We don't need no education
We don't need no thought control
Roger Waters (Another Brick In The Wall II)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку


Pink-Floyd.ru > Публикации > Отзывы > Концерты > Отчеты о концертах Уотерса > Старик Уотерс нас заметил и, песнь поя, благословил!

Старик Уотерс нас заметил и, песнь поя, благословил!

Автор статьи:  Anxious

Итак, типа мечта всей жизни свершилась: Wish U Were Here в исполнении ее непосредственного сочинителя услышана. Но не все так просто, и эмоции, конечно, несколько другие, чем 10-12 лет назад, когда эти песни жгли душу и даже как-то и в чем-то формировали личность, в частности — музыкальный вкус.

Прежде всего, рядом, в кругу общения, уже нет тех людей, с которыми мы слушали и переживали творчество это моей до сих пор самой любимой рок-группы. Во-вторых, конечно, организаторы концерта — полные мудаки. Бедный старина Уотерс! Он, видимо, плохо понимал, какой у нас в стране статус концерта на Красной площади. И он явно не ожидал, что все пространство перед ним будет уставлено стульями с сидящими на них странными людьми с непроницаемыми лицами, которые на протяжении всего концерта чинно слушали песни, призванные пробуждать довольно острые эмоции, вяло хлопали, с мест не вскакивали, рук не поднимали, зажигалок и свечей не зажигали, и вообще такое впечатление, что пришли на концерт не легенды рок-музыки, а на выступление какого-нибудь Крис де Бурга или Лучано Паваротти. Рождер, думаю, был весьма удивлен, увидев, что так называемый танцевальный партер — это весьма отдаленный от сцены угол, из которого очень плохо видно, как группа выступает на сцене. Хорошо, хоть монитор услужливо повесили сволочи-организаторы. Хотя бы с него мы хоть что-то увидели.

Поэтому Уотерс, сочувствуя нам, простым людям и истинным поклонникам Пинк Флойд, коих в этом сомнительном танцевальном партере, несомненно, было большинство, начал выступление с In the Flesh, причем не первой, открывающей "Стену", а со второй, той, что со знаком вопроса. Вопросов, похоже, было немало. I got some bad news for you, Sunshine, доверительно сообщил Уотерс публике. Солнышко, действительно, закатывалось за Собор Василия Блаженного. Дальше музыкант, наверное, сам того не ведая, наехал на сидячую мажор-публику: Are there any queers in the theatre tonight? Get 'em up against the wall!!! Примечательно, что именно in the theatre, потому что сидячий партер как раз напоминал театральный зал, а не рок-площадку. And that one looks Jewish, and that one's a coon. Who let all this riffraff into the room? — лукаво вопрошал седовласый рокер, указывая пальцем в разные части вип-зала — There's one smoking a joint, and another with spots! If I had my way I'd have all of ya shot! Вот так вот! "Была б моя воля, всех бы вас поставил к стенке!" Интересно, понимало ли большинство сидящих перед сценой, о чем о поет? Уотерс явно строил свою программу в расчете на тех, кто хорошо знает и понимает его творчество. Если бы это было не так, он бы не спел вторым номером медленную и серьезную песню Mother, а третьим — Set the Controls for the Heart of the Sun. Это было здорово!

Я пошел на концерт с приятелем Антоном и его девушкой Настей, истинной фанаткой Пинк Флойд. И она плакала эти первые три песни и не могла поверить, что слышит их вживую, здесь, у нас, в Москве! Я уже обругал в пух и прах сидячий партер, а теперь пройдусь и по тому месту, где находился сам. Конечно, мне было радостно видеть худощавых юношей в майках Pink Floyd, каковых я, по-моему, не наблюдал уже на улицах Москвы с конца девяностых. И они, конечно, же пели и подпевали и хлопали и плясали. Но Боже!!! Как их было все-таки мало! Тут было столько совершенно левых людей! Каие-то совершено деревенского вида парень с девушкой (последняя все время ожидания читала журнал 7 ДНЕЙ), которые весь концерт стояли молча и с туповатым видом, явно не понимая, что им тут поют. Сорокалетняя тетенька, вообще, по-моему, впервые услышавшая слово "Пинк Флойд" и задававшая совершенно идиотские вопросы окружающим. Какой-то низенький дядя лет сорока в оранжевой майке, весь концерт простоявший с совершенно непроницаемым выражением лица. Но все это ерунда, в конце концов.

Первая волна единения накрыла нас, когда Уотерс запел Shine on You Crazy Diamond. Весь наш отсек хором подхватил припев, и это было классно. Потом Уотерс запилил Have A Cigar, и стало ясно — после нее последует Wish You Were Here. Неужели это свершится? Свершилось... Но впечатление было какое-то не такое. Конечно, все пели кругом. Я попытался запалить зажигалку, но меня никто не поддержал. В общем, песня меня не задела, потому что исполнена была, хотя и лично Уотерсом, но как-то без души, что ли, как-то наспех. Гилмор ее лучше поет на концертах.

А вот потом последовал блок антивоенных песен лично Уотерса, и это было действительно классно. Прозвучала пара вещей с The Final Cut, самого малоизвестного альбома Флойд, являющегося, по сути, сольником Роджера. Southampton Dock и The Fletcher Memorial. И вот именно в этих песнях Уотерс предстал во всей красе, или можно сказать — в этих песнях и есть сам Уотерс — тонкий интеллигентный лирик, стопроцентный гуманист, великолепный музыкант и (не смейтесь) вокалист. "Вот ради чего ты пришел сюда", — подумалось мне. The Final Cut — это один из самых моих любимых альбомов Пинков, и что интересно, я его слушал еще до всяких Дарк сайдов и Стенок... Песни с этого альбома — своего рода британская авторская песня, нежный лиризм в сочетании с антивоенными манифестами, но в них чувствуется что-то истинно английское, даже толкиеновское что-то. И хрен с ним, что мало кто понимал, зачем здесь эти непонятные медляки — Уотерс пел для меня, и точка. И вообще, пусть приучаются слушать такую музыку.Потом Уотерс немного поговорил с публикой, рассказав о том, как в 1961 году его приютила одна семья в США, и этот случай изменил его жизнь. Но тему эту он почему-то свел к протесту против войны в Ираке, и спел в связи с этим очень красивую, лиричную песню Leaving Beirut, а затем энергетично-психоделическую Prefect Sense. Ну а потом, чтобы публика не заснула, оркестр грянул Sheep, причем старина Рождер лично поблеял в микрофон.

Теперь галопом по второму отделению. В начале исполнения Dark Side произошло знаменательное событие — сердце великого музыканта не выдержало унизительной участи нас, стоящих в танцпартере, и он решил пойти в народ. Я вскочил на плечи к Антону, Антон вскочил на плечи ко мне, а потом мы оба с грехом пополам подняли вверх Настю. В результате каждому досталось по 5-7 сеунд лицезрения живой легенды...

Затем грянула Time, и публика наконец завелась. Надо сказать, что The Great Gig разочаровал. Сыгрался он как-то наспех, да и пела, к моему удивлению, только одна темнокожая чувиха, а ведь на сцене их было трое. А вот потом все — одно за одним — пошло по возрастающей. Левый пипл куда-то делся: то ли свалил, то ли притих, и все вокруг уже танцевали под Money, пели Us and Them и балдели под Any Colour. И вот — кульминация — Brain Damage и Eclipse. Все как во сне и как давным-давно, но все же здесь и сейчас. А потом началось полное неистовство, даже сидячая публика вскочила — Another Brick, Vera, Bring the Boys, а потом — исполнение всех мечт — Comfortambly numb. Мы с Настей держались за руки и пели вместе все слова, а я ведь так давно не слышал этой вещи. Ну что ж, концерт окончен, и мы, окрыленный и просветленные, но очень хотящие пить пошли погулять по ночной Москве, и как же потом было хорошо сидеть во дворике недалеко от гостиницы "Украина", пить пивко возле афиши концерта, на котором только что побывал, и беседовать о музыке, культуре, Пинк Флойд и о многом другом...

Спасибо, Антон и Настя! Спасибо, Роджер! Приезжай еще!

   
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2020. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте