Over the mountain, across the seas,
Who knows what will be waiting for me?
Pink Floyd (The Gold It's In The...)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку



Live 8

В начале июня 2005-го я проводил отпуск вместе с семьей на Форментере, когда вышел новый выпуск Sunday Telegraph, в котором говорилось, что Pink Floyd воссоединяются для Live 8. Я не поверил ни слову, не в последнюю очередь потому, что Гилморы тоже были там и им тоже не верилось.

У меня был запланирован тур с Roxy Music в следующем месяце. Леви, их тур-менеджер позвонил мне и взволнованно спросил, не собираюсь ли я отказаться от гастролей с группой, «спрыгнув с корабля» ради этого мифического выступления. Я ответил ему, чтобы не волновался, ведь я был с Дэвидом и его тоже насмешила эта новость. Думаю, моим точным ответом скорее было: «Для того, чтобы собрать эту компашку, понадобится нечто большее, чем эго Боба Гэлдофа».

К счастью для мира, как частенько бывает, я ошибался.

Через пару дней после моего возвращения домой мне позвонил Дэвид.

«Ты сидишь без дела?»

События разворачивались полным ходом. Дэвид получил звонок о т Роджера. Вот и все, что понадобилось. Им нужен был дополнительный басист на две песни и Дэвид, и – я так надеюсь, Рик и Ник – хотели взять меня. В конце концов, я же знал песни, я немного запятнал репутацию несколькими ночами ранее в баре на Форментере. Находясь под влиянием текилы и под поддержкой Полли, когда группа играла ‘Wish You Were Here’, я поднялся и захватил бас, настаивая, что я – басист Pink Floyd и было не о чем беспокоиться. Это был пятиструнный безладовый бас, а я был очень пьян, поэтому изрядно нахалтурил. Что еще хуже, об этом узнала пресса и несколько газет запустили историю, что Дэвид выступил в баре и фальшиво сыграл собственную же песню.

Как бы там ни было, мне надо было выбирать между Roxy и Floyd. Дополнительной ложкой дегтя было то, что Roxy даже не собирались участвовать в Live8. У них просто на тот день был запланирован концерт в Германии. Какой промоутер на это согласился, ума не приложу.

Я провел следующие два часа в раздумьях, расхаживая туда-сюда, пока не раздался звонок. Звонил Фил Манзанера.

Он сказал: «Небось, ходишь туда-сюда».

Я никогда еще в жизни не получал такого интуитивного звонка, по крайней мере, от мужчины.

Он сказал, чтобы я не волновался; они что-то придумают. Как бы это ни успокаивало, я знал, что это полная ерунда. Так как у меня не получилось выступить с Филом Коллинзом на Live Aid, я никогда бы не смог выступить на обоих шоу, и, давайте признаем, что у меня нет соответствующего имени.

Прежде, чем я мог принять окончательное решение, тот концерт Roxy Music был заменен на Live8 Berlin, так что, если бы я отказался от выступления с Floyd, то я все равно не играл бы в каком-то пустом зале.

Я сделал свой окончательный выбор через несколько дней, когда Roxy выступали на фестивале Isle of Wight. Ко мне подошел агент обоих групп, Нил Уорнок, и сказал: «Ты не можешь выступить в Гайд-Парке, забудь об этом. Никоим образом. Но я обещаю тебе, что в следующем году ты будешь выступать и с Roxy, и с Дэвидом».

Мне кажется, что я принял довольно мудрое решение.

Концерт в Берлине был хаосом, как и ожидалось. Сцена находилась посреди дороге, шедшей через Тиергартен, поэтому вам надо было смотреть по сторонам, чтобы не врезаться в светофор, когда вы поднимались по лестнице. Гримерные как таковые отсутствовали, поэтому нам пришлось прийти в сценических костюмах на концерт и ожидать выхода на сцену в закулисном баре. Ко времени нашего выступления, с опозданием в четыре часа, наши костюмы были уже изрядно помяты, а перья у танцовщиц попадали. За сценой было довольно людно; нам пришлось сидеть на диване по очереди, а также использовать всю силу воли на то, чтобы шесть часов противостоять искушению выпить действительно неплохое немецкое разливное пиво. Уж не говорю о том, как сложно не слишком много пялится на Брайана Уилсона.

Мы вышли и ждали в задней части сцены двадцать минут перед нашим выходом. Я заметил толпу людей, в некоторых из них я узнал Faithless, которые выступали после нас. Мне нравится их музыка, но я мало о них знаю. Я знаю, что в состав группы входит Макси Джаз, Систер Блисс, Ролло и брат Дидо и все. Так уж совпало, что я сыграл на басу на их версии ‘Reasons To Be Cheerful’ несколькими месяцами ранее, хоть никого из членов группы не было в студии на тот момент. Думая, что это довольно удачная тема, чтобы завязать разговор, я подошел и представился, рассказав о том, что мне очень понравилось играть на их новом альбоме. Несколько музыкантов пробормотали “спасибо”, но было немного неудобно, потом кто-то протянул руку и сказал: “Спасибо, Гай, я Обри, басист Faithless”.

Ну, как это можно предугадать? Я уверено, что меня пригласили лишь потому, что группы не было на месте, поэтому они, возможно, даже не знали об этом, пока я не сделал работу. Все равно, я извинился и быстренько побежал по ступенькам, чуть ли не врезавшись в светофор.

Всем нам пришлось использовать оборудование, которое было на месте, а усилок, на который я согласился, находился в задней части сцены, поэтому, как бы он ни звучал и как бы громко он ни звучал, когда я его подключил, все бы оставалось так же напротяжении всего сета. Публика выглядела так, словно им было всего достаточно; они были там вот уже двенадцать часов, бедняжки. Брайану удалось разбудить остатки их настроя, хоть это и выглядело странным, выступление на дороге перед узкой но очень, очень длинной аудиторией.

После выступления с Roxy Music мы пошли ужинать, но все, что я хотел сделать, так это, конечно же, побежать к телевизору и посмотреть определенный реюнион, но это не было бы большой поддержкой. Я позвонил Гале, спросив о выступлении the Who: во что был одет Пит и играл ли он на своем красном Страте и т.д.., я до сих пор фанатичный школьник. Она сказала, что немного выпила и стояла сбоку сцены на чемодане, делая «мельницу» [1] под «Won’t Get Fooled Again». Моя девочка. Мой телефон чуть ли не плавился от SMS-ок ото всех знакомых во время выступления Pink Floyd. «Breathe хороша», «Почему на басу Ричард Гир?!», «Ник круто звучит», «Не вижу Рика», «Боже, какое соло!» «Черт, они просто обнимаются!»

Хоть мне и было грустно, что я этого не видел, но я был рад тому, что у меня был концерт в тот же день. Если бы я там играл, то моим последним воспоминанием выступления с Floyd было бы то, что я был задвинут на задний план, позади настоящих талантов, как напоминание о том, насколько малой частью всего действа был я.

Примечания:

1. Cценическое движение Пита – прим. пер.(назад к тексту)

Предыдущая глава Оглавление Следующая глава
   
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2020. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте