And then one day you find ten years have got behind you
No one told you when to run, you missed the starting gun
Pink Floyd (Time)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку


Pink-Floyd.ru > Публикации > Статьи > Роджер Уотерс > Интервью Роджера Уотерса журналу ТВ-Парк

Интервью Роджера Уотерса журналу ТВ-Парк накануне визита в Россию в 2002 году

Грег Недбоевски (Лондон, специально для "ТВ Парка")

Анкета героя

Имя: Джордж Роджер Уотерс Родился 6 сентября 1944 года в предместье Кембриджа (Англия)

Родители:отец погиб во время Второй мировой войны (в 1944 году) в Италии, мать, стремясь восполнить потерю у детей отца, воспитывала трех сыновей в строгих правилах.

Образование: учился в Кембриджской высшей школе для мальчиков, затем в политехнической школе, где изучал архитектуру.

Карьера: в 1965 году начал играть в группе The Abdabs, с 1965-го по 1983 год — лидер группы Pink Floyd (бас-гитара, вокал, автор текстов большинства песен, также писал музыку к некоторым из них), после ухода из группы начал сольную карьеру. Пытался судиться с бывшими коллегами по Pink Floyd, считал, что после его ухода они не имели права использовать прежнее название группы.

Высшие творческие достижения: в составе группы — Dark Side Of The Moon, The Wall, в 1990 году поставил грандиозное представление The Wall в Берлине на месте остатков Берлинской стены.

Альбомы: Music From The Body (с Роном Гизином), The Pros And Cons Of Hitch-Hiking, When The Wind Blows (саунд-nрек), Radio K.A.O.S., The Wall: Live In Berlin, Amused To Death, In The Flesh: Live

29 мая легенда мирового рока, один из создателей культовой группы "Пинк Флойд" Роджер Уотерс, даст в Москве единственный концерт. В программу будет включено все лучшее, что давно уже хотели услышать несчетные российские поклонники его творчества: Money, Shine On You Crazy Diamond, Another Brick In the Wall, Comfortably Numb, Welcome To The Machine и многое другое. Звуковые, световые и видеоэффекты, сопровождаемые сюрреалистически искаженными психоделическими изображениями, обещают быть потрясающими: летящие свиньи, кирпичные стены, скрещенные молоты, призмы и радуги, кладбищенские кресты...

- Роджер, какую бы песню вы порекомендовали послушать далекому от вашего творчества человеку, чтобы он получил наиболее полное представление о вашем стиле, вашей манере исполнения и о вас как о человеке?

- Надо назвать одну песню или альбом?

- Песню и альбом.

- О-хо-хо. Одну песню... Ну тогда это, наверное, Mother. Что касается альбома, думаю, The Wall прежде всего, потом — Dark Side Of The Moon.

- Какой период вашей жизни вы считаете наиболее счастливым или плодотворным?

- Самый плодотворный... Чтобы ответить на этот вопрос, надо бы еще пожить. Надеюсь, этот период моей жизни еще впереди. Хотя, если взглянуть на прошлое, я бы назвал 70-е годы. Время, когда появились Dark Side Of The Moon, Wish you Were Here и The Wall. Это был самый продуктивный период. А что до самого счастливого, то он наступил сейчас, вне всякого сомнения.

- Каким вам видится идеальный слушатель, который на все сто процентов врубается в вашу музыку и не столь уж простые тексты. Есть ли у него пол, возраст, занятия, пристрастия?

- Ростом 5 футов 8 дюймов (около 170 см. — Г.Н.), со светлыми волосами. Не знаю... Может, ему 30-40 лет, хотя, скорее, он моложе, лет 25-35. И еще: этот некто должен быть глубоко чувствующей натурой. А вообще, к этой категории можно отнести всех тех, кто слушает то, что я пою, и чувствует то же, что и я, — подобно тому, как я сопереживаю моим любимым исполнителям, таким, например, как Билли Холлидей. Я согласен на любую такую духовную связь. Лишь бы не было презрения, пренебрежения.

- Тема стены для вашего творчества, можно сказать, знаковая. Где теперь эта стена пролегает?

- В моей "Стене" она была между мною и остальным миром. Сейчас, как мне представляется, стена расположилась в области экономики — между богатыми странами и бедными. Такое деление — повод для недовольства значительной части населения. И мы, кстати, на себе испытываем последствия этих экономических раз личий — стремительный рост религиозного фундаментализма.

- Так что же получается? Стена — это граница между добром и злом?

- Не уверен. Я не говорю о стене между добром и злом Я имею в виду стену, возводимую религиозным фундаментализмом. Религиозный фундаментализм сам по себе стена.

- Ваш отец погиб на фронте, Военная тема — одна из основных в вашем творчестве. Но война предполагает врага. У вас самого есть враги?

- Враг для меня — это негативное мышление, жестокие, грубые идеи, инфантильная приверженность догме — как в политической сфере, где так удобно проводить различия между "нами" и "ими", так и в религии, когда пытаются учить, как надо молиться Богу. Враг для меня — крайности... Могу сказать лишь одно. Когда, например, кто-то загораживает мне путь на шоссе, я думаю про себя: "Ну, ты, убирайся живо!" — но потом пытаюсь успокоиться, мысленно представить себе этого человека и сказать себе, что он не враг мне, все будет хорошо.

- Высокие технологии, которые всегда для вас много значили, вы тем не менее часто противопоставляли гуманизму... Не кажется ли вам парадоксальным тот факт, что самые техногенные общества стали наиболее гуманными?

- Когда видишь в газете объявление с призывом стать спонсором темнокожих детей где-нибудь в Чаде и реагируешь на этот призыв — звонишь, сообщаешь номер кредитной карточки, начинаешь перечислять еженедельно 10 или 20 долларов или что-то в этом роде, а в ответ начинают приходить фотографии этих детей, это, по-моему, правильно. Я поддерживаю такие действия, ведь это отличный пример, как технология срабатывает и для тех, кто предоставляет помощь, и для тех, кто ее получает.

- А телевидение имеет положительное влияние?

- Недавно мне по ТВ довелось посмотреть документальный фильм, сделанный британским оператором в Афганистане. Он снимал все скрытой камерой, поскольку талибы, конечно же, не разрешили бы съемки. Но когда он отправился в направлении позиций Северного альянса, талибы обнаружили у него эту камеру. Вы не представляете их реакцию. Они выглядели, подобно бушменам из пустыни Калахари, получившим вдруг в руки зеркало. Было во всем этом что-то восторженное и обезоруживающее, что шло вразрез с нашими здесь, на Западе, представлениями об угрюмых религиозных фундаменталистах, которые только и знают, как калечить младенцев и чинить расправы над женщинами. Талибы в этой ситуации выглядели несмышлеными детьми, но ведь по большому счету мы все дети. Осознав это не столько на интеллектуальном, сколько на эмоциональном уровне, мы сможем сочувствовать, сопереживать другим людям.

- Вы не упомянули еще один способ преодоления барьеров — музыку.

- Да, согласен. Я, например, получаю письма из России.

- И что же в них, если не секрет?

- В целом в них говорится: спасибо, мы вас поняли, продолжайте в том же духе, ведь это так важно. Эти люди потратили время и силы на то, чтобы сказать в письме — заложенная в музыке мысль дошла до них и они благодарны.

- Должно быть, приятно получать такие письма.

- Я получаю их не слишком часто, но ведь таких писем много и не надо. Достаточно было бы и одного. Понимание, достигнутое даже с одним человеком, — это уже большая победа.

- Накануне гастролей в Санкт-Петербурге и Москве что бы вы хотели сказать вашим многочисленным почитателям в России?

- Думаю, я сказал бы всем им: все в пределах возможного. Будущее беспредельно. Нужно стремиться на простор.

   
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2019. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте