I am just a new boy
A stranger in this town
Roger Waters (Young Lust)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку


Pink-Floyd.ru > Публикации > Отзывы > Концерты > Отчеты о концертах Уотерса > Роджер Уотерс в США 15 июля 2000 года

Отчет о концерте Роджера Уотерса 15 июля 2000 года в Бристоу, США

Автор статьи:  Дмитрий Пантюхин

Итак, я только что вернулся с концерта Роджера Уотерса. Это было замечательно и неповторимо. Но обо всем по порядку.

Сверившись со временем начала концерта, написанным на билете, на сайте Уотерса и на официальном сайте Nissan Pavilion, где были написаны три (!) разных времени начала концерта, а именно: 7 вечера, 7.30 и 8 вечера, решил выехать из дома пораньше, в 5 часов. На концерт мы поехали вдвоем с сестрой. Еще только подъезжая к съезду на улицу, на которой находится Pavilion, еще когда ехали по шестьдесят шестому шоссе, мы уже видели машины, явно направляющиеся на концерт — публика в этих машинах весьма отличалась от обычной — длинные волосы, майки Пинк Флойд и Уотерса, машины набиты людьми — я объясню потом почему.

Свернув на улицу Уэллингтон, через 2-3 километра я увидел вереницу машин, которая заняла всю правую полосу. Машины стояли, люди вокруг ходили, пили воду, играли в бадминтон. Я поставил свою машину в очередь и уже буквально через минуту за мной выстроилось еще 20-30 машин. Времени было уже половина шестого, все машины стояли с выключенными двигателями и из каждой доносились звуки Флойд. Я так понял, что все соревновались в мощности своих автомобильных акустических систем. Мы с сестрой, чтобы поймать нужное настроение, всю дорогу слушали запись передачи Мартина Ландерса, посвященную Пинк Флойд. Старожилы эхи наверняка поймут, о чем я пишу.

Где-то через минут 5 вдруг воздух наполнили звуки, которые явно не могли быть воспроизведены ни одной автомобильной стерео-системой. Со стороны концертного зала доносилась последняя заключительная часть Shine On You Crazy Diamond, громко солировал аналоговый синтезатор. Потом вдруг инструментал оборвали и начали играть Money с середины... Роджер Уотерс прогонял материал перед концертом. Все изменилось вокруг именно после этих звуков — до этого я не верил в то, что еду на концерт Уотерса, мне не верилось ни во что, я на автомате вел машину, совершенно не представляя, что за концерт я собираюсь посетить. Надеюсь, читатели поймут меня — сначала нервотрепка в апреле с покупкой билетов, потом месяцы ожидания и вдруг все закончилось именно в этой автомобильной очереди. Мне пришлось поверить в происходящее. Хотя я до сих пор не очень верю во все то, что видел сегодня.

Без пятнадцати шесть полицейские открыли огромную автостоянку, размером примерно с 10 Красных Площадей, я не утрирую. Машины тронулись и гуськом направились на автостоянку. Регулировщики управляли движением, а так как мы приехали к открытию, то совершенно логичным оказалось то, что припарковался я в первом ряду, первом из сотен рядов и оказался запертым и отделенным от выезда с территории павильона тысячами автомобилей. Надо отдать должное американцам — они в основном очень хорошо водят машины — все построение напоминало парад автомобилей — на огромной скорости из вереницы выезжали машины, поворачивали и образовывали новые ряды. Когда я выключил двигатель, то обнаружил, что от машины впереди меня отделяют 5 см, от машин сбоку — побольше, чтобы можно было бы открыть двери, от машины сзади тоже не больше 5 см. Выехать уже никуда никому нельзя. Все произошло буквально за минуту, на немаленькой скорости под руководством и под окрики регулировщиков в красной форме. Мы с сестрой вышли из машины, и пошли гулять по окрестностям (на самом деле просто походили по автостоянке — машины все прибывали и сотрудники павильона открывали все новые площадки и карманы для машин).

В шесть часов открылись главные ворота Nissan Pavilion и мы прошли через контролеров билетов. Меня вежливо попросили открыть сумку с биноклем, попросили вынуть его и осмотрели — при этом сказали, что некоторые умудряются закамуфлировать видеокамеру под бинокль. Ни фотоаппарат, ни рекордер с фантомным микрофоном пронести было невозможно. Понятно, что бутлеггеры каким-то образом умудряются сделать это, но я все-таки не бутлеггер со стажем, а просто слушатель, поэтому расстраиваться сильно не стал.

Сразу после входа продавали программки — большие черные журналы формата А3 с изображением свиньи на фоне кирпичей — программа стоила 15 долларов и я приобрел одну, тут же оставшись без наличных денег. По счастью, совсем рядом находился банкомат и я добыл из него наличности в надежде купить майку. Увы, надежды эти рухнули, когда я увидел цены. Самая дешевая майка стоила 30 долларов, самая дорогая — пятьдесят (скорей, это была даже рубашка) — я решил, что это не по карману, представил, что это 2 диска хорошей музыки, мне стало не по себе и я решил майку не покупать, а лучше потратить эти деньги на диски. Еще продавался брелок в виде свинки, за 10 долларов, я решил, что и это многовато для брелока. Все вокруг стоило достаточно дорого, стакан пепси-колы — 4 доллара, пачка сигарет — 5 долларов, пиво — 6 долларов.

Уже находясь на территории павильона, я увидел огромное количество пьяных людей. Теперь я объясню, почему в машины набивалось по 3-4 человека — чтобы можно было пить. Не пьет только водитель, да и то, стакан пива по законам Вирджинии выпить разрешается. Больше 2 стаканов пива в одни руки не продадут — на руку ставят световой штамп, который несколько дней не смывается. Правда, ставят его только если одновременно берешь 2 стакана, если берешь один — не ставят. Люди в разных точках затаривались пивом и напивались до чертиков. Как потом это все будет мешать на концерте. Не им, им все равно — что Уотерс, что Бритни Спирс или Металлика — дай пива попить и поорать. Будет мешать Уотерсу прежде всего, и нам, немногочисленным слушателям. Мне все это не грозило, ибо по законам этой страны я не имею права покупать алкогольные напитки, тем более я был за рулем, но мне это не помешало, а наоборот, очень помогло на концерте.

В шесть пятнадцать вечера открыли вход непосредственно в концертный зал. Он оказался весьма уютным, просторным и продуманным. Весь зал вместе со сценой как бы вмонтирован в огромный искусственный холм в земле, поэтому всем все видно. Люди смотрят на происходящее немного сверху. Короче говоря, павильон построен по принципу амфитеатра.

Людей пока было немного и я решил походить вокруг и посмотреть что к чему. Обнаружил, что Флойдовская квадро-система реализована как всегда на концертах Уотерса и Флойд путем размещения двух фронтальных стерео-групп с боков сцены, круговой группы по периметру амфитеатра, задней PA группы с фазовой задержкой, дополнительной круговой группы с увеличенным радиусом, покрывающей травяное покрытие, где разместятся люди, у которых билет без места. Каждая PA группа была трехсложной — сабвуфер, среднечастотник и высокочастотный динамик. Напротив сцены в 150 метрах я обнаружил огороженный участок 5x5 метров, где разместились два звукорежиссерских пульта, два кресла, и холодильник с водой и колой. Подойдя поближе, я сразу определил, что один пульт работает на зальный микс, второй — на сцену. Все стало совсем прозрачно, когда я увидел бумажные наклейки около входов пульта. Зальный пульт принимал на вход 3 субгруппы — клавишную, женскую вокальную и субгруппу ударных. Отдельные входы имели остальные музыкальные инструменты и микрофоны. Пульт был 64-канальный, несколько каналов были задействованы для предзаписанной фонограммы (лай собак, часы, визги, тиканье будильника и т.д.) — я это узнал из бумажки, прикрепленной к пульту скотчем. Все фонограммные каналы (их было 4 или 5) имели отсылку на эффект-процессор, находившийся под рукой у звукорежиссера, причем все на один процессор. Также все вокальные каналы имели посылку на большой аналоговый вокодер, который стоял рядом — таких аппаратов я никогда не видел — это что-то чудовищное. Красная металлическая коробка с белыми полосками, на которой написано SUZUKI CUSTOM VOCODER.

На сцене я разглядел субмикшер клавишных, я так понял, что на 24 канала, судя по размеру, в общей сложности 9 гитар, считая бас-гитары и две гитары для левши, ударную установку TAMA, Hammond B3 орган, два Kurzweil K2500 и один Moog, большое количество вокальных микрофонов, причем, на стойке посередине сцены находилось два микрофона — один обыкновенный, другой — радиомикрофон, он находился невысоко от пола на отдельном журавле.

Через акустическую систему зала играл сольный альбом Джона Леннона на небольшой громкости, что весьма забавляло и радовало ту часть аудитории, которая уже находилась в состоянии определенного подпития. На сцену вышел Джон Карин (клавишные, акустическая гитара, pedal steel, вокал), долго разговаривал по мобильному телефону, что-то обсуждал с роуди, потом удалился. За сценой находился большой экран, на который все время до начала концерта проецировалось изображение свиньи и надпись — "Roger Waters — In The Flesh". Периодически из зала доносились свист и выкрики — то люди звали Уотерса, то кричали "Пинк Флойд!!!", то просто орали, не давая передышки своим легким. На протяжении всего концерта меня преследовал призрак, который я назвал для себя бутлеговско-монреальским. Сказались годы прослушивания этого бутлега. Надеюсь, читатели понимают, о чем идет здесь речь. Если нет, то поясню — "Монреальский бутлег", также ивестный как "Азимут Координатор часть 2" и "Montreal accident" — самая пожалуй легендарная бутлеговская запись Пинк Флойд. Это тот концерт, где произошло то, что подтолкнуло Уотерса к написанию "Стены". В чем-то, видимо, каждый концерт напоминает тот. Не был исключением, к сожалению, и этот концерт, в зале Nissan Pavilion в маленьком городке Бристоу в северной Вирджинии, в 40 километрах к югу от Вашингтона. Я почувствовал всею душой, что и как чувствует Уотерс на своих концертах. И потом еще обязательно вернусь к этому. В семь пятьдесят пять на сцену вышел человек и объявил, что концерт Роджера Уотерса начнется через 5 минут.

Как раз примерно через это время на сцену выбежали Джон Карин и Энди Уоллас (орган Хаммонда), сели за клавишные и по залу начали бегать звуки, примерно такие, как в начале песни Welcome To The Machine, звук все нарастал и нарастал, участники группы выходили на сцену, а квадро-эффект просто сводил с ума, я вам доложу. Наконец настал апогей, который разрешился ударом по тарелкам ударной установки Грема Броуда и вступили все инструменты. Загрохотала In The Flesh. Именно загрохотала — звук был безумно, безумно громкий — я был на многих рок-концертах в своей жизни и ничего не может сравниться с тем, какой звук был у Уотерса. Одновременно на сцену — точнее, на некую мансарду, расположенную выше сцены вышел Уотерс с бас-гитарой и начал под звуки In The Flesh маршировать, изображая того фашистского лидера, которого в фильме Pink Floyd — The Wall играл Боб Гелдоф. Еще раз вернусь к звуку — я уверен, что читатели могут представить себе такую ситуацию — в течении нескольких часов тишина сельской местности прерывалась только чириканьем птиц, Джоном Ленноном на маленькой громкости и выкриками людей. И вдруг — такой звук! Качественный безумно. Я никогда в жизни не слышал такого живого концертного звука. Он был громкий, но не закладывал уши. Он был как бы спрессован, скомпрессирован — не было надоедливых писклявых оглушающих и закладывающих уши высоких частот — все было именно так, как должно было быть. Еще наблюдение — когда Уотерс вступил со своей партией бас-гитары, меня прямо вжало в землю. Еще раз повторю — я был на хард-рок-концертах, я был на оглушающих техно-хепеннингах (не подумайте обо мне плохо, это было почти случайно) — и нигде и никогда не слышал такого качественного и громкого звука. Любители рок-музыки поймут меня, они знают, что из себя представляют первые секунды рок-концертов, когда вступает ритм-секция. Это непередаваемое ощущение, хотя я и не любитель рок-музыки, но то, что это был концерт моего любимого Роджера Уотерса, только усилило картину. Уотерс играл медиатором на своем любимом черном Precision — его можно увидеть в The Wall Live In Berlin.

"Lights! Action!" — закричал Уотерс в микрофон. После первого куплета он спустился вниз к остальным на сцену. Как только смолкли звуки In The Flesh Уотерс крикнул в микрофон — "You, yes, you! Stand still, laddy!!!", и началась The Happiest Days Of Our Lives, плавно перешедшая в Another Brick In The Wall, как и на альбоме. Во время исполнения этой песни на сцену залетела маленькая птичка, видимо сбитая звуковыми волнами, она несколько раз ударилась о пол сцены, пытаясь взлететь, ее заметил Уотерс, и девушки из группы. Через несколько секунд птичка все же смогла подняться и улететь, чем несказанно успокоила группу, как мне показалось. Все же нехорошая примета, наверное.

Пел везде Уотерс, звук гораздо больше напоминал... скажем так, пение Уотерса под музыку нынешнего Флойда, чем его предыдущие туры. Раньше его группа звучала как-то совсем не по-флойдовски и звук был плосковат. Сейчас же я бы сказал, Уотерс звучит лучше, чем сам Пинк Флойд. Не говоря уже о том, что он поет собственные песни, а это замечательно. Партию детского хора исполнила женская группа подпевки, потом последовало соло Бремхелла — вот этот человек меня несколько разочаровал. Начнем с того, как он был одет — именно так, как одевался Блэкмор в период Тернеровского Rainbow — ужас один, постоянно жевал жвачку и напустил на себя какой-то непробиваемый вид, мне даже было видно, как он закатывает глаза, когда что-то на сцене было хоть чуть-чуть не по его. Играет он весьма стандартно, некая помесь Клэптона с Блэкмором, что меня не особенно радует. Второе соло было исполнено на Лес Поле Сноуи Уайтом — только сегодня я по-настоящему смог оценить этого гитариста. Это потрясающий гитарист — будь моя воля, я бы выгнал бы к чертям этого Бремхелла и дал бы Уайту все партии. Итак, одним из следующих приобретений для меня станет какой-нибудь сольник Уайта. У Сноуи Уайта свой собственный звук, который ни с кем не спутаешь, и уникальная техника игры — то мягкая и расслабленная, в духе Нопфлера, то вдруг напряженная и бескомпромиссная, воскрешающая в памяти Фрипповские гениальные ходы. Я не могу сказать, что я самый большой любитель электро-гитары, это не мой любимый инструмент, однако это был безусловно как и день Уотерса, так и день Сноуи Уайта, замечательного и сильно недооцененного английского гитариста.

Безусловно, я много знал о нем и до концерта, и слышал Флойдовские концерты тура Animals с его участием 1977 года и оригинальные постановки The Wall 1980-1981, где он также играл, и Берлинскую версию 1990 года, и картриджную версию Pigs On The Wing с его соло, знал и о том, что он достаточно известен в Англии, но я не ожидал услышать на концерте Уотерса гитариста, который заставил почти забыть о том, что изначально это игралось в несколько другом виде Гилмором. Конечно, я был бы рад услышать Гилморовскую гитару, но — Сноуи — молодец, отыграл на "пять" и огромное ему спасибо. В середине песни было пол-такта, когда оставались только ударные с незамысловатым диско-ритмом песни, насколько я помню, именно так в оригинальных концертах The Wall Флойд играл эту вещь. Что могу сказать про Another Brick In The Wall pt 2 ? Лучше бы ее не было... Не могу сказать, что эта песня мне так уж не нравится, просто на мой взгляд, ей не место на сольном концерте Уотерса...

...Дальше была Mother. Уотерс играл ее на акустической гитаре. Сразу после этого была Pigs On The Wing и снова, как и двадцать с лишним лет тому назад, на гастролях Пинк Флойд в Штатах, толпа заглушила Роджера. Непередаваемое чувство стыда за толпу. Она свистела, улюлюкала, орала. На его лице была гримаса боли, я это видел. Ему было тяжело петь для тех, кто не хочет слушать. После второго куплета у меня пробежал по коже мороз — сейчас он остановит песню. Но он допел ее до конца. Рядом со мной стоял какой-то жлоб, который упорно пил пиво весь концерт и орал, я смерил его ненавидящим взглядом, у него на лице изобразилось удивление... Вроде даже немного притих. Хватило его ненадолго. Избавление от позора пришло в виде Dogs. Толпа не замолчала, нет, просто звук заглушил ее, и было все равно, кричат они или нет. Не знаю, сколько киловатт звука наполнили пространство, мне трудно оценить мощность в таком огромном зале, но громкие вещи безусловно спасали положение.

Первые куплеты и мост в середине песни пел Карин, он же играл на акустической гитаре. Уотерс пел последние два куплета, как и на альбоме, и играл на бас-гитаре. В конце песни, в том месте, где, по выражению одного моего знакомого музыканта, идет "камнепад на ударных", весьма неплохо сыграл бывший барабанщик Procol Harum Грэм Броад. В середине песни, где идет длинный проигрыш на синтезаторе, все музыканты (кроме клавишников и ударника, разумеется) поставили инструменты на стойки и сели за столик, покрытый зеленым сукном, который стоял на сцене рядом с ударной установкой. Уотерс сел напротив Энди Фейруэзера-Лоу, Сноуи Уайт — напротив Бремхелла. Уотерс начал сдавать карты. На столе стояла лампа, а рядом — телевизор, по которому весь концерт шел фильм, тот же самый, отрывки которого показаны в фильме Pink Floyd — The Wall. Женская группа подпевки в это время пила колу и заедала ее кукурузными хлопьями, что было безусловно частью шоу. Когда Dogs закончилась, толпа вздохнула с облегчением — слишком длинной песней для них оказалась Dogs. Далее — Welcome To The Machine c великолепными аудио-эффектами, ведущий вокал — Уотерса на протяжении всей песни. Если во время исполнения песен с Animals на экран проецировались изображения свиньи, летающей над Лондоном и Баттерси, то во время исполнения Welcome To The Machine на экране появились огромных размеров металлические монстры на фоне урбанистических пейзажей. Уотерс много ходил по сцене, было видно, сколько энергии он отдает голосу и бас-гитаре, практически на протяжении всего концерта он играл с остервенением, как будто он хотел победить непослушный инструмент. Когда пел, часто закрывал глаза. За весь концерт он ни разу не взял фальшивой ноты. Сложные места и высокие ноты так вжимала подпевка, что становилось не по себе. Мурашки по спине у меня бегали на протяжении всего вечера.

Дальше — Wish You Were Here, полностью спетая Уотерсом, на акустических гитарах — Уотерс и Сноуи Уайт, бас-гитара — Энди Фейруэзер-Лоу. Многие пришли на концерт ради этой песни, но я то знал, что впереди сольный материал и ожидал его без нетерпения, так как меньше всего на этом концерте мне хотелось торопить время, наоборот, иногда мне казалось, что неплохо бы растянуть Dogs еще на 10-15 дополнительных минут, убрать все песни из The Wall, и из Dark Side, и закатить The Final Cut вместе с сольным материалом, чтобы проклятая толпа подавилась и уехала, а остались бы те, кому интересно.

Shine On You Crazy Diamond — полностью спета Уотерсом, он же на бас-гитаре, Карин специально не пытался играть "под Райта", это было четко заметно. Соло отличались, но партии клавишного аккомпанемента были точно такие же, как на альбоме, и такие же, какие он играл в составе Pink Floyd Ltd. Во время исполнения песни на экран проецировалась фотография Сида Барретта. Уотерс пел замечательно, на электро-гитаре (Слава Богу!) играл Уайт, специально не подражая Гилмору, получилось очень неплохо, правда по-своему. А с какой стати это должно было копировать Пинк Флойд один-в-один? Это был концерт Уотерса, а не Пинк Флойд. А это две разные вещи. Единственный момент, который оставил не очень приятное воспоминание — концовка песни, когда Бремхелл стал петь Shine, Shine, Shine на какой-то отвратительный фанковый мотив, в то время, как синтезатор с органом Хаммонда уходили в тишину. После окончания песни Уотерс объявил, что сейчас будет перерыв, после чего концерт будет продолжен. Эта древняя традиция Флойд делать перерывы оказалась простой и гениальной одновременно — спасибо Роджеру Уотерсу за то, что я не пропустил ни одной его песни по простой, человеческой, природной причине.

Вторая часть концерта сильно отличалась от первой, потому как за 20 минут перерыва стемнело. Здесь такая особенность климата, что нет сумерек. Абсолютно светло, потом за 10 минут солнце садится за горизонт, его движение видно невооруженным глазом, и становится темно. В ту ночь темно не было, ибо светила огромная, гигантская луна. Уотерс вышел на сцену и объявил, что мы начинаем путешествие в прошлое, в шестидесятые и начал играть Set The Controls For The Heart Of The Sun на акустической гитаре. Одновременно по экрану поплыли огромного размера знаменитые психоделические капли и размывы, перетекающие друг в друга и меняющие цвета. Песня постепенно перешла в весьма напряженную мрачную композицию, особенно после того, как вступила агрессивная ритм-секция. Сначала Броад играл руками по барабанам, прием, который он довольно часто использовал на концерте, потом стал ударять колотушками.

Дальше Breathe, меня очень впечатлило начало песни — Кэти Киссун полностью повторила партию оригинальную Торри, песню пел Бремхелл, Time пел полностью Уотерс, что весьма неожиданно, но звучит замечательно, Бремхелл же пел в Money. Меня это расстроило — зачем нужно Уотерсу угождать публике, жаждущей хитов и давать петь их молодому американцу? Я понимаю, это нравится молодежи — молодой с жвачкой в зубах гитарист поет хиты, но причем тут Уотерс? Единственный момент, из-за которого я даже в последующем не жалел того, что Уотерс Money все-таки играл — это бесподобная партия Энди Фейруэзера-Лоу, который сыграл на Стратокастере с двумя хамбакерами такое соло, какого я никогда ни у кого не слышал. Соло на ритм-гитаре — он почти весь концерт играл на этом Стратокастере ритм-партии и тут, даже не умешьшив уровня, стал играть квинтами, квартами и аккордами соло, которое и назвать то рок-н-ролльным гитарным соло нельзя (И Слава Богу!). Потрясающе.

Во время исполнения триптиха с "Обратной Стороны Луны" Уотерс был в тени, он ушел на край сцены и там остался наедине с бас-гитарой. Не знаю, что он хотел этим сказать, не знаю, но догадываюсь. Безусловно, и Money, и Time сопровождались криками, визгами и танцами пятнадцати-семнадцатилетних девочек, весьма малоодетых и покрытых татуировками. Слава Богу, у них и их дружков, которые притащили их на концерт мало денег и они не могли позволить себе купить места в партере. До какой же степени я не люблю рок-аудитории....

После этой дани шоу-бизнесу наступил праздник и на улице истинных слушателей. Начались сольные композиции. Сначала Every Strangers Eyes, которая по сравнению с альбомной версией прозвучала более жестко, напористо и бескомпромиссно. Во время исполнения вещи на экране были фотографии американских индейцев, австралийских аборигенов. Голос Уотерса в этой композиции не подвел, хотя там есть несколько очень сложных мест. Сначала аудитория вела себя достаточно тихо, не узнав песню, а потом становилась все более и более громкой, требуя знакомых песен. Уотерс играл на бас-гитаре и много жестикулировал. Было видно, что ему очень и очень тяжело свыкнуться с тем, что его не слушают. После песни с Pros&Cons начались песни с Amused To Death — Уотерс оставил бас-гитару. Perfect Sense стала целым настоящим спектаклем. Роджер, более не обремененный музыкальным инструментом, остался один на один с микрофоном. Он закрывал глаза, воздевал к небу руки, однажды даже ушел вглубь сцены и встал напротив сцены спиной к зрителям и стоял так не меньше минуты во время гитарного соло. Именно в эти моменты я чувствовал, что же представлял из себя старый Флойд образца конца семидесятых — группа, раздираемая противоречиями — Уотерс с его тотальным контролем, стремлением заставить слушателя задуматься и Гилмор с его желанием развеселить публику.

Еще одно наблюдение — насколько же в Уотерсе виден лидер по сравнению с Гилмором. К сожалению, у широкой публики нет возможности посмотреть концерты Уотерса на видео, чтобы убедиться в том, о чем я говорю. The Wall Live In Berlin — не в счет, там слишком много было других людей. Реально же, после того, как я увидел Уотерса живьем, сразу стало понятно, кто был главным во Флойде. Я не понимаю, как они делили сцену.

Далее была The Bravery Of Being Out Of Range — маэстро играл на Стратокастере — не часто увидишь Уотерса, играющего на электро-гитаре, согласитесь... It's A Miracle — это было просто потрясающе — Уотерс ходил по сцене с микрофоном и пел эту песню. Особенно меня шокировало, что после знаменитой строчки об Эндрю Ллойде-Веббере, Уотерс поднял вверх указательный палец в тот момент, когда на весь зал раздался страшный хруст переломанных пальцев бедного Ллойда-Веббера. Меня прошиб холодный пот от такого мгновенного разряда отрицательной энергии, окатившей меня — человек на сцене не притворялся. После строчки "They had sex in Pennsylvania", когда толпа мгновенно отреагировала похотливыми выкриками, Уотерс кинул в зал испепеляющий взгляд, было такое впечатление, что он не то что плюнуть готов лично в каждого, но вывести на сцену и публично казнить. Меня же не оставляло чувство жуткого стыда и позора за поведение моих соотечественников. Я не ошибался, когда думал, что я не один чувствую это — взглядом в аудитории я выхватывал таких же как я, страдающих от поведения толпы. It's a Miracle также запомнилась бесподобным джзовым фортепиано Джона Карина. Мне привиделось, как дело близится к утру, в баре осталось несколько человек, на сцене играет группа уже для самих себя и за фортепиано сидит Джон Карин, возможно, уже совсем нетрезвый и небрежно играет на рояле. Хочу заметить всем, кто сомневается — Карин — гениальный клавишник. Он играл не дешевыми псевдо-джазовыми трюками, он играл замечательно и видно было, что от души. Было видно как он переживает музыку — на лице его можно было прочитать всю гамму чувств — такого нельзя было увидеть, когда он жал аккорды в Pink Floyd Ltd — если честно, я думаю, он там умирал с тоски каждый концерт с его-то партиями, оставшимися на него с высокого плеча Ричарда Райта.

Amused To Death — гимн западной леди, безусловно американки не отказали себе в удовольствии потанцевать. Я вежливо отклонил предложение соседки по имени Джессика, ибо тогда я бы отвлекся от музыки, а это было то, ради чего я был там. Толпа свое получила — комплект Brain Damage-Eclipse-Comfortably Numb, c длиннющими и бесцветными роковыми соло Бремхелла. Второе соло играл Сноуи Уайт и это, безусловно, было намного лучше. Во время исполнения Comfortably Numb из-за сцены выкатилось гигантских размеров зеркальное колесо и начало вращаться, отражая играющие блики на небо и в зал. Уотерс поблагодарил публику весьма сухо, сказав что-то вроде — "I appreciate it", представил группу, при этом о Фейруэзере-Лоу сказал просто — "Wonderful Fairweather-Low".

Потом группа быстро ушла, стала расходиться и толпа. Однако через 5 минут на сцене вновь появился Уотерс с коллегами и началось то, чего я никогда не смогу забыть. Ужасающее позорище. Уотерс подошел к микрофону, поблагодарил слушателей еще раз, сказал, что концерт почти окончен. Далее он сказал, что в ранние годы Пинк Флойд, когда они были молодыми, он чувствовал невидимую нить между собой и слушателями, нить, которая оказалось порванной после альбома Dark Side и он благодарит всех сегодня за то, что он вновь чувствует эту нить. Все дело в том, что говорил он это, стараясь перекричать многотысячный зал, который не давал ему сказать ни слова. Только он пытался произнести фразу, как его тут же перекрикивали люди. В тот момент, когда он благодарил публику за то, что его вновь слушают, причем сказать ему это практически не дали, он немного отошел от микрофона вглубь сцены и на его лице было выражение, которое трактовать иначе как "ну вот видите, о чем я говорю, именно как раз об этом" — у него были очень грустные глаза, расстроенный взгляд. Он подошел к микрофону вновь и начал говорить, что сейчас они сыграют новую композицию Each Small Candle, что стихи к этой песне он увидел впервые на испанском, их написал один южноамериканскми журналист-правозащитник, он их перевел, несколько адаптировал и хочет спеть эту песню. Он попросил не судить его строго, ибо может это и не очень красивая песня, но она написана от чистого сердца. Последние предложения он буквально кричал, силясь перекрыть ненасытную толпу, потом махнул рукой, поняв, что все это бесполезно и дал команду начинать. Песня оказалось едва ли не самым лучшим моментом концерта. Она гениальна от начала и до конца — на экран проецировались слова на фоне колючей проволоки концлагерей. Многие уходили, кто-то уползал, уже не в силах встать, настолько сильно было опьянение. Мы дослушали песню до конца, и лишь когда группа ушла и в зале зажегся свет а на сцену вышли техники, мы пошли к машине. Уотерс сказал всем "До свидания" и еще несколько минут на экране было изображение логотипа Международной организации Амнистии (Amnesty International) — горящая свеча, опутанная колючей проволокой.

Вот полный сетлист:

In The Flesh
The Happiest Days Of Our Lives
Another Brick In The Wall, Part 2
Mother
Get Your Filthy Hands Off My Desert
Southampton Dock
Pigs On The Wing (Part 1 and 2)
Dogs
Welcome To The Machine
Wish You Were Here
Shine On You Crazy Diamond

-перерыв-

Set The Controls For The Heart Of The Sun
Breathe
Time
Breathe reprise
Money
Every Stranger's Eyes
Perfect Sense (Part 1 and Part 2)
The Bravery Of Being Out Of Range
It's A Miracle
Amused To Death
Brain Damage
Eclipse
Comfortably Numb

-------
на бис:
Each Small Candle

   
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2019. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте