да, не всё потеряно!" — в очередной раз подумал я, подслушивая диалог молодых голосов сзади и глядя на дремлющую рядом 15-летнюю дочку.

Это ещё не конец, теперь я знаю точно...

P. S. Как известно, Роджер Уотерс не первый год катает "The Wall", но ввиду определённого рода сложностей мне не удавалось побывать ни на одном из этих шоу. И уж тем более, с моей Эрикой. Напоследок в этой связи хочу, не вдаваясь в подробности, сказать СПАСИБО огромное нашему Дмитрию Клобукову из Екатеринбурга. Он знает за что ;-) Да, и Томасу Эверсонасу из Вильнюса. Он тоже знает! ;-)

  экстрим купальники видео  
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2018. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте