All we need to do is make sure we keep talking
Pink Floyd (Keep Talking)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку



Концерты: Roger Waters

Источник: Classic Rock, N 7-8 (48), 2006 г.
Автор статьи: Геннадий Моисеенко
Статью прислала:  Argentum

Концерт Роджера Уотерса в Москве 24 июня 2006 года Москва, Красная площадь — Васильевский спуск

Сет-лист:

In The Flesh / Mother / Set The Controls For The Heart Of The Sun / Shine On You Crazy Diamond / Have A Cigar / Wish You Were Here / Fletcher Memorial Home / Leaving Beirut / Prefect Sense / Sheep / Speak To Me / Breathe (In The Air) / On The Run / Time / The Great Gig In The Sky/Money/Us And Them/Any Colour You Like/ Brain Damange / Eclipse / The Happiest Days Of Our Lives / Another Brick In The Wall (part 2) / Vera / Bring The Boys Back Home I Confortably Numb

Шумиха вокруг этого концерта началась за несколько месяцев до его проведения. Обсуждались даже такие нюансы, как, можно ли проводить подобные мероприятия у Кремлевской стены. А уж вопрос о том, что везде крупно писалось Pink Floyd, a Roger Waters более мелко и ниже, обсуждался особенно горячо. Лишь только за несколько дней до концерта появились афиши, на которых названия были написаны одним шрифтом. Но все это отступило перед фактом: он приехал, и мы его увидели (не все пришедшие на концерт) и услышали (более-менее все).

За день до концерта Уотерс дал пресс-конференцию, на которой он старался держаться по-свойски: шутил, улыбался... Очень много времени было уделено стоявшей за его песней Leaving Beirut истории, из которой мы узнали, что, будучи 17-летним подростком, Роджер путешествовал по Ближнему Востоку, и в Бейруте его приютила арабская семья. Они поделились с ним последним, женщина отдала ему свой ужин и осталась голодной. И в те далекие годы он не задумывался, кто какую религию исповедует...

Но как только тема разговора коснулась социальных проблем, а в частности, несправедливости, торжествующей в мире, Роджер разразился долгой и пламенной политической речью, которую разрешил не переводить на русский язык. Всем и так было понятно, что перед нам стойкий боец за справедливость.

Концерт Роджера Уотерса в Москве Но вот он, миг, которого мы так ждали. Васильевский спуск заставлен сиденьями для тех, кто мог позволить себе выложить за билет почти штуку баксов (!) или пришел по специальным приглашениям. Таких набралось немало (Москва не бедный город), хотя мест пустых тоже было достаточно. Вот только знающих и ценящих музыку (как PF, так и вообще) среди них было не много.

Но что это мы видим там, где-то сбоку, совсем в стороне от основной площадки, в направлении разрушаемой гостиницы "Россия"? Ах да, это поставленные в нечеловеческие условия истинные любители Floyd. Им не по карману заплатить больше, да и кто же мог предположить, что партер окажется так несуразно развернутым и отнесенным так далеко от сцены? Видели ли они что-нибудь? Ну, если только на экране, любезно повернутом к ним. И можно сколько угодно (и справедливо) ругать организаторов концерта (разве им есть дело до проблем каких-то там, фанатов?), но куда смотрел пламенный борец? Весь жалкий лепет в его оправдание, который можно прочитать на форумах, всего лишь попытка обелить кумира в собственных фанатских глазах. Но на деле, разве во время саунд-чека Роджер не видел, что уготовано наиболее преданным его поклонникам? Ну, хорошо, на настройке звука ему было не до этого, но ведь я по опыту знаю, что райдер штудируется вдоль и поперек, и в нем обсуждается мельчайшая мелочь, обсуждается дотошно... Такая мелочь, как многотысячная толпа фанатов, оказывается никого не заинтересовала. Вот она — справедливость!! Ладно, давайте о концерте, мы же здесь ради него!

Роджер и его банда вышли почти вовремя, легендарный басист подошел к левому краю сцены, помахал рукой в сторону танц-пола, после этого сказал в микрофон "Welcome", и грянули In The Flesh. За спиной у музыкантов зажглись красные светодиодные полосы. Роджер пел, все время указывая на кого-то в толпу, видимо, видя воображаемого врага. Безукоризненное исполнение, фейерверк на сцене в конце песни (как только не обжигает музыкантов), да еще ряд небольших газовых факелов, время от времени изрыгающих жаркое пламя. А на улице и без того жарища. После первой песни Уотерс снял пиджак от кутюр и безжалостно кинул его за сцену. Тут же предупредительный техник подобрал дорогой прикид. Роджер посмотрел в даль светлую и задумчиво произнес эту спорную фразу: "Что это там"?. К кому она была обращена? К фанату, истошно орущему "Роджер-р-р" или к руинам гостиницы, никому не дающим покоя? Или же все же к стоячему партеру, как наивно полагают многие? Не могу сказать точно.

Концерт Роджера Уотерса в МосквеА концерт набирал обороты. Техник поднес Маэстро акустическую гитару, и Роджер запел гимн своей матери, который исполнил дуэтом с одной из бэк-вокалисток. Пугающе медитативная Set The Controls поуспокоила зрителей в зале. Когда в конце песни вступил саксофон, казалось, что каждая нота, вырвавшись из инструмента, порхая, летит над головами приутихшей толпы. Кульминацией стало исполнение песен из альбома Wish You Were Here. Пока шло знаменитое вступление к Shine On, девушки с подпевок чинно уселись на ажурные табуретки. Ну, как куколки, ей Богу. Но стоило Уотерсу запеть, как они дружно вскочили и стали подпевать. Снова длинное соло саксофоне, уж слезу вышибает! На Have A Cigar изящно сделан эффект испортившейся аппаратуры. Девушки-певички, чтобы чем-то заняться, тщательно трясли тамбуринами. Во время исполнения заглавной песни Уотерс снова взял в руки акустику и пригласил нас с собой. Так нас и пустили!

Fletcher Memorial Home не самая плохая песня из самого плохого альбома Pink Floyd, она очень хорошо подвела нас к блоку сольных песен Уотерса. Как бы ни был хорош Уотерс, но на время исполнения двух его песен, накал концерта сразу же спал. Хорошо хоть, что раньше он не пытался играть своих сольных произведений. Leaving Beirut — это что-то вроде мини-оперы, к которым так тяготеет Роджер. Но если его первые эксперименты, такие как Atom Heart Mother, являются шедеврами мировой рок-классики, то Leaving Beirut заурядная вещица, которую не спасли ни ажурная аранжировка, ни помощь изящных бэк-вокалисток, взявших на себя часть вокальных партий. О Prefect Sense вообще говорить нечего, я с трудом разобрался, когда кончилась предыдущая песня и началась эта, так они похожи и безлики. И только длинный комментарий маэстро разграничил эти два произведения.

Раздалось жалобное блеяние (фонограммное), Роджер присоединил свой голос к этому блеянию (очень натурально), словно на предкремлевских газонах ложилось стадо овец. Нетрудно догадаться, что это было начало песни Sheep, завершающей первое отделение концерта. Фон за спинами музыкантов стал зловеще-красным. словно предвещая какую-то беду. Миниогнеметы по краю рампы заработали, извергая пламя над головами тут же пригнувшихся зрителей. Уходя на перерыв, Уотерс объявил, что нас ждет долгожданный Dark Side...

Концерт Роджера Уотерса в Москве ... через пятнадцать минут, которые прошли в обсуждении уже услышанного.

Но вот над древней площадью загрохотали гулкие удары сердца. То рок-родина-мать зовет выживших истинных рокеров в свои объятия. И мы пошли за ней. Ведь она так просила — Speak To Me. Ну, это лирика. А на деле, как только стук сердца перешел непосредственно в композицию, наш пламенный борец за справедливость решил реабилитироваться, для чего совершил самоубийственный поход в народ, а именно, к железному кордону, отделяющему танцпол от дорогостоящей зоны.

Собственно сам поход в люди пришелся уже на Breathe (In The Air) — можно сказать, что Роджер сходил до ветра — и длилось это хождение в народ аккурат всю песню.

То, что творилось за заграждением, не поддается описанию. Думаю, что ребер было сломано не мало. Увидев, как Роджер спустился в толпу зрителей, туда же устремились и обладатели элитных мест. Ситуация чудом не переросла критическую точку. Но, благодаря усилиям секьюрити, Роджеру удалось вернуться на сцену. Какофонический хаос песни On The Run оборвался перезвоном часов, спорящих с кремлевскими курантами, которые как раз стали отбивать 9 вечера. А в этот момент девочки-куколки сидели на своих табуреточках, кокетливо демонстрируя нам свои ножки, а мы гадали, кто же из них сейчас подойдет к микрофону.

Кульминационный момент The Great Gig In The Sky был доверен бэк-вокалистке Кэрол Кеньон. Можно сколько угодно сравнивать всех последователей с оригиналом, но, на мой взгляд, в данном случае, это неблагодарное занятие. Кэрол вполне справилась, уступив место у микрофона... гитаристу Дейву Килминстеру, который исполнил вокальную партию в Money. Дело в том, что все партии, которые в Pink Floyd пел Дэвид Гилмор, на концерте исполняли музыканты группы, чаще всего Дейв или клавишник Джон Лэрин, который в этом сете исполнил Us And Them. На инструментальной части песни Money, в тот момент, когда сцена за музыкантами стала зеленой, подстать доллару, Уотерс снова пошел к левому краю сцены, но, обманув ожидания, походов не совершал, лишь ограничился тем, что повернулся к танцполу, демонстрируя себя тем, кто по-настоящему знает, кто он. Тут еще хотел бы отметить отличную работу саксофониста — на Dark Side... ему пришлось поработать основательно.

Концерт Роджера Уотерса в Москве Обратносторонний сет прошел на одном дыхании, и даже как-то грустно стало, когда мы вновь услышали звуки сердца. Но концерт на этом не закончился. После фальш-ухода Роджер прошелся по "стеночке". Как вступление прозвучала The Happiest Days Of Our Lives, октрывающая "стенной блок", и вот она, бессмертная Another Brick In The Wall (part 2). Роджер специально подошел к тому краю, где сидел министр обороны России господин Иванов, и один куплет пропел, нагнувшись к нему, явно заставляя государственного мужа прислушаться к тексту. Вряд ли это возымело действие. Далее последовали Vera и Bring The Boys Back Howe, во время исполнения которых на светодиодном экране за спинами музыкантов шла надпись, призывающая парней вернуться домой. А начало Confortable Numb совпало с двумя столбами пламени, вырвавшимися из крыши над сценой и опалившими московское небо тридцатиметровыми струями. Даже те, кто находился в ста метрах от сцены, почувствовали грозное дыхание огня. И этот огонь спалил последние надежды на справедливость в этом мире.

Концерт закончился, все стали расходиться, унося совершенно разные впечатления. Ломать ли голову, почему Роджер, так гордящийся своей сольной карьерой, все же играет практически только флойдовский материал? Ведь и так ясно, что идут-то смотреть (и слушать) легенду, к которой все сделанное после 83-го года не имеет отношения. Сетовать на то, что ничего не меняется? А что можно изменить, например, в музыке Pink Floyd? Вот Роджер пытается изменить мир, но сам-то он, когда последний раз ездил на метро?

   
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2019. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте