Far away across the field
The tolling of the iron bell
Calls the faithful to their knees
To hear the softly spoken magic spell
Pink Floyd (Breathe - reprise)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку



Стадионный этикет

Когда вы впервые выступаете на стадионе, то зрители – это бескрайние массы, лишь первые в нескольких первых рядах можно хоть немного разглядеть отдельных людей. Обязательно кто-то бросится в глаза, на кого ты будешь смотреть вновь и вновь, не обязательно из-за его красоты, иногда в людях есть просто что-то неописуемо интересное. Это может быть явный гей в переднем ряду, на которого ты то и дело посматриваешь, неизбежно посылая ему неправильные сигналы, а затем пытаясь каким-то образом намекнуть, что ты не пытаешься послать те сигналы, только усугубляя ситуацию.

Еще один хороший пример – это когда ты видишь человека, чей внешний вид тебе нравится и решаешь разделить концерт с ним, знаешь, просто лишний раз ему улыбнуться или, может, дать им знать о чем-то, что происходит на сцене. Возможно, так только у меня, но это – то, что я всегда делал, и я думаю, что это может помочь вашему выступлению, если у вас есть совместный опыт с как минимум одним человеком из публики.

Кроме того случая на Maine Road Stadium в Манчестере, где девушка, которой я улыбался, то и дело оборачивалась, а затем поворачивалась к своему другу и спрашивала, “Он смотрит на меня?” как будо я был каким-то психом на лавке в парке, а не частью невероятного спектакля, который она добровольно посещала.

На шоу в Модене, Италия, прямо напротив Дэвида стоял парень, который был копией меня, что заметила половина группы и нашла очень забавным, особенно, когда он становился все более и более пьяным по ходу концерта, а к выходу на бис потерял сознание.

На концерте в Неаполе, половина первого ряда уверенно жестами требовала меня пригласить их после выступления за кулисы, где они дадут мне кокаин, что было странно, так как у меня абсолютно не было намерения куда-либо их приглашать.

Однажды, когда мы играли ‘Comfortably Numb’, снова, если не ошибаюсь, в Италии, я заметил парня в первом ряду, который определенно был на пике кислотного трипа. Так как я и сам был на концерте Floyd под кислотой, я очень ему сопереживал, до такой степени, что и сам почувствовал себя под кайфом. Ужасным было то, что, по видимому, того парня ожидал мощный бэд трип. Я пытался поймать его взгляд, но не мог делать это сильно, так как в это время пел, и, что еще хуже, именно неприятный тон куплета провоцировал его бэд трип. Я пытался передать ему, что он должен чуть-чуть продержаться, в то время, как он проваливался в психоделическую трясину. Когда мы добрались до бриджа, насыщенного оркестра и божественного ‘There is no pain…’ Дэвида, я снова посмотрел на того паренька и видел его парящим в небо, где светилось солнце и позвращало его обратно к свету. Я испытал невероятное облегчение, так как я еще никогда не был так близок к зрителю ни до, ни после. Пожалуйста, не стойте передо мной, если вы трипуете, это очень изнурительно.

Когда ты на сцене, ты намного более восприимчив к публике, чем тебе может показаться. Перед тобой 80 000 человек, которые тебя любят. Ну, не меня, основная часть публики Pink Floyd вряд ли пришли увидеть меня... Кроме трех определенных японских карликов, но я бы не хотел говорить об этом подробнее.

Если кто-то считает, что ты не справляешься, то это может испортить всю иллюзию. На одном шоу, по какой-то причине я должен был быстро поменять бас-гитары. В процессе смены ремень гиитары подтянул воротник моей рубашки. Как только я поднялся на сцену, чтобы петь, парень в первых рядах потянул за свой воротник, чтобы указать на мою оплошность в костюме. Думаю, что тогда я даже попросил прощения.

На концерте в Канзас-сити по центру первого ряда стояла красивая девушка, которую, судя по всему, шоу совершенно не впечатляло. Тем не менее, она не ушла. Просто стояла и выглядела скучающей. Ты пытаешься достучаться до людей – девочки занимают больше времени, чем мальчики, что неудивительно – в итоге, как в этом случае, ты сдаешься и начинаешь показывать свою неприязнь. Просто отвратительный способ общения со зрителями. Предыдущий басист как-то раз даже плюнул в фаната, а потом за два года настрочил невероятный эпос об отчуждении и утрате. Лично я просто немного расстраиваюсь.

В качестве кульминации для финального биса, ‘Run Like Hell’, мы приготовили небольшой шок для первых рядов. Передняя часть сцены была поделена на секции из трехсторонних перекладин: одна – черная, вторая – зеркальная, а третья содержала четыре сотни посадочных прожекторов. Они вращались, полученный эффект я бы описал как комбайн сатаны. Понятия не имею, почему на группу не подали в суд, ведь это, по сути, ослепляло и обжигало передние ряды – многие из которых были под кислотой или, по крайней мере, совсем обкуренные – хотя, надо сказать, многих этот эффект приводил в психоделический экстаз.

В случае с той скучающей девушкой я помню, как подумал: «Ну что, мисс Зазнайка. Как тебе понравится это?» Пока все остальные кричали и бились в конвульсиях от боли и удивления, она всего-навсего достала из пиджака солнцезащитные очки и невозмутимо надела их, продолжая безынтересно наблюдать.

Еще раздражали басисты, которые стояли и пристально смотрели на мою левую руку, часто проявляя недовольство моей техникой и стилем игры. Я далеко не самый техничный музыкант в мире и меня легко смутить, поэтому я отступал назад или отворачиваться, чтобы скрыть свою аппликатуру. [1]

Со временем ты научишься находить среди публики своих гостей. Это мило, если это кто-то близкий или тот, кого ты давно не видел, особенно, если ты уже долго находишься в туре. Совсем другой разговор, когда они заходят в бар и портят тебе вечер, а потом удивляешься, почему ты после концерта такой угрюмый.

Мне неудобно говорить, что однажды, лишь однажды, я увидел среди публики девушку в Остине, Техас, опять же, она была такой невероятно красивой, что я отправил Сида, моего техника, в зал, чтобы позвать ее за кулисы и пообщаться между песнями. Он вышел примерно туда, где я указал ее местоположение, а затем проходил по ряду, указывая на затылки людей, в то время как я неистово кивал головой, пока он не нашел ее, в тот момент я подпрыгнул, чтобы дать ему знать, что он угадал.

На стадионе Giant’s Stadium, Нью-Йорк, во время тура 1994-го, впереди меня сидела девушка в кепке DEA, от чего я был в восторге. [2] Я пытался донети до нее на протяжении шоу, что хочу эту кепку, она сказала “да”, но я не думаю, что она поняла мою просьбу, так как, когда к ней спустился Сид и избавил ее от головного убора, подарив взамен один из моих медиаторов, она казалась очень расстроенной. Если она читает это, мне хотелось бы использовать возможность, чтобы решительно извениться, и , если это утешит, у меня до сих пор есть эта кепка, которую я ценю. Ну, отчасти, так как я ее не потерял. Ой, стоп... а нет, вот она. Фух.

Иногда, когда мы играли в крупных городах и в зале находились важные персоны – Джек Николсон, Джефф Бек, Ахмет Эртеган, Андриан Гурвиц – нас подбадривали или, по крайней мере, просили Дэвид или Стив О’Рурк, чтобы мы показали высший класс – не то, чтобы мы когда-то этого не делали. Кайахога-Фолс ничем не хуже, чем Нью-Йорк или Лондон. Единственный раз, когда об этом попросил Ник Мэйсон, мы играли в Муниципальном Стадионе в Турине, Италия. Как оказалось, среди зрителей были большие шишки из находящегося неподалеку завода Ferrari.

Когда мы прибыли на тот стадион, я ничего особенного о нем не думал – еще один день, еще один стадион, так сказать – но я был потрясен, когда узнал, что это домашний стадион никого иного, как великих “Ювентус”! Когда я был мальчишкой, было лишь несколько европейских футбольных клубов, имена которых я помнил в основном, потому, что они были гигантами Европейского Кубка. Этими командами были “Аякс”, “Ювентус”, “Бавария”, “Реал Мадрид” и “Милан”. Осознав, что это поле – священно, наши роуди организовали две команды для игры в мяч, но, как только игра началась, местная полиция, распологавшаяся недалеко от поля, побежала нас останавливать. Когда они спросили, почему, то мы ответили: “Европа! Запрещаны в Европе!”

Безусловно, английским клубам запретили играть в Европе, из-за трагедии “Эйзеля” [3] тремя годами ранее, но разношерстной компании из роуди и музыкантов? Это показалось слишком жетским.

Учтите, полиция получила свое возмездие тогда, кога во время концерта начался бунт. На каком-то этапе было объявлено перемирие, и главный нарушитель порядка был вызван на беседу с начальником полиции. Он неспешно пошел к нему, передо всеми, пожал ему руку, затем передумал и дал ему в лицо. Мы узнали об этом всем тогда, когда дуновение ветра обпрыскнуло нас слезоточивым газом, чуть ли не остановив шоу, так как мы лихорадочно промывали наши глаза водой с лимоном. Но как только роуди мелодраматично позаботились о них, великих рохлях... Прошу прощения, парни.

На стадионе Уэмбли было чуть ли не 12 разных типов пропусков за сцену. Это обычно не заботило участников группы, поскольку ламинат покрывает все. Здесь было по-другому. Несмотря на то, что у меня было 5 разных пропусков, некоторые зоны оставались недоступными. Тем не менее, моя бабушка умудрилась пробраться прямо на сцену — раз плюнуть.

Она приехала с Кипра, чтобы побывать на концерте. На протяжении последних нескольких дней она терпела нравоучения родственников, которые говорили: «Тебе, наверное, это не понравится, Мария, но они в своем деле лучшие, ты должна гордиться Гаем».

Она, как хулиганка, была в восторге от шоу и она не могла себя сдерживать, бегая настолько быстро, насколько позволяли ее 76-летние ноги через несколько охраняемых кордонов, появившись за кулисами, когда мы покидали сцену. Она приставала к Дэвиду, крича ему: «А пластинка вовсе не ужасная!», упрекая его в том, что он «действительно хорош».

Дэвид осматривался и бросал мне свое: «Она из твоих?»

*

Любой дурак знает, что, начиная с 1977-го года, летающая свинья стала неотъемлемой частью любого концерта Pink Floyd. Пока я это пишу, Роджер Уотерс занят надуванием хрюшек по всему земному шару. Поэтому, что бы ни случилось, так сказать, the pig must go on.

В середине мая в 1988-м Pink Floyd играли в Veterans Stadium, Филадельфия. Стадион был более, чем переполнен. Зрителям было неудобно, они были нетрезвые и буйные – не самое лучшее сочетание, надо сказать – мне они вообще не понравились, за что я должен извиниться перед всеми, несомненно, хорошими людьми, которые это читают.

У нас было две лазерных установки, которые были окружены водяными рубашками. Это такой набор трубок, которые защищали лазеры от перегревания. К окончанию первого отделения одна из них взорвалась, из-за чего тысячи галлонов воды разлилось за сценой, где находились все электрические примочки для звукового и осветительного оборудования. Нехорошо.

Когда мы зашли за кулисы во время перерыва, там неистово ликвидировали аварию, в самом центре которой была свинья. Ее надували для предстоящей ‘One Of These Days’.

Проблема или, скорее, одна из многих проблем, заключалась в том, что в свинью каким-то обраом попалало большое количество воды и она стала ужасно тяжелой. Проблема была довольно серьезной: когда свинья вылетела, провод бы не выдержал дополнительного веса, и она упала на публику.

Времени на сдувание и опорожнение свиньи уже не было, поэтому надо было придумать, как забрать свинку, в то же время освободив ее от воды. Было решено продырявить нижнюю часть ее тела, вылив таким образом воду. Естественно, продырявили ее в области паха. Я позволил себе похихикать, поскольку, пока я наяривал на басу, свинья, величественно удаляясь, помочилась на зрителей.

Примечания:

1. Кто-то когда-то горячо мне указал на то, что во всех гастролях 1987-1989, я делал небольшое дополнение к риффу ‘Money’, что было, естественно, святотатством. Я даже не заметил, что делал это.(назад к тексту)

2. DEA (Drug Enforcement Administration) — Управление по борьбе с наркотиками, США – прим. пер.(назад к тексту)

3. Эйзельская трагедия — произошла 29 мая 1985 года в Брюсселе, Бельгия, во время финала Кубка европейских чемпионов. В результате конфликта между итальянским «Ювентусом» и английским «Ливерпулем», произошло обрушение стены одной из трибун погибло 39 человек, преимущественно итальянцев, сотни раненых – прим. пер(назад к тексту)

Предыдущая глава Оглавление Следующая глава
   
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2020. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте