Hey you,
Would you help me to carry the stone
Open your heart, I'm coming home
Roger Waters (Hey You)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку



21. Университетский «кампус» (Четырехугольный плац перед зданием ректората университета — большая площад­ка, покрытая травой, с группами деревьев и цветочными клумбами. Именно тут обычно и происходят студенческие митинги. (Здесь и далее — примечания автора.)) Утро.

Крупным планом — лицо полицейского в противогазе.

Длинная шеренга полицейских — мы видим только их брюки.

Другие шеренги — сотни полицейских, ко­торые, очевидно, должны противостоять студенческой массе. Из репродуктора разно­сится голос офицера: он говорит медленно, скандируя слоги.

Перед полицейскими — толпа студентов.

Крики, свист, протестующие голоса. Отряд полицейских пытается оттеснить сту­дентов. Начинается свалка, то и дело раз­даются крики полицейских.

П о л и ц е й с к и е. Назад!.. Назад!..

С другого конца «кампуса» наступает еще одна группа полицейских. В них летят раз­личные предметы. Крики.

У входа в один из корпусов полицейский с походной рацией передает по радио приказы. Другой полицейский жестоко избивает дубинкой студента.

Большое окно одного из занятых полицией университетских зданий. Стекло разбито. Видны спины полицейских. Один из них, быстро щелкая аппаратом, фотографирует толпящихся на дворе студентов, которые, подняв руки со сжатыми кулаками, скандируют лозунги.

Х о р  г о л о с о в. Власть народу!.. Власть народу!.. Власть народу!..

Юношу с окровавленным лицом поддержи­вают под руки друзья; другого, залитого кровью, опускают на носилки. Земля покры­та пятнами крови, повсюду валяются окро­вавленные платки. Один из обагренных кровью платков прикрепили к верхушке длинного шеста, и он реет, как красный флаг.

22. Университетская библиотека. Утро.

Под душераздирающий вой сирены к зда­нию университетской библиотеки подкаты­вает полицейский автомобиль, разворачи­вается и останавливается. Из него выходят несколько полицейских. Немногочисленная группа студентов перед библиотекой посте­пенно рассеивается.

Г о л о с  п о л и ц е й с к о г о (за кадром). Назад... Назад... Осади назад!

Д р у г о й  п о л и ц е й с к и й. Убирайтесь отсюда!

Слышатся приказы, звучащие на разном расстоянии.

Л е й т е н а н т  Б э л л. Очистить все во­круг!.. Блокировать все входы!..

1-й п о л и ц е й с к и й. Все назад! Живо! Проваливайте!

2-й п о л и ц е й с к и й. Эй вы, пройдемте со мной!

Четверо студентов-негров и один белый пря­чутся за кустарником, окаймляющим портик здания напротив библиотеки.

С лестницы стремительно сбегает Марк и присоединяется к ним. Из своего  укрытия он наблюдает за происходящим.

Около полицейской машины, лицом к биб­лиотеке, заняли места полицейские под командой лейтенанта Бэлла. Передние — в противогазах, остальные — чуть сзади. Лей­тенант, все так же скандируя слоги, обра­щается к студентам.

Л е й т е н а н т. Говорит лейтенант Бэлл из городского управления полиции. Вы на­рушили статью четыреста пятнадцатую Уго­ловного кодекса. Мы знаем, что вы воору­жены. Если вы немедленно не бросите ору­жия и не выйдете с поднятыми руками, мы будем вынуждены заставить вас выйти дру­гими средствами.

23. Университетская библиотека (интерьер). Утро.

Лица студентов-негров, находящихся в биб­лиотеке,— они настороженно прислушивают­ся к последним словам лейтенанта Бэлла. Все пятеро — один из них совсем еще маль­чик — в белых рубашках.

Во дворе воцаряется мертвая тишина. Лишь откуда-то издали доносятся крики демон­странтов. В библиотеке пятеро студентов-негров переходят с места на место. Мы видим, как к одному из окон снаружи подхо­дит, полицейский в противогазе, с пистоле­том в руке, и заглядывает внутрь. За ним маячат фигуры двух других полицейских.

24. Университетская библиотека (интерьер). Утро.

Здание окружено. Еще несколько минут ничто нe нарушает тишину. Мы видим лей­тенанта Бэлла со спины, его добродушная физиономия отражается в пластиковом забрале каски. Рядом с ним полицейский с винтовкой наперевес. Двое других в проти­вогазах — по обе стороны от входа в библиотеку — наполовину скрыты кустами роз. Один из них оборачивается к своему началь­нику, который, очевидно, отдает ему какой-то приказ. Полицейский приближается к входной стеклянной двери, выдергивает предохранитель из бомбы со слезоточивым газом и бросает ее внутрь через разбитое стекло.

Несколько мгновений ожидания. Слышится легкое потрескиванье бомбы. Полицейские, стоящие у входа, поспешно отступают назад, как только из отверстия в стекле начинает валить дым.

Затем раздается шум шагов. Громкий ка­шель. Дверь распахивается и, шатаясь, вы­ходят четверо юношей.

1-й п о л и ц е й с к и й. Все сюда. На тро­туар.

2-й п о л и ц е й с к и й. Сюда, вам сказано!

Четверо студентов ложатся на тротуар лицом вниз.

Дверь вновь отворяется и выходит самый младший. Он кладет руки на пояс, словно хочет заправить рубашку в брюки. Заметив это движение, один из полицейских кричит.

— Он вооружен!

Полицейский, стоящий ближе других к юно­ше, тут же нажимает на спусковой крючок короткоствольного карабина. Юноша-негр падает навзничь. На белой рубашке двена­дцать маленьких дырочек, из которых начи­нает медленно — капля за каплей — сочить­ся кровь.

Полицейский перезаряжает карабин, в то время как другой, обращаясь к лежащим на земле студентам, приказывает.

— Не шевелиться! Лежать неподвижно!

У Марка, наблюдавшего эту сцену, мгновен­ная, инстинктивная реакция. Он опускает руку и вытаскивает из-за голенища сапога пистолет.

Гремит выстрел. Полицейский, убивший нег­ра, тоже падает на землю.

Марк закрывает лицо рукой. Потом резко вскакивает и бежит вверх по лестнице. На бегу поднимает упавшую куртку и исчезает за деревьями. Слышатся голоса команды.

П о л и ц е й с к и й. Скорее, бегите по ле­стнице!

Л е й т е н а н т Б э л л. Запроси подкреп­ление по радио. Ступай.

П о л и ц е й с к и й (за кадром). У нас в перестрелке ранен один человек. Пришлите подкрепление. Код номер три.

О т в е т (по радио). Тысяча пятьдесят первый принял. Направляю подкрепления отрядам в район пункта «двадцать во­семь — пять-четыре». Код номер три.

 

25. В автобусе. Утро.

Марк сидит в автобусе, На нем черные очки. Вокруг пассажиры. Свет в  автобусе зеле­ный — из-за цветных стекол.

К о н д у к т о р. Бродвей-Прэри. Конечная остановка.

Марк выходит из автобуса и медленно, с за­думчивым видом, идет по улице.

Это окраинный район. Движение транспор­та здесь очень оживленное, везде флажки, рекламные щиты: «Bank of America», «Seven up» («Американский банк». «Седьмое небо» — название содовой воды (англ.)) и так далее. Марк видит закусочную и входит в нее.

26. Закусочная (интерьер). Утро.

Это типичный американский «Drugstore» аптека, закусочная, бакалейная лавка — все вместе. Хозяин готовит бутерброды двум рабочим.

Х о з я и н. На каком тебе хлебе?

1-й р а б о ч и й. На каком хочешь.

2-й р а б о ч и й. Мне на ржаном. С май­онезом.

Марк направляется к телефону и набирает номер.

1-й р а б о ч и й. Тебе не кажется, Боб, что на колбасу ты жадноват. Ведь я не на диете.

Х о з я и н. Если хочешь, чтобы я положил побольше колбасы, побольше заплати.

1-й р а б о ч и й. Заплачу, заплачу, не вол­нуйся.

 

27. Комната Марка. Утро.

Звонит телефон. Морти подбегает к аппара­ту и срывает трубку.

М о р т и. Алло.

М а р к (по телефону). Это я.

М о р т и. Ты где?

М а р к. В какой-то закусочной.

М о р т и. Тебе лучше исчезнуть... Кто-то звонил и сказал, что тебя  показывали по телевидению. Это действительно был ты? Марк — в закусочной — хмурится.

М а р к. Что?

М о р т и (по телефону). В последних из­вестиях. По телевизору.

М а р к. Ты уверен?

М о р т и. Он сказал, что ему показалось, будто это был ты.

М а р к. Морти! (Оборачивается и смотрит на хозяина и рабочих. Марк боится, что они услышат то, что он собирается сказать.)

28. Комната Марка. Утро.

Морти не слышит больше голоса Марка. Морти. Алло, Марк, алло...

На другом конце провода Марк вешает трубку.

29. Закусочная (интерьер). Утро.

Хозяин и рабочие чему-то смеются. Марк, остановившись в нескольких шагах от при­лавка, нерешительно обращается к хозяину.

М а р к. Послушайте, могу я попросить вас об одном одолжении?

Х о з я и н. Разумеется!

М а р к. Я хотел спросить вас... не повери­те ли вы мне на слово и не дадите ли бу­терброд в кредит?

Х о з я и н. Дело не в том, поверю я вам или нет, но если я поверю вам, то потом мне придется верить всем остальным.

М а р к. Да, конечно.

30. Улица, где находится закусочная, и окрестные кварталы. Утро.

Перед глазами Марка, сидящего у подножия гигантского манекена, установленного возле бензозаправочной колонки, проходят все новые рекламные надписи и изображения. Марк поднимается и почти машинально идет, привлеченный шумом самолета. Потом останавливается и следит за пролетающим над его головой маленьким туристским самолетом.

Шум самолета сменяет вой полицейской сирены. Марк идет дальше. Еще один само­лет низко проносится над ним. Марк пони­мает, что где-то поблизости — аэродром, и направляется к нему.

31. Аэродром. Утро.

Навстречу Марку несется оглушающий свист и грохот реактивных двигателей. Это приземлился принадлежащий какой-то фир­ме самолет, из которого выходят несколько человек, по виду бизнесмены. Марк глядит на них, потом подходит к другой машине — небольшому спортивному самолету, окра­шенному в розовый цвет, на боку которого написано «Лилли-7».

Дверца самолета открыта. Марк загляды­вает внутрь, озирается вокруг,  потом вле­зает в машину.

Он пристегивает ремни, пробует, как опус­кается колпак кабины, и включает мотор. Механик, работающий у другой машины, слышит шум и подходит к самолету.

М е х а н и к. Ты куда?

М а р к. Сделаю круг и вернусь. Поле­тишь со мной?

М е х а н и к. Нет, спасибо.

М а р к. Как хочешь.

Марк захлопывает окошечко. Выруливает па взлетную полосу. Но желая побыстрее оторваться от земли, он набирает скорость, даже не замечая, что ведет машину по полосе, с которой не взлетают. «Лилли-7» сразу же  засекают на контроль­но-диспетчерском пункте.

 

Д е ж у р н ы й  н а  К Д П. «Лилли-7»... «Лилли-7»... «Лилли-7»... Говорит Энский КДП. Остановите взлет. Вы ошиблись поло­сой. Взлет в противоположном направлении, здесь посадочная полоса. Как только суме­ете, развернитесь. «Лилли-7»... «Лилли-7»... Говорит Энский КДП.

Марк не отвечает, и самолет отрывается от земли. Он уже над городом. Внизу тянутся бесконечные ленты автострад. Гигантский массив Лос-Анджелеса вырисовывается сквозь дымный туман. Марк, довольный, улыбается, глядя вниз на нагромождения городских зданий, которые убегают с каж­дым мгновением все дальше и дальше и оставляют его наедине с неожиданно обре­тенной безграничной свободой.

   
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2020. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте