Hey you,
Would you help me to carry the stone
Open your heart, I'm coming home
Roger Waters (Hey You)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку



45. Аэродром. День.

На аэродроме, откуда улетел Марк, ведется расследование в связи с похищением само­лета. Полицейские, корреспондент радио­компании, несколько фоторепортеров. Поли­цейский сержант беседует с владельцем уг­нанного самолета.

С е р ж а н т. Вы часто пользовались своим самолетом?

В л а д е л е ц. Да, часто.

С е р ж а н т. Он у вас застрахован?

В л а д е л е ц. Конечно, как же иначе? Этот самолетик хоть и маленький, но от­нюдь не дешевый, это говорю вам я. Моя жена его просто обожает. Я его выкрасил в ее любимый цвет — розовый.

46. Пустыня. День.

Самолет с Марком, разрисованный и пере­крашенный, летит над пустыней.

47. Аэродром. День.

Репортер расспрашивает механика, кото­рый подходил к Марку в момент взлета.

Р е п о р т е р. Так, значит, вы разговари­вали с этим парнем?

М е х а н и к. Да, разговаривал.

Р е п о р т е р. И что он вам сказал?

М е х а н и к. Ну, он предложил мне сде­лать с ним круг над городом. Он держался так, будто это его самолет.

Р е п о р т е р. И вы ему поверили?

Механик некоторое время размышляет, по­том отрицательно качает головой.

М е х а н и к. Нет.

48. Пустыня. День.

Машина Дарии бежит по дороге — здесь ме­стность богаче растительностью. Радио включено и передает интервью, которое ре­портер берет у механика.

Р е п о р т е р (за, кадром, по радио). Так почему же вы позволили ему улететь?

М е х а н и к. Сам не знаю.

Р е п о р т е р. Вы не помните, как он был одет?

М е х а н и к. Он был в рубашке.., волосы у него черные.

Р е п о р т е р. Сколько вы могли бы дать ему лет?

М е х а н и к. Ну, около тридцати... а мо­жет, меньше... двадцать, двадцать один...

Дария смеется и ловит другую станцию. Ее «форд» мчится по дороге среди  пустыни, непрерывно меняющей свой облик.

Между тем «Лилли-7» продолжает свой путь — самолет пролетает над вершинами Скалистых гор.

Дария, за рулем своей машины, вновь вклю­чает радио.

Д и к т о р (по радио). Клуб «Четырех X» проводит в воскресенье спортивный празд­ник на стадионе средней школы в Шеппарде. Состоится родео, так что лошадей, пыли и веселья хватит на всех. А также готов по­биться об заклад, что будет припасено не­мало мороженого...

Дария ловит другую станцию, которая передает мелодии Дальнего Запада. Пейзаж ме­няется. Более экзотическая растительность, сочная трава, земля красноватого цвета, по небу несутся белоснежные облачка. Мы

в Аризоне.

Навстречу машине по обочине мчится не­большой табун необъезженных  лошадей. «Лилли-7» продолжает полет, поднявшись над плотным слоем облаков.

49. Аэродром. Вторая половина дня.

На аэродроме ждет полиция. Повсюду, за каждым строением — полицейские машины. На КДП аэропорта полицейский в штатском переговаривается по радио с другим поли­цейским — на летном поле.

П о л и ц е й с к и й  в  ш т а т с к о м. Вни­мание! Видим «Лилли-7». Летит с севера. Приближается к аэродрому и идет на посад­ку.

Другой полицейский в штатском — у подно­жия КДП — с миниатюрным  приемником-передатчиком в руке.

2-й п о л и ц е й с к и й  в  ш т а т с к о м. Со­общение принял.

Он оборачивается, подает знак другим по­лицейским, те бегут к машинам, сам он то­же направляется к автомобилю. Полицейские рассаживаются по машинам, в то время как голос из репродуктора нес­колько раз повторяет.

Г о л о с  и з  р е п р о д у к т о р а. Все при­бывающие самолеты направляются в сектор ожидания... Все прибывающие самолеты направляются в сектор ожидания.

К посадочной полосе подбегают два фото­графа. Репортер залезает в машину  и пы­тается оттуда связаться с вертолетом своей радиокомпании.

Р е п о р т е р. К-Х-Т-семь-пять-девять, го­ворит К-Х-Т-шесть-пять-два. Отвечайте.

В динамике автомобильного приемника раз­дается голос репортера,  находящегося на вертолете.

Г о л о с  с  в е р т о л е т а. К-Х-Т-шесть-пять-два, говорит К-Х-Т-семь-пять-девять. Ты бы только на него посмотрел, глазам бы своим не поверил.

Р е п о р т е р. А что такое?

Г о л о с  с  в е р т о л е т а. Да ничего осо­бенного. Он для смеха его весь размалевал.

Теперь самолет Марка видят уже все — он над аэродромом.

На земле полицейские в машинах следят за ним взглядом.

Самолет выпускает шасси.

Автомобили, стоящие у КДП, приблизились к посадочной полосе.

Полицейские машины, ожидавшие на дру­гом краю аэродрома, тоже подъехали по­ближе и расположились таким образом, чтобы следить за приземлением.

«Лилли-7» начинает снижаться и, делая ви­раж за виражом, приближается к посадоч­ной полосе. Он, словно птица, плавно пока­чивает крыльями, готовясь коснуться земли. Полицейский в штатском, который был на башне, теперь уже спустился и пытается прогнать с летного поля фотографов.

Полицейские автомашины, включив сирены, срываются с места и несутся параллельно главной посадочной полосе, намереваясь блокировать самолет.

Марк в самолете замечает этот маневр и сворачивает на боковую полосу. Но здесь его настигает машина, стоявшая на другом конце поля. Она почти вплотную прижи­мается к боку самолета, лишая его возмож­ности маневрировать. Марк делает попытку свернуть, но при этом чуть не происходит столкновение.

Тем временем остальные машины окружают самолет и берут его в кольцо. Из окон ма­шин высовываются полицейские, у каждого в руке пистолет. Выхода нет. У Марка ос­тается лишь одна возможность — быстро развернуться и попытаться вновь взлететь в противоположном направлении. Он пы­тается это сделать.

Кто-то из полицейских в одной из машин открывает огонь. Гремят четыре выстрела. Самолет останавливается между двух полос, на траве, мотор его глохнет. Смолкает и зловещий вой полицейских сирен. На нес­колько секунд все застывает в неподвиж­ности.

Напряженная тишина. Окруженный четырь­мя полицейскими машинами, самолет ка­жжется мертвым.

Двое полицейских с пистолетами в руках вылезают из машины и прячутся за ней.

Из другой машины выходит сержант в со­провождении полицейского и направляется к самолету. Теперь все толпятся вокруг «Лилли-7», в том числе и полицейские в штатском. Сержант, заглянув в Кабину са­молета, оборачивается и смотрит на стре­лявшего полицейского — в его взгляде рас­терянность. Потом он пытается открыть дверцу кабины, но ему это не удается, так как она заперта изнутри. Тогда, отойдя от самолета, он говорит.

С е р ж а н т. Вызовите санитарную маши­ну. И достаньте какой-нибудь инструмент, чтобы открыть дверцу.

Остальные полицейские также отходят от самолета.

Сквозь переднее стекло кабины мы видим голову Марка, безжизненно  упавшую на приборную доску самолета. Репортер говорит в микрофон, но мы не слышим его голоса, потому что его пере­крывает оглушительный шум идущего на посадку вертолета. Репортер на вертолете тоже говорит в микрофон, передавая сооб­щение о том, что только что произошло на одном из аэродромов Лос-Анджелеса...

   
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2020. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте