There must be some mistake
I didn't mean to let them
Take away my soul
Roger Waters (The Show Must Go On)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку


Pink-Floyd.ru > Публикации > Публикации в прессе > После 1989 до наших дней > Газета «Центр» подарила солисту «Пинк Флойд» автомат Калашникова

Газета «Центр» подарила солисту «Пинк Флойд» автомат Калашникова

Источник: Газета "Центр" (Удмуртия), 28.06.2006

Корреспондент газеты «Центр» побывал на пресс-конференции и концерте легендарной группы «Пинк Флойд» в Москве и подарил одному из лидеров коллектива, Роджеру Уотерсу, подарок, от которого невозможно отказаться, — автомат Калашникова.

Как «Пинк Флойд» разругались и поэтому приехали в Россию

Как и судьба всех безумно талантливых рок-музыкантов, история «Пинк Флойд» полна ругани, склок и пересудов. Последний раз классический состав «Пинк Флойд» в лице солиста Дэвида Гилмора, басиста Роджера Уотерса (эти двое были творческим костяком группы, писавшим песни), клавишника Роберта Райта и барабанщика Ника Мэйсона собирался вместе в 1981 году. Они вместе начали писать один из самых острополитических альбомов «Пинк Флойд» «Final Cut», но в процессе переругались ко всем чертям.

Грубо говоря, Роджер Уотерс заявил, что с такими бездарностями и тупицами он работать не может. Ему ответили тем же. Последовали годы судебных тяжб. Дэвид Гилмор получил право на брэнд «Пинк Флойд» (группа выпустила еще 4 альбома и в 2000 году сказала «баста»), песни остались в общем пользовании, а Роджер Уотерс занялся сольной карьерой. Музыканты даже не разговаривали друг с другом почти 25 лет.

2 июля 2005 года в лондонском Гайд Парке состоялся первый после долгой разлуки концерт полного состава «Пинк Флойд». Собрать вместе поругавшихся музыкантов сумел Боб Гелдоф — организатор многочисленных благотворительных концертов. На том концерте вдруг выяснилось, что в общем-то никто из музыкантов группы не возражает против воссоединения, все мило поговорили, пожали руки, обнялись и разъехались.

А в 2006 году одновременно в США и Европе стартовали концертные туры под полноценной маркой «Пинк Флойд». Европу на себя взял Роджер Уотерс и барабанщик Ник Мейсон, а Штаты — Дэвид Гилмор и Роберт Райт.

В начале мая этого года стало известно, что 24 июля 2006 года Роджер Уотерс выступит с единственным концертом в рамках тура Pink Floyd "The Dark Side of Moon" в Москве, на Васильевском спуске. Упускать эту возможность было непоправимо!

Как журналист разгуливает по Москве с автоматом Калашникова

Для себя я купил билет. Но есть же и вы, наши уважаемые читатели.

Ложью, уговорами, откровенным подкупом и прочими доступными способами нашей газете удалось договориться с организаторами концерта в Москве. Единственные из немосковских журналистов мы были аккредитованы на пресс-конференцию Роджера Уотерса 23 июня!

Ехать с пустыми руками на встречу со звездой мирового уровня было бы непростительно. Вместе со мной в Первопрестольную поехал популярный удмуртский подарок — зеленый камуфляжный ящик, в котором покоилась стеклянная бутылка в форме автомата Калашникова с одноименной водкой внутри.

Это было уморительное зрелище! Разгуливающий по центру Москвы молодой человек с коробкой с надписью "Калашников" на борту заставлял сотрудников милиции задавать глупые вопросы: "Что у вас там?" Я отвечал правду: "Автомат". Милиционеры опускали руку на кобуру с пистолетом и напрягались. Я добавлял: "С водкой". Милиция расслаблялась и даже не просила документы.

В таком виде я и подошел к пятизвездочному отелю "Балчуг Кемпински", где должна была состояться пресс-конференция, и жил сам Роджер Уотерс.

Как все ждут Роджера Уотерса

У парадного крыльца "Балчуга" уже стояли фанаты "Пинк Флойд". Двое молодых людей лет так 27-28 в черных футболках с названием группы и коробками компакт-дисков рассказали мне, что ждут здесь уже с 10 утра. Они еле ворочали языком от стоявшей в Москве жары, но уходить не собирались.

Пресс-конференция началась с большим опозданием. Сначала просто ждали, потом пришел небольшого роста крепыш, который представился одним из администраторов коллектива певца. Он решительно приказал удалить из первых рядов видеокамеры, сказал, что фотографы смогут делать кадры только 2 минуты перед пресс-конференцией, убрал со стола разложенные для автографов книжки и диски.

- Мистер Уотерс прежде всего музыкант, поэтому не пытайтесь проявлять знаки фанатизма, не будет автографов и эксклюзивных интервью, — сказал он. Зал заметно приуныл. Я — особенно, ведь вручить подарок становилось совершенно нереальным.

Пришлось идти ва-банк. Поймав за руку администратора Уотерса, я объяснил, что приехал из Ижевска, города, где делают автоматы Калашникова, что у меня с собой отличный подарок для музыканта. Крепыш посмотрел коробку, выпучил глаза и сказал: "Я спрошу, возьмет ли мистер Уотерс ваш подарок".

Еще через полчаса появился Роджер Уотерс. Улыбающийся, похожий на старенького актера Ричарда Гира, с великолепным чувством юмора и свободной манерой общения. Около получаса он отвечал на вопросы прессы и издевался над переводчицей: "А? Что? Девушка, пожалуйста, говорите громче, я туговат на ухо, музыка, динамики, сами понимаете".

В середине пресс-конференции все тот же администратор певца вернулся, показал на ящик с водкой и, улыбаясь, поднял большой палец вверх. Взял ящик и унес за столик, где сидел Уотерс. Сердце екнуло. Разумеется, я не рассчитывал на личную аудиенцию, так как даже многие сильные мира сего вряд ли удостоятся ее.

Уотерс поблагодарил всех за внимание и вышел. Нужно было что-то предпринять! Добыть доказательство, что подарок принят! Мимо проходил еще один из администраторов музыканта, высокий англичанин с очаровательной лысиной. Я обратился к нему.

— Я тот корреспондент, что подарил автомат Калашникова.

— О да, — оживился англичанин. — Мистеру Уотерсу очень понравилось, большое спасибо, чрезвычайно необычный подарок!

— Понимаете, нам бы какое-то подтверждение, — не унимался я. — Может быть, фотография или что-то еще.

— Нет, мистер Уотерс не фотографируется.

— А что-то написать для читателей нашей газеты?

— Без проблем, приходите в воскресенье днем, Роджер вам оставит письмо у консьержа внизу.

«Только не трогайте гитару»

24 июня я отправился на концерт. Это был настоящий "Пинк Флойд". Техническое оборудование шоу было доставлено двумя огромными грузовыми самолетами. Сборка громадной сцены началась еще за неделю до концерта! В самом мероприятии было задействовано четыре видеоэкрана: 2 широкоформатных по краям сцены, один для зрителей в танцевальном партере и главный, легендарный "пинкфлойдовский" круглый, привезенный технической командой Уотерса, в центре. У основания сцены были установлены пиротехнические примочки, выдававшие то снопы искр, то пламя высотой под три метра.

Билеты на концерт стоили до 30 тысяч рублей, причем именно эти дорогие были раскуплены на несколько дней. На концерт ожидали самого Путина, поэтому оцепили весь центр Москвы — первые посты начинались аж у метро Китай-город.

В 20.30 начался концерт. В первом отделении Роджер Уотерс играл известные песни группы и композиции со своих сольных альбомов. Во втором — легендарный альбом "Обратная сторона луны" и еще четыре песни на бис.

Он очень удивился, увидев разделение публики на сидячий (перед сценой) и танцевальный партер (отнесенный на 100 метров на проезжую часть Варварки).

— Эй, привет, — крикнул музыкант. — Что вы там делаете? Почему вы не здесь?

Поняв, что там собралась самая благодарная публика, фанаты, а не представители столичного бомонда, Уотерс нарочито работал на танцевальный партер, постоянно обращаясь к нему и даже организовав "поход в люди". Свидетеля этого события, представившегося Леонидом, я встретил после концерта у метро.

— Окруженный несколькими охранниками Уотерс подошел к ограждению танцпола, взобрался на него и, продолжая играть, поднялся над всеми нами, — рассказывал с восторгом Леня. — И это было именно в том месте, где стояли мы. Уотерс был в 20 сантиметрах, до него можно было дотронуться. В этот момент мы все почувствовали чудовищное давление толпы, потянувшейся к нему. Поднялся такой страшный рев, что охранник, который взобрался на ограждение вместе с Роджером, с трудом пытался перекричать толпу, а кричал он только одно: "Не трогайте гитару, только не трогайте гитару!!!"

Описывать словами остальное — пустое дело, там действительно нужно было быть!

От Роджера Уотерса для «Центра»

25 июня у консьержа отеля "Балчуг Кемпински" мне вручили запечатанный большой конверт. На нем по-английски было написано "Для Андре из Центра". А внутри лежала шикарная фотография Роджера Уотерса с его автографом для читателей газеты "Центр". Уверен, что немногим из столичных газет и журналов удалось порадовать читателей тем же. (к сожалению, в электронной версии газеты снимок не приводится — прим. P-F.ru)


Роджер Уотерс: «Я бы хотел знать русский язык!»

«От начала своей карьеры, когда они были лишь группой музыкантов импровизаторов, играющих психоделический рок, до периода, когда каждый журналист ошибочно называл их «электронными рокерами», — «Пинк Флойд» всегда были больше, лучше и смелее других«.

Энди Маббет

Знаменитый музыкант рассказал журналистам об опере, написанной по просьбам друзей, игре в футбол с английским «Арсеналом» и особых чувствах к народу Палестины.

Пресс-конференция начинается с двух забавных вопросов. Первый задает болгарский журналист, он утверждает, что недавно Роджер Уотерс был в Болгарии и представлял свои клипы, и спрашивает, когда будет концерт в Софии. Роджер Уотерс делает большие глаза: «Я помню концерт в Болгарии, но это было в 1962 году! Быть может, я и позабыл более поздние концерты. Возраст, знаете ли. Жду приглашения».

Второй вопрос задает один из московских журналистов. Он интересуется, кто является автором знаменитого гитарного рифа на композиции «Money». Уотерс заливается румянцем и, потупив глаза, под общий хохот отвечает: «Ну, наверное, я». Следующие вопросы — по существу.

«Пинк Флойд» имеет репутацию с политическим оттенком. Именно Уотерс в 1990-м устраивал памятное шоу «The Wall» на развалинах Берлинской стены. А в Израиле местные правые даже грозились арестовать его. Он написал краской на стене безопасности (бетонных заграждениях, построенных израильтянами в качестве защиты от палестинских боевиков) фразу из альбома «The Wall»: «Нам не нужен контроль мыслей».

— Какова история крайне политизированной песни «Покидая Бейрут» с вашего последнего альбома?

— Когда мне было 17-18 лет, я путешествовал по Ближнему Востоку. Остановился в Бейруте. В первую же ночь я нашел приют в семье на окраине города. Тогда я не разговаривал с ними много. Они могли быть христианами, мусульманами или иудеями. Как и я. Но, несмотря на это, они были столь добры ко мне! Я это чувствовал! И я написал небольшую историю про ночь в этой семье.

Три года назад США и Англия вероломно напали на Ирак. Тогда я вернулся к той короткой истории и положил слова на музыку. В моей музыке много политической и эмоциональной философии. В ней все попытки людей в мире найти точки соприкосновения между собой, прекратить войны и недопонимание. И песня «Покидая Бейрут» — она одна из наиболее отличающихся песен во всей программе завтра.

— Вы были в Израиле, видели стену из кирпича и бетона, что вы испытывали в тот момент?

— Если бы я умел говорить по-русски (Уотерс просит переводчицу не трудиться и обращается ко всем, кто понимает английский язык. — Прим. авт.)! Я бывал на оккупированных территориях Палестины. Быть может, этот вопрос интересен не многим, но, как я считаю, то, что происходит сейчас на Ближнем Востоке, является определяющим для существования всего мира. Мы не можем отгораживаться стеной от тех проблем.

Я был в небольшом городе, где 53 тысячи жителей, где евреи и арабы живут мирно и тихо, их дома находятся рядом, их дети ходят в одни школы, и у них нет в голове ни капли тех радикальных политических взглядов, что мы видим по телевидению и читаем в газетах. И до тех пор, пока я могу это говорить, я буду повторять.

Обращаюсь особенно к молодежи — вы новое поколение, вам с этими проблемами жить, и вам их решать. Старое поколение пропитано страхом глобальных войн. И я видел, что на оккупированных территориях есть два слоя понимания проблемы. Первый — это политическая чехарда, в которой льется кровь, и звучат громкие высказывания. Вторая — жизнь людей, не имеющая ничего общего с войной. Это грустно видеть и невозможно игнорировать.

Я виделся и с родными тех людей в Израиле, кто потерял родственников от рук террористов-смертников. Но и они готовы идти навстречу палестинцам, чтобы решить проблемы миром. И они никогда не выступали за строительство стен и демаркационных зон вокруг оккупированных палестинских территорий. Молодежь — это главная движущая сила, которая определяет политический выбор каждой страны.

Да, я общаюсь с палестинскими лидерами и буду продолжать сотрудничать с ними столько, сколько это будет в моих силах. Правосудие должно восторжествовать, а в Палестине — образоваться независимое государство.

— Какие музыканты, как молодые, так и вашего возраста, повлияли на вас?

— Я, честно говоря, не очень интересуюсь современной музыкой и всем, что с ней связано. Мне более любопытна политика и литература. Из старых, равных мне по возрасту музыкантов, я могу назвать Джона Леннона, Нила Янга, Леонарда Коэна, они мне интересны.

— Как составлялась программа концерта на Васильевском спуске?

— Собственно идея проехать тур именно с «Обратной стороной луны» у меня родилась во Франции. На одном из этапов гран-при Франции в автогонках «Формула-1» французы у меня спросили, как я отношусь к предложению выступить с классическим альбомом. Я подумал, какая странная идея. И тут же задал себе вопрос, почему бы нет? Ведь эти песни мы регулярно исполняем уже 10 или 12 лет. Поэтому альбомная часть завтрашнего концерта будет звучать максимально близко к первоначальной, знакомой многим записи. Другие вещи — я выбирал их сам из моего репертуара — они изменяются только потому, что оставаться с одним звучанием постоянно нельзя.

— Почему в отличие от других групп «Пинк Флойд» прежде всего превращает свои концерты в супер-шоу, с лазерами, экраном на сцене и т.д.?

— С самого начала мы пытались сделать нечто большее, чем концерт. Мы шли к большому рок-н-ролльному шоу. Количество спецэффектов росло вплоть до концерта и альбома «The Wall». Сейчас я меньше использую эти эффекты. Почему? Без комментариев. Этой мой выбор.

— Как вы относитесь к ремейкам, кавер-весиям ваших хитов, что исполняют другие группы?

— Я очень люблю кавер-версии. Когда другой артист находит в нашей музыке иное звучание, я всегда счастлив слышать это. Временами в этих песнях меняется произношение строк, смысл, появляется другой язык, звучание некоторых партий. Но, как правило, люди, занимающиеся таким сложным делом, как каверы на наши песни, прислушиваются к нашему мнению, стараются сохранить душу песен.

— Этим летом готовится к презентации ваша классическая опера «Ка Ира». Что побудило вас к ее написанию?

— Либретто для оперы сделали мои очень хорошие друзья. И вы знаете, друзьям, если это важно для них, очень трудно отказать. Они попросили написать меня музыку для оперы, я ответил согласием и очень рад результату. Было действительно много работы. «Живой» результат, с оркестром и певцами, будет впервые представлен в Польше в конце октября этого года.

— С кем из сильных мира сего вы бы хотели сыграть и в какой вид спорта?

— Я бы хотел сыграть против футбольной команды «Арсенал», но, к несчастью, я слишком стар для этого.

   
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2019. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте