What shall we use to fill the empty
Spaces where we used to talk
Roger Waters (Empty Spaces)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку


Москоу сити кальянная
москоу сити кальянная
nebo-lounge.ru
Pink-Floyd.ru > Публикации > Публикации в прессе > После 1989 до наших дней > Pink Floyd: сказка со счастливым концом?

Pink Floyd: сказка со счастливым концом?

Источник: журнал "InRock", N16, 2005 г.
Авторы статьи:  Владимир Импалер,  Тимми Холмс.
В статье использованы материалы западной прессы и посвященных Pink Floyd веб-сайтов.

Мир изменился. Мир изменился в тот самый момент, когда четыре немолодых уже человека вышли на сцену перед сотнями тысяч устремленных на них взглядов в лондонском Гайд-парке и еще миллионом ожидающих в нетерпении по всему миру.

Blue skies from pain

Те, о чьей вражде складывались легенды, кого приводили в пример как вечных антагонистов без единого шанса на примирение, снова играют вместе. Они уже репетировали, уже разговаривали и пили шампанское, но всё равно в глазах миллионов истинное согласие произойдет именно в ту минуту, когда группа — нет, даже не группа, а явление по имени Pink Floyd, давно ставшее большим, чем просто музыкальный коллектив, — извлечет первые звуки "Breathe".

Рождайся... Дыши...

В этом событии нет ни капли смысла. Ни коммерческого, ни творческого. Они уже заработали все свои деньги и сочинили все свои песни. Еще четыре "нетленки" в одном из бесчисленных вариантов, ни хуже, ни лучше. Если они сейчас решатся продолжать, то величие замысла померкнет, и он станет обыденным — простым реюнионом, одним из многих.

А пока... они просто несмело смотрят друг на друга, сами не осознавая до конца случившегося. Где моя борьба, где моя правда? Моя музыка, мое право на имя, мои обиды, мои суды, мои адвокаты? Где моя Маргарет Тэтчер и где моя Британия? Ведь я не могу проиграть, согласие — это поражение...

Нет. Ты можешь проиграть — и стать сильнее. Простить и быть прощенным. Любить тех, кто рядом, и тех, кто тебе никто. И после того, как затих финал "Comfortably Numb" и отрешенно глядящий куда-то под ноги Дэйв метнулся было вбок, Роджер обратил к нему свою блаженную улыбку: Не бойся! Иди сюда". Они стояли рядом обнявшись, и стадион рукоплескал им. Каждый вспомнил о главном, о том, что люди прежде всего — просто люди. Вспомнил — и забыл спустя мгновение.

Вероятность прямого контака "Ин-Рока" с кем-либо из прославленной четверки не больше, чем воспетого Уотерсом инцидента с рояльной крышкой Эндрю Ллойда Уэббера. Остается только информация, собранная по крупицам из разнообразных источников. Сухие факты куда лучше пустопорожних гаданий и прогнозов на будущее. А эту историю красивее всего закончить именно сейчас.

Предыстория

Роджер Уотерс, бас-гитарист "Пинк Флойд", один из основателей группы, стал полноправным лидером и основной движущей силой коллектива уже к 1973 году. Все стихи и более половины всей музыки после 1973 и по 1983 год написаны им. Вскоре Роджер Уотерс объявил о том, что покидает "Пинк Флойд", так как команда полностью истощила свой творческий потенциал. Этому объявлению предшествовали годы отчуждения, борьбы и недопонимания между участниками коллектива. В основном такое положение дел объяснялось желанием Уотерса тотально контролировать всё происходящее в рамках группы и тем, что он, будучи основным автором материала, ожидал от других полного и безоговорочного подчинения. После того, как Уотерс выгнал из группы Рика Райта и "Пинк Флойд" стал трио, давление Роджера на гитариста Гилмора и барабанщика Мэйсона усилилось. Участие Гилмора свелось к роли исполнительного продюсера, ассистента Уотерса. Дэвид сочинил знаменитый проигрыш в "Wish You Were Here", несколько тем в "Shine On You Crazy Diamond", музыку к песне "Dogs", кроме заключительной части, был соавтором в "Comfortably Numb", "Young Lust" и "Run Like Hell". Всё остальное было написано Уотерсом в одиночку. По выражению одного британского критика, Гилмор всегда стремился доставить публике удовольствие, Уотерс же хотел заставить публику думать. Это и было тем самым камнем преткновения, из-за которого Роджер ушел из Pink Floyd.

Конфронтация

Конец восьмидесятых годов прошел под флагом судебных разбирательств по поводу названия "Пинк Флойд". Уотерс был смертельно обижен на Гилмора за то, что тот играл его песни на концертах, не сохраняя концептуальности замысла, просто чтобы доставить публике радость; за то, что обновленный "Флойд" выпустил два альбома, которые музыкой своей напоминали прежние работы, однако не были наполнены смыслом.

В 1999 году Уотерс заявил в прессе, что он полностью простил Гилмору всё, однако затем использовал весьма жесткое сравнение: "Видеть, как на потребу стадионной публике на концертах так называемого "Флойд" исполняются мои песни, которые я люблю как своих детей, так же больно, словно видеть, как кто-то принуждает твоих детей к проституции".

Отношения между Уотерсом и Риком Райтом никогда не были безоблачными. Райт — мягкий, добрый, очень чувствительный человек — редко находил общие интересы с целеустремленным, жестким, несколько циничным Уотерсом. После того, как Уотерс выгнал Райта из группы, они не общались в течение семнадцати лет. Лишь несколько лет назад Роджер и Рик увиделись на концерте Уотерса в Атланте, в штате Джорджия, когда Джон Карин, клавишник Уотерса и, по совместительству, второй клавишник расширенного состава нового Pink Floyd, провел Райта и его супругу за кулисы. Рик и Уотерс пожали друг другу руки, но не смогли найти общей темы для разговора.

На Мэйсона Уотерс был также сильно зол: этот человек, друг детства Роджера, поддержал Гилмора. Уотерс долго уговаривал Ника не связываться с новым "Флойдом", Мэйсон же, по словам Роджера, не перечил ему, однако впоследствии известил Уотерса по телефону о своем решении, сказав, что только с Гилмором у него есть будущее как у музыканта. Впоследствии Мэйсон стал первым, кто нашел в себе силы восстановить дружеские отношения с Роджером, выступив с ним на сцене.

Возможно, именно этот шаг и следует считать началом реюниона. Но и когда умер Стив О'Рурк, бессменный менеджер группы, четверка не смогла собраться — даже на его похоронах. Воссоединение казалось абсолютно немыслимым.

Ключ к примирению

Гилмор и Уотерс — вечные антагонисты, земля и воздух, плоть и дух Pink Floyd, но между ними больше общего, чем можно предположить.

Роджер — творец, проповедник, учитель, вынесший на своих плечах неимоверный груз после ухода предыдущего лидера. Дэвид — человек, занявший место Баррета в буквальном смысле, как певец и гитарист.

Роджер, когда-то искавший вместе со слушателями тайны космических созвучий, а потом, после того как люди перестали слушать и превратились в толпу, плюнувший этой толпе в лицо, навеки построил баррикаду между собой и зрителями, но никогда не отворачивается и не прячет от них взгляд. Гилмор же, понимающий, что каждый, кто купил билет, заслуживает своей доли удовольствия, на концертах закрывает глаза, уходит в себя, "замыкается в кокон", сосредотачиваясь исключительно на собственных чувствах. Отчуждение знакомо им обоим, только по-разному.

641. Roger Waters (78 миллионов фунтов).
654. David Gilmour (75 миллионов фунтов).
938. Nick Mason (50 миллионов фунтов).

— места участников Pink Floyd в списке самых богатых граждан Великобритании.

150 миллионов долларов — сумма, по слухам, предложенная группе за реюнион-турне по Штатам.

Они оба миллионеры, оба сочувствуют "левым", оба стремятся сделать мир лучше. Только Уотерс считает, что для этого надо кричать своей музыкой в души людей, а Гилмор продает свой дом, один из десятка, и жертвует вырученную сумму одному из бесчисленных благотворительных фондов.

Благотворительность — вот точка соприкосновения, благодаря которой удалось помирить заклятых врагов. Сделал это Боб Гэлдоф — бывший панк, бывший Пинк (тот самый участник видеоверсии "Стены"), организатор легендарной "Live Aid" 1985 года. Спустя 20 лет он задумал повторение акции — "Live 8". Восьмерка здесь одновременно означает и преемственность, поскольку "eight" созвучно "aid", и намек на "Большую восьмерку", совет лидеров наиболее экономически развитых демократических стран мира. Заседание восьмерки проходило непосредственно после акции Гэлдофа в Шотландии, и грандиозными бесплатными концертами на стадионах крупнейших городов мира Боб собирался привлечь внимание лидеров государств и миллионов простых людей к проблемам Африки, погрязшей в нищете и войнах.

У каждого из нас — свои жизненные заботы. Заставить людей забыть на время свои проблемы ради далеких африканцев? Кажется, это совершенно невозможно. Если не сделать то, что казалось таким же невозможным...

Прямая речь

БОБ ГЭЛДОФ: "Идея о воссоединении Pink Floyd пришла ко мне, когда я прочел в Интернете высказывание Ника Мэйсона о том, что реюнион возможен ради какой-нибудь большой благотворительной акции. "Live 8" — как раз такая акция. Задача была сложной. Нелегко вновь свести рассорившихся супругов; вдвойне трудно помирить Роджера и Дэвида! Но мне это удалось".

НИК МЭЙСОН: "Это была идея Боба, мы не претендуем на его лавры. Чтобы привлечь внимание к акции, он должен был чем-то поразить всех. У Гэлдофа был выбор: Боб попросил воссоединиться нас и... Spice Girls. Трудно сказать, кто здесь выиграл, а кто проиграл!

Сначала Боб связался с Дэйвом, но тот не воспылал энтузиазмом. И было отчего — Гилмор вовсю работал над сольным альбомом. Тогда Гэлдоф позвонил мне и сообщил об отказе Дэйва. Зная Гилмора, я ничуть не удивился. Есть такая поговорка: "Можно подвести коня к водопою, но нельзя заставить его пить". А Дэйва даже к воде не подтащишь.

А связавшись с Роджером, Боб получил полное согласие. Уотерс очень сожалел (впрочем, как и мы), что Pink Floyd не удалось выступить на "оригинальном" "Live Aid". Просто группы тогда фактически не существовало. Затем Роджер сам позвонил Дэйву, и этот разговор всё решил. Они ведь все эти годы практически не общались. Концерт подвернулся очень вовремя! Пора было прекращать эту "третью мировую войну".

Когда появился рок-н-ролл, все думали, что это забава на год-два, а потом все займутся чем-нибудь другим. Но мы играем его до сих пор! Время связало нас четырех особенной магией. Мы бы всё равно собрались снова — не ради "Live 8", так ради какой-нибудь другой благотворительной акции. Мы много раз сжигали мосты, настало время их строить. Всегда легче делать это, когда есть благородная цель".

ДЭВИД ГИЛМОР: "Все старые дрязги между группой и Роджером кажутся теперь настолько незначительными! И если наше выступление сможет привлечь внимание к акции, значит, дело того стоит".

РОДЖЕР УОТЕРС: "У нас есть прекрасная возможность помочь Бобу обратить всеобщее внимание на проблемы стран третьего мира. И, как чудесный бонус, — возможность собрать группу снова, пусть и на пару десятков минут. Конечно, циники будут насмешничать. Плевать нам на них!"

23 минуты — столько длилось выступление Pink Floyd на Live 8. Оно состоялось 2 июля 2005 года; группа исполнила "Breathe", "Money", "Wish You Were Here" и "Comfortably Numb".

Как это было

За выступлением Pink Floyd на "Live 8" наблюдал, затаив дыхание, наш зарубежный корреспондент Тимми ХОЛМС.

Скажу вам честно, за пару недель до концерта я начал волноваться. Как они сыграют? Всё ли у них получится? Не поссорятся ли в последний момент? За пару дня до концерта стало совершенно ясно: музыкантам нужно выйти на сцену и просто заткнуть всех критиков, которые говорят, что "Флойд" неактуален, что команда не сможет задержать внимание публики больше чем на 5 минут без лазерного шоу и фильмов.

Получилось так, как лучше и быть не может. Сначала долго тянули время The Who, которых я был бы по уши рад видеть в любой другой ситуации, но не сейчас. Они ушли и... наступило десятиминутное ожидание, которое показалось вечностью. В тумане и темноте были видны роуди, устанавливающие на сцене оборудование. Вынесли большой Hammond В-3 Рика Райта и потихоньку собирали Ludwig'oвскую установку Мэйсона.

А потом... Потом — щемящее чувство, не поддающееся описанию, и стук сердца, прелюдия "Dark Side". I've been mad for f*cking years... На сцене их было шестеро — флойдовская четверка, скрытый за занавеской Карин и старый друг Тим Ренвик. В "Money" присоединился Дик Пэрри, а Кэрол Кэньон пела бэк-вокальные партии в "Comfortably Numb". Первый раз с начала семидесятых они играли вчетвером — без прожекторов, без лазеров, без круглого экрана "Mr.Screen", не скрытые батареями акустических систем и рядами синтезаторов. Все песни исполнялись так, как они были записаны: без подвывающих девочек (отличительная черта гилморовского “Флойда”), без армии дополнительных музыкантов... У Роджера был его старый Precision, у Дэйва — старый черный "Стратокастер" времен тура "Animals", у Рика — один "хаммонд" и Kurzweil K2661. Роджер сильно волновался — это было заметно по тому, как у него дрожал голос и тряслись руки. Он смазал начало "Money", из-за этого Мэйсон вступил не в ту долю, и на минутку показалось, что им придется начать всё заново. Всех, как обычно, спас Дэйв.

Когда зазвучала самая первая песня, "Breathe", я почувствовал, что играет настоящий "Флойд". Тот самый, что появлялся на сцене последний раз в 1977 году в турне "In The Flesh", где они играли без клик-трэка. У Pink Floyd всегда была особенность, которая отличала их от остальных групп: если музыка "шла", если был драйв, то они начинали играть быстрее. Этот знак любительства, тем не менее, стал неотъемлемой частью концертов "Флойда". Ускорение едва заметно, но Мэйсон начинает спешить с третьей долей, если чувствует драйв... На концертах "The Wall" Роджер заставил всех играть под клик, слишком сложна была схематика концерта, где шло строительство стены, по сцене ходили техники... Клик был необходим. В турах гилморовского "Флойда" Гэри Уоллис всегда обеспечивал ритм с точностью драм-машинки, а Мэйсон подстраивался под него. На "Live8" "Флойд" ускорялись в каждом инструментальном куске. Не верите? Послушайте старые концертные записи.

Не было никаких сомнений — это настоящий "Флойд". Грубоватый бас Роджера, альты Мэйсона и мягкое фортепиано Райта. И, как всегда, безупречная игра Гилмора, который расслабился только к последней песне. Не нужно было быть специалистом, чтобы понять: в музыкальном плане всё держалось на нём.

Не думаю, что когда-либо еще я увижу их вместе. Это был красивый конец великой группы.

НИК МЭЙСОН: "Концерт прошел прекрасно... Если между нами и были "трения", то потому, что мы, с одной стороны, и Роджер, с другой, всегда играли эти песни чуть-чуть по-разному. Нам предстояло решать, чьи аранжировки предпочесть. Победила дружба!

Мне кажется, что я больше всех растерял былую форму, и хорошо, что мы не играли быстрые песни — в мои года я стал их недолюбливать".

РОДЖЕР УОТЕРС: "Потрясающее выступление. Лучше и быть не могло! Но очень непривычно было ждать — просто ждать целый день и весь вечер и думать, как же мы сыграем. На моем собственном концерте всё под контролем — я это знаю, потому и не нервничаю, а в этот раз меня просто переполнял адреналин...

Что касается дальнейших перспектив — никогда не говори "никогда". В схожих обстоятельствах мы, может быть, и соберемся вновь. Но между мной и Дэвидом по-прежнему остаются непреодолимые различия — музыкальные, философские, политические и артистические. (Смеется). Так что [долговременное] воссоединение группы будет не самым удачным решением".

ДЭВИД ГИЛМОР: "Весьма странное чувство — быть снова на одной сцене после стольких лет вражды. Теперь между мной и Роджером вполне дружеские отношения. Мы уже обменялись парой email'ов с тех пор, как Уотерс вернулся к себе домой в Штаты. Расставание тоже было очень теплым.

Не исключаю, что когда-нибудь мы снова соберемся и выступим, если повод будет такой же важный, как сейчас. Но сыграем лишь один концерт, не более того. Прошло двадцать лет, и у меня теперь своя собственная жизнь".

Что дальше?

Роджер Уотерс выпускает уже изрядно нашумевшую оперу "Cа Irа" и обещает в будущем году новый студийный альбом. Дэвид Гилмор также готовит сольник, работу над которым он так неохотно прервал ради реюниона, и мировое турне после выхода диска. Ник Мэйсон возвращается в свой чудесный офис к любимым гоночным автомобилям. А про Рика Райта, разумеется, все опять забыли...

Восемь концертов в мировых столицах (включая удивительно поспешное и бестолковое шоу в Москве, возглавляемое Pet Shop Boys) посмотрели по телевидению несколько сотен миллионов человек. Золотой дождь благотворительных SMS-сообщений пролился на организаторов, чтобы исчезнуть затем где-то в африканских песках. Общество было впечатлено, но величественная и благородная затея Гэлдофа рассыпалась в прах неделей спустя, когда восемь террористов взорвали свои бомбы в метро и на улицах Лондона.

У большого мира много больших проблем...

Вместо эпилога

На тихой окраине Кембриджа изредка можно увидеть одинокого пожилого велосипедиста. Этому налысо стриженному грузному человеку сейчас 59, и когда-то его звали Сид Баррет. Теперь он и отзывается лишь на свое настоящее имя — Роджер. Прошлая, такая далекая жизнь рок-музыканта — то, о чём он не хочет вспоминать... Ухаживает за физически крепким, но беспомощным, как ребенок, человеком его сестра Розмари, а Дэвид Гилмор следит, чтобы ручеек авторских гонораров никогда не иссякал. Денег этих хватает на скромную безбедную жизнь, хватило бы и на большее. Но Сида деньги больше не интересуют, не волнует его и слава. По словам сестры, он сдержанно похвалил увиденный по телевизору фильм о себе и Pink Floyd, a вот на известие о реюнионе своих бывших товарищей Баррет не отреагировал никак. Совсем.

   
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2019. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте