Now there's a look in your eyes
Like black holes in the sky
Pink Floyd (Shine On You Crazy Diamond)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку


Pink-Floyd.ru > Публикации > Статьи > Роджер Уотерс > Роджер Уотерс о своем новом альбоме

Роджер Уотерс о своем новом альбоме, и как видоизменить свой прошлый "спектакль" для нового тура

Источник: Rolling Stone, октябрь 2016
Автор статьи: Дэвид Фрике (David Fricke)
Перевод:  maxfloyd

За два дня до своего выступления на фестивале Desert Trip в Калифорнии, которое эффектно завершит первый уикенд, Роджер Уотерс сидит в своем гастрольном трейлере, строя планы на лето 2017-го. "У меня полно идей, как все это технически реализовать", — бывший вокалист и басист Пинк Флойд энергично рассказывает Rolling Stone о своем следующем 5-ти месячном туре по Северной Америке, который начнется 26 мая в Канзасе. Озаглавленный "Roger Waters – Us + Them", в честь песни из великого альбома 1973 года The Dark Side of the Moon, он будет первым после тура "The Wall Live", с которым он ездил по всему миру в 2010-2013 годах, и который являлся сольной постановкой флойдовского альбома 1979 года The Wall. (Этот тур все еще держит исторический рекорд кассовых сборов сольного исполнителя, собрав более 458 миллионов долларов.)

"Us + Them" продемонстрирует совершенно новое аудиовизуальное представление долгой истории Уотерса с Пинк Флойд. Также Уотерс планирует впервые исполнить песни со своего нового студийного альбома, первого со времен Amused to Death 1992 года, который он записывает последний год с продюсером Radiohead Найджелом Годричем (Nigel Godrich). "На сегодня мы достигли вполне хорошего результата", — объясняет Уотерс, и его светлую седину и небритость оттеняет черная футболка и широкие джинсы. "Мы работали в Лондоне и Лос-Анджелесе". Пока Уотерс работает над альбомом, он живет в Лос-Анджелесе, и вернется обратно в студию с Годричем в ноябре месяце.

В эксклюзивном многоаспектном разговоре под шумным кондиционером в своем трейлере Уотерс рассказывает о генезисе своих новых песен, о гордости за свои сценические шоу, и о новом мега-боксе Пинк Флойд The Early Years 1965-1972 — 27 дисков с 130 треками и 15 часами видео из до-Дарксайдовской эры, включая самые первые записи группы с ее основателем Сидом Барретом. Он выходит 11 ноября и является прелюдией к открытию первой полномасштабной выставки, посвященной группе The Pink Floyd Exhibition: Their Mortal Remains. Она открывается в лондонском музее Виктории и Альберта 13 мая 2017 года.

Роджер Уотерс

Уотерс, активный защитник прав палестинцев, также рассказывает о последнем невероятном объединении Пинк Флойд. 6 октября Уотерс, гитарист Дэвид Гилмор и ударник Ник Мэйсон выпустили сообщение на официальной странице Пинк Флойд в Фейсбуке в поддержку миссии "Женская флотилия для Газы" — яхта с 13 активистками намеревалась прорвать блокаду сектора Газа, но была перехвачена израильской береговой службой. "Этот вопрос меня глубоко волнует, — говорит Уотерс. — Я знаю этих женщин — одну из них Мейрид Магуайр (Mairead Maguire — лауреат Нобелевской премии мира из Северной Ирландии) знаю лично и всеми ими восхищаюсь. Они попытались прорвать блокаду. Мы знали, что они могут быть арестованы".

"Я был по-настоящему счастлив, что Дэвид и Ник присоединились ко мне в этом вопросе, — добавляет бас-гитарист, — чтобы мы наконец-то все вместе объединились, разделяя одну позицию".

Какова концепция нового альбома? Есть сюжет?

Я написал длинную, несколько запутанную вещь в формате радио-шоу, длиной с десяток песен. Это история старого ирландца, который сидит с ребенком. Вы об этом не знаете. Все начинается с двухминутного недовольного монолога [смеется]: "Our children and grandchildren, ceaselessly bent over their computers, blah, blah, blah, I fucking hate this, I fucking hate that." [Наши дети и внуки постоянно сидят в своих компьютерах, бла-бла-бла... как я ненавижу это, как ненавижу это!] Это было началом всей вещи, вот это разочарование.

Потом мы понимаем, что он сидит дома с ребенком. Ребенок просыпается. Он идет посмотреть, все ли в порядке, оказывается, это его внучка. Ей приснился кошмар, где кто-то убивает детей. Он говорит: "Нет. Никого из детей здесь не убивают после окончания конфликта в Северной Ирландии". Ребенок отвечает: "Не здесь, дедушка. А там". Дед обещает, что они отправятся в путешествие на поиски ответа на этот вопрос: "Почему убивают детей?" Это принципиально важный вопрос.

Так я написал эту вещь полностью, она — отчасти этакий волшебный ковер-самолет, отчасти политическая декламация, где-то страдание и боль. Я сыграл ее Найджелу, он ответил: "О, вот здесь мне понравилось, — о двухминутном кусочке — и здесь". Вот так мы и работаем. Я ведь еще и влюбился, по уши влюбился. Поэтому эта запись о любви — это то, о чем все мои записи всегда и были на самом-то деле. В этой записи не только размышление о том, почему мы убиваем детей. Там еще и вопрос о том, как мы пользуемся этими моментами любви — если такие моменты вообще случаются в нашей жизни — и позволяем этой любви светить на всю остальную часть сущего, на других людей.

И это концепция нового тура, правильно?

Тур называется "Us and Them", потому что он о том, как дотянуться, взяться за руки и понять очень простые вещи, о которых я талдычу уже последние чертовы 40 или 50 лет — "Строительство стен — это не ответ". Сейчас это особенно к месту, когда у нас есть этот безумец, который не говорит ни о чем другом, как только о национальной исключительности — все может быть уничтожено в прах, и прежней жизни может больше не быть.

Как вы интегрируете старый материал Флойд в эту новую тему?

Пока я не пойму всю театрализацию, я не могу ответить на этот вопрос. Театрализация чрезвычайно важна. Как сделать шоу успешным и развлекательным, но одновременно цепляющим философски без назидания и проповедей? Тем, чем была когда-то The Wall. А сейчас я на 40 лет старше. Сейчас меня интересуют другие вещи. Мне больше не интересно говорить о своем детстве или как от меня ушла жена. Но я все еще о многом могу поведать.

В этом шоу, которое мы сейчас сыграем [Desert Trip] в конце я произнесу речь [о Палестине], которая расстроит несколько человек. Но может побудить других — нельзя продолжать сидеть и наблюдать на этом долбаном заборе. Я не из таких. Потом я пою "Vera" и "Bring the Boys Back Home" перед эффектным финалом с "Comfortably Numb". Это я — тот одиночка с акустической гитарой, пою о вещах, которые для меня что-то значат.

Что осталось от первоначальной радиопьесы на новом альбоме?

О, она была полностью заменена. Радиопьеса будет. Я ее сделаю, потому что я люблю этот формат. Но это отдельный вопрос — он выходит за рамки того, что мы сейчас делаем. Найджел очень хорош. Он мне сказал: "Люди всегда стремятся делать длинные альбомы. Сколько была The Dark Side of the Moon?" Я отвечаю: "38 минут". Но сейчас нет никаких ограничений записи, потому что никто не собирается тебе платить за это. Все старые правила не работают. Я так переживаю за молодых музыкантов, зная, что все твои работы будут украдены, и тебе никто не захочет за это платить.

Но это также означает, что ты можешь сказать все, что захочешь. Хотя я и так всегда высказывал все, что считал нужным.

Как вы познакомились с Найджелом?

Он делал звук в киноверсии "Roger Waters: The Wall". Микшировал. Он отлично справился, и мне он очень понравился. И мы начали говорить о том, чтобы сделать что-то еще.

Вам нравятся записи, которые он делал с Radiohead?

Я не слушаю альбомов других людей, так что я ничего не слышал. Не люблю, когда мешают, в то время когда я сам работаю. Когда я слышу "Look out, mama, there's a white boat comin' up the river," то сразу думаю о Ниле [Young, "Powderfinger"]. Тоже самое с песнями Дилана.

Вы строили "Стену" в последнем туре по всему миру в течение двух лет. Вы хотите выйти за рамки такого шоу, как это, или наоборот, сжать их? Как вы решите проблему зрелищности, когда вы зашли уже так далеко и давно?

Вам придется забыть о The Wall, потому что ничего сложнее и грандиознее не сделать... Конечно, шоу-зрелищность — это интересно, тем более я уже имею право сказать, что сам же ее изобрел. Во флойдовских турах Wish You Were Here и Animals уже много чего было придумано в этом отношении. А потом была "Стена". После этого уже все стали делать шоу-зрелище.

А вы не боитесь, что если дать зрителю прекрасное шоу, в нем может потеряться основная "соль"?

Нет, никогда. Конечно, на мне лежит вся ответственность, там нет ничего беспричинного, необоснованного. Но все было абсолютно просчитано — основа в сюжете, адресованном к индивидуальным эмоциям зрителей.

Вы были как-то вовлечены в работу над новым флойдовским бокс-сетом?

Он готовился к выпуску пару лет, причина — открытие выставки в музее Виктории и Альберта. Некоторым из ребят потребовалось определенное количество времени, чтобы признать их бренные останки [скалит зубы]. Я не испытывал никакого интереса к этому бокс-сету, за исключением того, что несколько месяцев назад они все пришли ко мне и спросили: "Как же, б..ь, мы назовем это дерьмо?". Я придумал эти окончания на "/ation" для дисков — Germin/ation, Dramatis/ation. Мне нравится первый 1965-1967 Cambridge St/ation.

Там еще есть бонус Continu/ation [BBC сессии и редкие записи саундтреков]. Это название — не моя идея. Я предлагал Petrific/ation, Masturb/ation или что-то еще. А Continu/ation — это убожество. Но как бы то ни было, со мной это уже не имеет ничего общего. Это ведь не для меня, а для тех, кто проявляет интерес. Если людям это нужно, не имею ничего против. Круто!

А как произошло ваше объединение с Дэвидом и Ником в соцсетях после ареста флотилии?

Два дня назад я отправил им электронные письма и написал: "Давайте, пора". Они ответили: "По-моему, отлично". У нас уже был подобного рода разговор — "Могли бы мы объединиться на этом?" Но если почитать всех этих троллей на странице Pink Floyd в Фейсбуке...

А вы не задаетесь вопросом, что аудитория Pink Floyd сегодня, в том числе и на концертах Desert Trip — такая же политически разнородная и идейная, какой была и 40-50 лет назад?

Наверное, нет. Предельно ясно, что это не тот случай. К сожалению, исключительность Трампа, вся его расистская риторика направлены на то, чтобы кормить электорат чувством, что их кто-то победил. Но не иностранцы же причина этого. А тот один процент, кому все принадлежит.

   
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2017. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте