Come on now
I hear you're feeling down
Roger Waters (Comfortably Numb)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку



Венеция 2

11 августа, 2006. 10 часов вечера. Я справляю малую нужду позади сцены на Пьяцца Сан-Марко, перед которой четыре тысячи мокнуших под ливнем людей громко выражают свой восторг от последних нот ‘Fat Old Sun’, затухающих в кирпичной кладке. Это чудо, что я вообще нахожусь здесь. Дэвид Гилмор должен был выступать на предыдущих выходных, но, когда мы покидали гостиницу для саундчека, стало известно, что произошел обвал части навеса над сценой, и нам надо было ожидать дальнейших указаний.

Как этот концерт, так и тот, что был запланирован на следующую ночь, были отменены, так как вся сцена должна была быть разобрана и выстроена заново.

В классическом стиле “Шоу должно продолжаться”, Дэвид постановил, что концерты должны быть перенесены на следующие выходные.

Наши билеты были забронированы на 10-е августа, по случайному стечению обстоятельств, в этот же день британские авиалинии потерпели крах из-за открытия предполагаемого запланированного терракта с использованием жидких бомб для взрыва самолетов. Это должно было быть концом наших планов, но нет, Дэвид просто заказал частный самолет, и вот мы уже здесь.

Наконец-то перестал идти дождь, и мы, выйдя на финишную прямую, начали второе отделение. Я услышал со сцены знакомый басовый гул, возвещавший о начале ‘Coming Back To Life’. Без проблем: сначала две минуты идет гитарное соло, потом куплет, а затем вступаю я.

Но вместо привычных парящих звуков дэвидового черного Страта, я услышал самого поющего Дэвида.

«On the turning away… Of the pale and downtrodden…»

Что!!!!

Мы играли эту песню в последний раз в 1990-м году. (На самом деле, это неправда, как я позже убедился: мы исполняли ее несколько раз в 1994-м, то есть, 12 лет назад).

Я лихорадочно собираюсь с силами и лечу обратно на сцену, к стчастью, избежав инцидента, как с ‘There’s Something About Mary’. Майк, мой техник, передает мне бас-гитару, а я пытаюсь спокойно пройти на сцену. Я подхожу к своему микрофону, взглянув на моей сетлист, чтобы удосттовериться, что ‘On The Turning Away’ там нет и это не я запутался. Его там нет. Фух. Я начинаю думать о том, что там дальше в песне, у меня есть лишь 30 секунд, прежде чем начнется моя басовая партия – в этом вся прелесть Pink Floyd, бас даже не вступает тогда, когда большинство поп-песен заканчивается – потом я оглянулся и понял, что мои партнеры по сцене, Стив и Фил, никогда не репетировали эту песню, вообще. Супер. Мне придется постараться научить их песне во время ее исполнения, в то же время пытаясь и самому вспомнить и ее, и сам резиновый стиль игры на безладомом басу, присущий восьмидесятым.

БЛИН! Безладовый!!! У меня неправильная бас-гитара!!

Я бегу за сцену, крича Майку, чтобы тот захватил безладовый бас, а затем, наскоро заменив инструмент и подключив его, я готов играть за два аккорда до своего вступления. О, да.

Мы отважно играем, а как только песня набирает темп, все становится довольно волнующим. Затем я оглядываюсь на Стива и Фила, которые смотрят на меня, ожидая подсказок; я чередую выкрикивание аккордов Филу и показывание жестами биты барабана Стиву, в то же время, стараясь не запнуться самому. В песне лишь пять аккордов, но они необязательно находятся там, где ты ожидаешь. Я понял, что я нахожусь в трехсторонней ситуации и мне придется кого-то бросить. Я решил оставить Фила наедине, так как барабаны важнее, чем ритм-гитара. Мне удалось подсказать Стиву, где находится брейкдаун, когда все останавливается, пока довольно милая фигура бас-гитары объявляет последний куплет. Мне удается все, и мы подходим к концу песни, когда Дэвид вытягивает губы дудочкой и делает то, что ему удается лучше всего. Песня оканчивается неудачно, так как Стив неправильно понял как мои, так и сигналы Дэвида, и, вместо того, чтобы замедлиться, ускоряет игру, но мы уже выступили, и публике понравилось, а Дэвид светился от того, что собрал группу на месте.

Я подошел к нему, чувствуя, что справился с задачей достаточно хорошо, и, собравшись, выкрикнул в истерическом стиле Уитнейла: “Монти, ты ужасная сволочь!!!”

В ответ он улыбается мне и просто говорит: “Ты был ужасен”.

Настоящая похвала.

Предыдущая глава Оглавление Следующая глава
   
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2020. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте