Something stares and something tries and
Starts to climb towards the light
Pink Floyd (Echoes)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку



Стена. Афины. Часть 2

Автор отчета:  Aeri

Часть 1

Перерыв опять застигает врасплох. Стена освещена и представляет собой десятки имен и лиц тех самых жертв войны. Одни постепенно сменяют других. Разные эпохи. Разные страны, возрасты; пол, национальности не имеют значения. Здесь вся карта мира. Чьи-то дети, братья, отцы. Звучит красивая музыка с объемным женским вокалом и этномотивами на восточный лад. Грустная, но доза чувства выверена идеально — навевает размышления, не уводя от момента.

Роджер Уотерс в Афинах

У людей вокруг яркие живые глаза — шоу заставляет проснуться на все 100. Организация отличная — нигде никаких очередей. Народ массово убывает травить легкие. Я благодарю создателя за то, что я здесь.

Еще 5 минут, и свет гаснет. Погружаемся в Hey You. Глухая стена, все внимание — музыке. ”Open your heart, I'm coming home”, и меня уносит. Пронзающий стон гитары, еле сдерживаю слезы.

Роджер Уотерс в Афинах

Стена достроена, Пинк оказывается в полной изоляции, наедине со своими демонами. За стеной быть невыносимо, кроме боли, одиночества и Теней там ничего нет. Он все еще ищет помощи снаружи. Is There Anybody Out There?

На проекции — широко открытые глаза, взгляд рассеянно перемещается по неясной траектории. Человек смотрит, но не видит. В стене появляется просвет, ровно такой, чтобы приоткрыть Дэйва и Джи, музыка проста и очень искренна. Он только хочет знать — он нужен хоть кому-то... в мире? Прожекторы рыщут по толпе. Но среди масс людей никого для них нет.

Тени самолетов на стене, обрывки фраз из военного фильма в зомбоящике, и вот она, комната. Торшер, кресло, плазма и портретец Мао. Роджер оставил тоску и жалость в прошлом, исполнение Nobody Home немного иронично, теперь он больше обращен к зрителям, ведет своеобразный диалог жестами, и мы все поем вместе с ним.

Роджер Уотерс в Афинах

Крушение сбитого киношного истребителя, Vera и Bring The Boys Back Home. Дети военных встречают своих отцов. Цитата Эйзенхауэра, слова проецируются поверх фотографий последствий войны. Хотя документальные материалы, по правде, щадят нас, сердце все равно сжимается. "Every gun that is made, every warship launched, every rocket fired, signifies in the final sense a theft from those who hunger and are not fed, those who are cold and are not clothed"; громкие слова за авторством фанатика идеологии угрозы, имевшего все шансы разрушить мир. Остается не до конца ясным, почему Роджер выбрал цитату столь неоднозначной фигуры политической арены.

Роджер Уотерс в Афинах

Но... "Time to go_о..." Так что же, есть ли там кто-нибудь, снаружи? Стоит ли рваться в тот страшный мир, приносящий столько боли? Снаружи ответа нет. Пинк погружается внутрь, на глубину, куда сигналы извне не доходят. Comfortably Numb. Безразличность не присутствия становится тропинкой света во тьме боли, он уходит все дальше и дальше от поверхности, реальность настоящего далека, а в глубине бездны... бесконечный покой. Покой, в котором нет разделения, боли, нет ничего, равнина безмятежности, до него не достучаться. Ударная доза наркотика, Стена становится тоннелем.

Роджер Уотерс в Афинах

Пинк возвращается в памяти во время, когда мир был огромен, Бог вокруг, а между вещами не было различия. Радуга детства, где мамина забота и тепло заставляли самую страшную болезнь отступить.

Роджер замирает на время, но словно очнувшись, начинает искать выход, пробуя преграду на прочность. Удар, стена взрывается, разлетаясь на осколки, обнажая нечто потрясающее, что было скрыто за ней.

Роджер Уотерс в Афинах

Пробив Стену в наркотическом бреду, Пинк находит крайний полюс потерянного Света внутри, но... dream is gone, туда не вернуться насовсем, и постепенно тьма берет свое; солнце закрывают растущие черные колонны.

Роджер Уотерс в Афинах

Неоспоримая жемчужина шоу, море рук, люди в голос поют, сидеть-молчать-быть неподвижным невозможно, зал встает абсолютно весь, слезы снова у самого края. Робби великолепен. Роджер вздымает руки к свету и кажется, поднимает с собой весь зал вверх. С появлением Килминстера небо разверзается, лучше быть просто не может. Невероятно красиво, просто непередаваемо. Первый раз — перехватило дыхание.

Не верится, что это вообще происходит... но фантастический момент, частью которого нам посчастливилось быть, действителен и ... Show Must Go On.

Грубая реальность вырывает Пинка из не-бытия. Он возвращается, назад, для финального боя, чтобы встретиться со своим темным альтер-эго и каждым из демонов. Судья решит, кто из них победит.

Из темноты сознания медленно проступает сцена будущего наци-митинга. Кирпичные колонны, свита пешек-припевал, которые, впрочем, отлично делают что им назначено.

С первыми аккордами In the Flesh Pt 2 знамена с молотками молниеносно расправляются, на круглом экране те же молотки в ореоле лучей уже сияют. И мы готовы встретить другой крайний полюс личности Пинка — Тьмы. Флаги, флаги, бесконечные ряды их, над стеной, на стене, в руках у черных пешек; уже знакомый манекен, а раз так — пора бы уже появиться диктатору.

Роджер Уотерс в Афинах

И вот он, собственной персоной. Кажется, что здесь, наконец-то, некогда мало склонная к контролю жажда власти и подчинения Уотерса находит полную свободу выражения, и он, с удовольствием — и весельем — выпускает ее поиграть. Одетый по всей форме, он чинно прохаживается по сцене и приветствует массы скрещенными кулаками. Поначалу не хотелось отвечать тем же, но потом стало забавно; как и вся эта часть — сперва пугающая, превратилась в повод для стебного фана. Летающий порось умиляет несказанно. Черная капиталистическая свинья черного юмора радует от клыков и красных бусинок-глазок до спирально скрученного толстого хвостика торчком. «Татуировки» на ней — "Все будет ок, ты только продолжай соглашаться; Капитализм; Пей Калашникоф водка... Что не так с людьми?, значки-значки-значки, Верь нам, и конечно партизанское — Беги. Они не мы."

Зал снова на ногах, толпа активно манифестирует свою преданность скрещенными кулаками, автомат, и всех нас, чмошников так сказать, простите, наповал!)) Знамена срываются во тьму и это она!!! Run Like Hell! Самая отвязная песнь для всех параноиков, а их было, судя по всему — полная аудитория до последнего! Остатки мозгов вылетели через пулеметные отверстия, и толпа отбивающих ладошки добровольно ушла в отрыв! На Арене, обнявшись, прыгали. Робби снова удивляет диапазоном и эмоциональной наполненностью исполнения. Вспышки проецируемых софитов на наци-сцене, музыка, ритм и единый порыв зала дает такой подъем, что хочется выпрыгивать из себя, но появляющиеся проекции сдерживают, заставляя задумываться. «Oн ничего плохого не сделал, но с утра за ним пришли. Должно быть, кто-то наврал.» ILead, IFollow, IResist, IProfit, ILose... You bettеr run!

Роджер Уотерс в Афинах

Так от чего же нам всем бежать, как клепаным параноикам, со всех ног? Очевидно! Сквозь всю Стену партизанской граффити незримо проходит призыв: «Не будь овцой! Думай Своей головой!» На проекциях — звери с человеческими телами, не важно, из стаи или из стада. Ты приказываешь или исполняешь, следуешь или сопротивляешься... Ты идешь сам или ведом? Кто твои учителя? ILearn.

Роджер Уотерс в Афинах

IBelieve. Мао, Буш и Сталин с макаронинами наушников. Ты вынул затычки с потоком шлака из ушей? Кто принимает твои решения? Кто говорит тебе, что делать? Не позволяй им говорить тебе, что думать.

Ими правят стереотипы — если двое, по-видимому, вооружены — они преступники, надо уничтожить. Но это журналисты с камерами... Чего стала стоить жизнь? Этих двоих будут помнить. А кто управляет тобой? Us not them. «Что не так с людьми?» Crying is ok here. Беги! IFear, Страх Стрoит Стены. You better Run!

Стена рушится и собирается снова и снова, внутри Пинка идет борьба двух сил — тотального контроля и свободы. Там кто-то проснулся, включил свет и ищет выход. Конфликт нарастает, в стене появляются бреши, это уже опасно, все трещит по швам, один должен взять верх иначе рухнет все. И приходит время суда.

Подсудимого уводят в изоляцию до вынесения вердикта. Никто снаружи до него не достучится. Что будет в результате — неизвестно, поэтому, «Прощай, жестокий мир». Все демоны Пинка собираются для финального акта. Waiting For The Worms.

Роджер Уотерс в Афинах

Анимация Скарфа, митинг, молотки... Темная сторона собирает все силы и набирает всю свою мощь, но... Stop!! Что вообще происходит? Он не затем здесь, он ожидает в клетке, потому что должен узнать — был ли Он виновен все это время? Или он — всего лишь жертва жестокого мира и обстоятельств?

И вот — Суд. Роджер остается один в ореоле прожектора, но этого более чем достаточно. Полностью заполняющая стену анимация Скарфа и сильная одинокая фигура создают контрастный гармоничный колорит. Пинк беспомощной куклой валяется у основания Стены. Защиты нет, его будут судить по всей строгости. Темная сторона принимается за дело, подумать только — почти человеческие чувства! Совесть?! Учителю не удалось сделать Пинка пешкой, творческие задатки не позволили загнать в рамки. Он был плохим учеником, не научился порядку и послушанию.

Роджер Уотерс в Афинах

Голоса в голове Пинка заставляют думать, что он спятил, что ж, если так — демон безумия Reg Troll уже ждет в тени, готовый растерзать. Но суд идет. Появляется Жена. О, она полна гнева. Он не сделал ее счастливой, был слишком эгоистичен и даже не мог выслушать ее, занимаясь собой. Подспудное чувство вины превращает ее фигуру в монстра, жаждущего возмездия.

Мамочка обижена, он покинул ее ради своей собственной жизни, но по-прежнему готова опекать хоть до конца дней.

Всем должен! Действительно спятишь... Но — время вердикта.

Что ж. Главный Судья заключает, что Пинк виновен! Виновней всех виновных! Жестокий мир в детстве заставил его строить Стену, но только собственные ошибки и бегство от ответственности сделали ее Тюрьмой. Он сам натворил в своей жизни дел, вляпался по полной и бежал — прятался от ответственности !

Виновен! Писал стишки и проявлял почти-человеческие-чувства! Такие не нужны Тьме.

Так пусть же возвращается обратно и исправляет все, что натворил, как все остальные люди!! Сокрушить стену! Он больше не спрячется! Tear down the wall! Ему не убежать от своих проблем! Tear down the wall! Он будет вынужден повзрослеть! Tear down the wall!! Он будет вынужден научиться отвечать за то, что сделал! Tear down the wall! Он будет вынужден научиться Жить в этом жестоком мире как все!!!

Напряжение до предела, слышится нарастающий грохот... и Стена рушится, обдавая передние ряды стоящих облаком пыли.

Роджер Уотерс в Афинах

В одном из гигов пара кирпичей оказалась в зале, что привело к немедленному растерзанию одного. Народ был сознателен — второй кирпич вернули техникам, а куски картона передавали по рядам назад — чтобы и другим досталось. Да, часть реликвии теперь в России)

Ну вот и конец. Стена пала. Пинку больше не спрятаться от жизни такой, какая она есть. Все то, что заставляло нас в детстве строить Стену — не убило нас, значит с этим можно жить. Взрослея, большинство «нерешаемых» проблем мы создаем себе сами. Пинку придется перестать быть жертвой и, наведя порядок на обломках, заново строить свою жизнь. Приняв ответственность, он обретет силу противостоять жестокому миру; жертва не имеет права голоса, но теперь он сможет отвечать за себя Сам. Он соберет новый дом из кирпичей, и может, снова наполнит его детскими голосами и голосами друзей и дорогих людей. И может даже достучится до чьего-то еще сердца через такую же стену. Так или иначе — он больше не будет слепым.

Роджер Уотерс в Афинах

Outside The Wall. Потрясающие люди стоят перед нами на сцене. Огромная благодарность и хочется их обнять; мы поем, «пошатываясь» в такт музыке вместе с ними, в который раз удерживая слезы. Стучаться сердцем в стены чудаков нелегко, но они делают это снова и снова. Необъятное чувство любви. Один за одним, они уходят. Роджер — последний. Он говорит, что сегодняшний вечер и все мы — в его сердце. Я ему верю.

Аплодисменты, свист и крики наконец затихают, зажигается свет...
Всё.
Ощущения: это было — невероятно. Не-ве-ро-ят-но!!!...

Иду с концерта, чувства неповторимые... В голове почти нет мыслей... Неужели это было? Неужели закончилось? И еще — ...«Беги».
Беги от тех, кто предлагает бананы для ушей. Беги.
Художники, музыканты и иные кровоточащие Сердца — за тебя.
Спасибо, Роджер, ты изменил не одну жизнь.
Мы с тобой, Старый Партизан.
Мы с тобой.

Роджер Уотерс в Афинах

Run!

  видео драки в украинском парламенте  
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2017. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте