I have seen the writing on the wall
Don't think I need anything at all
Roger Waters (Another Brick In The Wall III)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку


Pink-Floyd.ru > Публикации > Статьи > Роджер Уотерс > Наконец-то, свет на темной стороне Луны

Наконец-то, свет на темной стороне Луны

30 лет "Dark Side Of The Moon"

Источник: ЮГ – Южногерманская газета, 18.05.2003
Автор статьи: Alexander Gorkow
Перевод с немецкого:
 Maxim

"Самые важные вещи в жизни просты: антипатия, например. Секс, напротив, не так важен," – говорит Роджер Уотерс в своем интервью.

Роджер Уотерс

Роджер Уотерс, 58 лет, был основателем и долгие годы являлся “головой” легендарной группы “Pink Floyd”. Покинув группу, он занялся беспрецедентной юридической войной с бывшими коллегами, которые продолжали выпускать альбомы и выступать под прежним именем. Сольная карьера Уотерса сначала была в тени славы бывших коллег, тем не менее, в 2000 году он отправился в мировое турне, которое имело сенсационный успех. По поводу тридцатилетия. В честь тридцатилетнего юбилея опуса группы, альбома “Dark Side of the Moon”, компания звукозаписи EMI переиздала и выпустила альбом в новом формате 5.1.

ЮГ: Мистер Уотерс, по случаю переиздания классического альбома 73-го года “Dark Side of the Moon” мне бы хотелось перенестись на несколько лет назад, в прошлое.

РУ: Ok, в какой год?

ЮГ: В 1966, год, в котором Pink Floyd подписали свой первый контракт со звукозаписывающей компанией.

РУ: Это было в 1967, а не в 1966.

ЮГ: Извините.

РУ: Ничего страшного.

ЮГ: Взгляд в глубокое прошлое.

РУ: Спрашивайте, что хотели спросить. Вы задаете вопросы, я на них отвечаю. Таковы правила.

ЮГ: Правила, которых Вы не всегда придерживались. Это расценивалось, как боязнь журналистов.

РУ: Я не боялся журналистов. Я просто с ними не разговаривал. Это разные вещи.

ЮГ: Почему Вы улыбаетесь?

РУ: Я вспоминаю “Wish You Were Here”- тур в Америке, в середине 70-х годов, когда истерия-Pink-Floyd была в полном разгаре. Нам приставили дорогого менеджера по связям с общественностью, который должен был с нами работать в Лос-Анджелесе. Он говорил когда, где и с кем мы должны разговаривать. Мы его слушались, а затем сказали “Эй, остановись-ка, Гарри! Итак, у тебя будет меньше с нами забот, если твоим ответом будет всегда: нет! Не важно будет ли это телевидение, радио или пресса. Всегда: нет! Ok?”

ЮГ: Он принял эти слова близко к сердцу?

РУ: Конечно же, он принял их близко к сердцу. Но ведь ему платили, и весьма неплохо.

ЮГ: Неплохая работа.

РУ: Точно.

ЮГ: Почему Вы и остальные члены группы не хотели разговаривать с журналистами?

РУ: Мы хотели иметь спокойствие и концентрироваться только на своей работе. Болтовня мешает, особенно в турах. Я никогда не заключал договоров со средствами массовой информации, потому что я не хотел им принадлежать. Ты очень быстро попадешь в их сети, если заранее не скажешь “нет!”. Они просто съедают тебя, они делают с тобой все, что хотят.

ЮГ: Конечно же, ваше поведение расценивалось, как надменность.

РУ: Правильно, но вы должны в таком случае быть расчетливее и обдумывать, за что вы платите и что получаете. Я расплатился несколькими ложными высказываниями в глупых СМИ по поводу моей персоны и, соответственно, моей музыки. Я получил спокойствие. В целом, это длилось 15 лет, в это время Pink Floyd были успешной группой, не было никакого негатива.

ЮГ: Согласитесь ли Вы с тем, что в молодости Роджер Уотерс был сложным человеком?

РУ: Нет, и мне кажется, что у меня было меньше проблем с окружающими меня людьми, чем с самим собой. Я не был тем, кого еще называют “легкий на подъем”, даже скорее я был противоположностью этому понятию. А что у нас с 1967? Сейчас мы находимся в 70-х.

ЮГ: Ok! Недавно я видел в биографии о Сиде Барретте фотографию, на которой Вы и группа прыгаете в очень пестрой одежде и ликуете. Вы как раз подписали контракт со звукозаписывающей компанией. 1967.

РУ: Свингующие, или?

ЮГ: Да, свингующие, Вы даже думали более иронично.

РУ: В 1967 я имел очень романтичное представление о музыкальном бизнесе. Знаете, я изучал 5 лет архитектуру и хотел оставлять после себя тем или иным образом следы по миру. Это было тонким делом, иметь договор со звукозаписывающей компанией в кармане. Мы были невероятно счастливы и взволнованы.

ЮГ: Когда я вспоминаю о фотографии и сейчас слышу Ваши слова: это звучит так невинно, так по-детски.

РУ: Да, вероятно это было также наивно. В то время я был безнадежным романтиком, позади осталось еще несколько романтичных лет. Я вижу себя в 1959, со своей гитарой в Париже, возле Сены, играющим блюзовые мотивы – и игра это не так уж хороша. Но хороша она или нет, в конечном счете, речь о том, что 15-летний Роджер сидит в Париже возле Сены и играет блюз.

ЮГ: Если мы сейчас говорим о Лондоне 1967 года, то мы говорим о так называемом свингующем Лондоне, на этой фотографии, которая дает понять, насколько беспечным было то время.

РУ: Я хочу быть честным с Вами, веселое фото, здесь или там: это не был свингующий Лондон! Я думаю, где это было?

ЮГ: Я не знаю, в то время я был очень маленьким. Но Вы точно должны это помнить! Играя вместе с Pink Floyd в клубе UFO, Вы были молодыми щенками, мимо проходили Beatles, прекрасные женщины, все вокруг было превосходно.

РУ: Я никогда не видел свингующий Лондон.

ЮГ: Ммм...

РУ: Смотрите: был ряд событий, касающихся движения за запрет ядерного оружия, были призывы легализовать марихуану, и как было сказано, это происходило в клубе UFO. Но вы не можете говорить, что на улицах повсюду был свинг. По улицам ходили люди, занятые своими собственными делами.

ЮГ: Миф?

РУ: Определенно. Оглядываясь назад, мы стараемся привить настоящему поколению правильный образ жизни. При этом мы забываем, что сами были молодыми, совершенно разными, со своими собственными желаниями, страхами, проблемами и так далее. Я боюсь, что это касается по большей части и меня самого.

ЮГ: А что касается сексуальной революции?

РУ: Вот как раз сейчас, например, Вы обратились ко мне с правильной темой! Простите, что я смеюсь...

ЮГ: Так как Вы можете обсуждать эту тему только улыбаясь, Вам, наверное, иногда отказывали!

РУ: Да, итак, остаемся со смехом и с сексом: Вы разговариваете с человеком, который в 1967 году испытывал чувство вины, когда только начинал думать о сексе! Мне было до смерти стыдно. Даже самые незначительные сексуальные мысли пугали меня, словно речь шла о кровосмешении.

ЮГ: Грустно! Другие довольными валялись в постелях...

РУ: ... нет, нет, мой юный друг, не все! Очень даже не все! Я – нет!

ЮГ: ... не было никакого СПИДа, стало быть, настоящий рай ...

РУ: ... да, довольно грустно: не для меня! Если Вы чувствуете вину при одной только мысли о сексе, сексуальная революция в таком обществе, было чем-то ужасным. По объективной точке зрения сексуальная революция является не какой-то ужасной, а чудесной вещью, сейчас я это понимаю. Однако в то время я так не считал. (Делает короткую паузу) О чем я сейчас конечно жалею. Я боюсь, что что-то упустил.

ЮГ: Извините, если я сейчас немного напоминаю корреспондента бульварной газетенки.

РУ: ... Вы выглядите неплохо в роли корреспондента бульварной газетенки.

ЮГ: От чего вы испытывали чувство вины? Может быть это из-за большой привязанности к матери?

РУ: Не только к матери, дом был полон женщин, кроме меня не было ни одного мужчины, мой отец погиб на войне ...

ЮГ: ... большая травма, которая позже стала темой “The Wall” ...

РУ: ... я не хотел бы превращать наш разговор в девичьи посиделки, конечно же, я испытывал из-за потери отца известное чувство, я должен был исполнять роль своего отца и все держать в порядке. А также снаружи было и вышеупомянутое общество: для англичан секс был принципиально чрезвычайно дьявольской и грязной вещью, понимаете? От каждого сексуального контакта ожидались страшные, ужасные, уничтожающие последствия возможной беременности! Сейчас Вы смеетесь, но ...

ЮГ: ... Но Вы и сами смеетесь ...

РУ: ... Да, но, несмотря на это, я говорю о серьезных вещах: если от Вас беременела женщина, которой не было сделано предложение о замужестве, ей не оставалось ничего другого, как преждевременный и печальный конец жизни. От нее все отказывались. В общем, мои высказывания о не обремененной сексуальной жизни в 1967, по меньшей мере, отражают мою сексуальную жизнь.

ЮГ: Затем Вы получили личную сексуальную свободу, хорошо ....

РУ: ... Разумеется! Возможно, я ее получил только сейчас, в свои преклонные годы! Я даже не знаю.

РУ: Нет, забудьте это! Но еще кое-что: все это кафкианское бедствие тяготело в поздние шестидесятые годы в среднем классе. Средний класс был настоящим ужасом. Я думаю, что рабочий класс, который действительно был в то время еще рабочим, стал более беспечным, так как they didn’t give a fuck, знаете, им больше нечего было терять. Но в среднем классе пуританская нищета викторианского века продолжала  развиваться, как в теплице.

ЮГ: Мистер Уотерс, я вчера еще раз послушал “Dark Side Of The Moon”. Pink Floyd выдержали много ударов от критиков, это бесспорно: пластинке 30 лет, но она звучит очень современно.

РУ: Это так же имеет отношение к поздним 60-м.

ЮГ: Почему?

РУ: Потому что в это время многие из нас начинали задаваться принципиальными вопросами о жизни, смерти, обществе и, если хотите, о смысле. Когда мы в начале 70-х отправлялись в тур и опробовали материал, это было очевидно, что эта закрытая, принципиальная пластинка отвечает на те самые вопросы, которые мы себе задаем. И эти вопросы не выходят из моды, они всегда существовали, и будут существовать.

ЮГ: Только в Америке, в год продается 500000 экземпляров. Это удивительно.

РУ: И да, и нет: пластинка отражает очень существенные вопросы, и я уверен, что нам удалось при помощи смешивания традиционных блюзовых и джазовых элементов со звуками реальной жизни создать такой саундтрек повседневной жизни, которая в какой-то степени имеет и свои комические стороны. Юмор Pink Floyd, а также мою способность смеяться недооценивали. Не поклонники, критики, конечно же.

ЮГ: Лаконично звучит “Hanging on in quiet desperation is the english way” (песня Time: "Удел англичан — в тихом отчаянии хандрить" перевод  Zuli – прим.  Maxim). Вы до сих пор наблюдаете эту флегматичность, это тихое отчаяние ваших земляков?

РУ: То, что я действительно наблюдаю в Англии, это чистый прагматизм, и этот прагматизм, в конце концов, нас погубит. Из-за прагматизма превратились в игру все достижения, которых мы добились в послевоенное время. Из-за прагматизма Блэр сопровождает марш этой безумной войны, ведь речь здесь идет только о расчетливых материальных интересах и ни о чем другом.

ЮГ: Блэра и Буша считают, тем не менее, очень религиозными людьми.

РУ: Это делает положение вещей еще хуже, а не решает проблемы. В любом случае эта война была очень большой ошибкой. Увидим, что будет дальше.

ЮГ: Вы разочарованы лейбористами.

РУ: Больше нет лейбористской партии. Есть одни торийцы и есть другие торийцы. Одни торийцы называются торийцами, другие торийцы называются новыми лейбористами. Что также может называться и иначе.

ЮГ: Мистер Уотерс, почти 20 лет назад вы расстались со своими коллегами, это был один из самых странных боев молодой истории шоу-бизнеса. С клавишником Риком Райтом и ударником Ником Мэйсоном вы поддерживаете отношения. Какие у Вас отношения с теперешнем лидером, Дэвидом Гилмором?

РУ: Отношений нет. Мы не общаемся с 1985 года, кроме недавнего разговора о группе в странной телефонной конференции.

ЮГ: Какую роль в группе играл Дэвид Гилмор?

РУ: Большую. Он превосходный гитарист.

ЮГ: Ммм.., извините, но почему бы Вам и Гилмору после стольких лет не сесть за стол, не выпить бы пивка ...

РУ: Почему я должен это делать?

ЮГ: К примеру, воссоединение Pink Floyd принесет астрономическую сумму!

РУ: Меня это не интересует. В данный момент я работаю над оперой и над новым студийным альбомом. Почему я должен тратить свое время на разговоры с Дэвидом Гилмором?

ЮГ: Ммм ...

РУ: Знаете что?

ЮГ: Что?

РУ: Я не люблю его.

ЮГ: Вы его не любите.

РУ: Точно, я не люблю его. Это очень просто. Дэвид и я были всегда двумя совершенно разными людьми, с различными взглядами. Это было с 1968 года, со времени, когда он пришел в группу. Это никогда не менялось. Когда-нибудь нужно посмотреть правде в глаза. Эта правда звучит, как: я его не люблю. (Улыбается.)

ЮГ: Действительно, очень просто.

РУ: Я же говорю. Все очень просто.

 
сериал перекресток смотреть онлайн казахстан
 
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2017. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте