Now there's a look in your eyes
Like black holes in the sky
Pink Floyd (Shine On You Crazy Diamond)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку


Pink-Floyd.ru > Публикации > Статьи > Роджер Уотерс > "Послевоенная мечта": миф о Солдате в творчестве Роджера Уотерса

"Послевоенная мечта": миф о Солдате в творчестве Роджера Уотерса

Автор статьи:  Анна Бильченко
Оригинал: "Литературоведческий сборник" Донецкого национального университета (pdf, около 10 МБ)

миф о Солдате в творчестве Роджера Уотерса Западная рок-поэзия 60-х – 70-х гг. неоднократно обращается к теме войны и протеста против нее. Если задуматься о том, каким образом это обычно происходит, невольно бросаются в глаза две тенденции. Для начала, рок-поэты беспощадно изобличают пропагандистские и идеологические мифы, распространяемые с легкой руки "masters of war". Они действуют подобно Ремарку и Хемингуэю, рассказывая об "изнанке" войны, о том, что кроется за призывными лозунгами и красивыми словами. Однако это не означает, что война и ее участники удостаиваются от рок-поэтов лишь гневных слов и презрительных улыбок. Развенчивая одни мифы, они невольно создают новые: пытаются вскрыть извечный смысл бесконечных войн, создать яркие образы жертв войны и их палачей — и в который раз призвать к согласию и миру. Эти мифы — не мифы в привычном нам смысле – как фикция, подмена фактов. Подобно античному Одиссею или доктору Фаусту из народных легенд, новый мифический образ наполняет собой десятки художественных произведений, он "пронизывает" культуру и становится значим для всех нас.

Один из подобных мифов, к которому обращаются и западные рок-поэты, — миф о неизвестном солдате (сразу же вспоминается "The Unknown Soldier" Джима Моррисона). Список "солдатских" рок-композиций мог бы быть очень обширным, и творчество группы Pink Floyd занимало бы в нем далеко не последнее место. Свою роль в этом сыграло и то, что поэзия Роджера Уотерса исторически чувствительна и остро социальна. Высмеивая или оплакивая, поддерживая или протестуя, он всегда тонко отражает дух времени, будь то война в Вьетнаме, на Фолклендах, в Ираке или Югославии. Альбомы "The Wall" (1979) и "The Final Cut" (1983), сольники "Radio K.A.O.S." (1987) и "Amused to Death" (1992) – везде мы встречаем тему войны. Вновь и вновь перед нами предстает образ отца Уотерса, погибшего в 1944 г. в Италии; появляются и другие образы, кочующие из песни в песню, — военное и политическое командование, неразрывно связанное с трагической солдатской судьбой.

Поэзия Уотерса – это словесная кинолента. В ней мелькают и переплетаются события разных войн и эпох: док города Саутгемптон, место отплытия кораблей на Фолкленды, — и лондонский Кенотаф; молодые парни, впервые уходящие на войну, — и солдаты Второй мировой ("Southampton Dock"). Образ Солдата, присущий творчеству Уотерса, — безличный и поэтому всеобъемлющий. "They" (они), "the boys" (парни), а также "other ranks" (низшие по званию) и "the few" (немногие) – все они стали равны перед лицом опасности и смерти. В композиции "Southampton Dock" нам представлен образ Солдата выжившего, вернувшегося домой: распрощавшись с "жертвенными клинками", ветераны и подумать не могли, что через много лет их сыновья повторят "снисхождение в ад" с пугающей точностью: место перешейка Анцио в Италии теперь займут Фолкленды.

Отцы и дети, смена поколений и таящиеся в ней опасности – второй лейтмотив поэзии Уотерса. Нам кажется, что солдатская жена/мать из "Southampton Dock" провожает парней на войну не в первый раз: она словно призрак далеких сороковых, отголосок самой страшной войны в истории человечества. Как не похож этот образ на Мать с альбома "The Wall", которая пытается обмануть время, заточить в детстве ее непутевого сына... В песне "The Gunner’s Dream" мать "увядает" вместе с сыном-артиллеристом, погибающим в уголке безымянного поля: мы отчетливо видим ее седые волосы, хрупкую руку, чувствуем неумолимый холод ноября. Сын в военной поэзии Уотерса – чаще всего лирическое "я", голос человека, чей отец трагически погиб на войне. Потеря отца – драма для мальчика, который не стыдится показаться эгоистом, искренне выражая свои чувства: Земля была замерзшей, / Когда "Тигры" вырвались на свободу / И никто не выжил / Из Королевских Стрелков, рота "С"... / Вот как Верховное Командование отобрало у меня папу ("When the Tigers Broke Free"). Отчаяние вынуждает мальчика открыто упрекать отца в том, что он не вернулся с войны: Папа улетел за океан / Оставив лишь память... / Папа, что еще ты оставил мне? / Папа, что ты оставил мне после себя? ("Another Brick in the Wall Pt.1")

Героизм для Уотерса неотделим от мотивов смерти. Смерть как "dream" (сон) перекликается с другим значением этого слова – мечта. "Спящий" артиллерист произносит важнейший монолог, именно он получает право выразить "мечту", еще не ставшую послевоенной, реквиемом по которой Уотерс называет весь альбом "The Final Cut". Но и выживший Солдат не возвращает себе право на жизнь. Он не может быть принят мирным, обывательским обществом. Мечты о простых человеческих радостях, об искоренении насилия, о законе и порядке, грубо разрушает герой композиции "Not Now John": становится очевидным, что окружение Солдата заботят лишь соперничество с Японией, второсортные телешоу, бары – и с кем бы побыстрее начать новую, пусть даже промышленную, войну.

миф о Солдате в творчестве Роджера Уотерса А что же командование, эти "мастера войны"? Заботятся ли они о тех, кто творит их боевую славу? На этот вопрос есть лишь один ответ – категоричное "нет" Уотерса. Ситуация становится печально гротескной, когда мы понимаем, что между генералами и Солдатом лежит бездна. В командовании словно бы воплотились бюрократы из "Замка" Кафки, которые никогда не покидают свои кабинеты по разные стороны коридора. Очередной безымянный "генерал" сначала управляет линиями на карте, пока на поле боя гибнут "первые ряды", а потом раздает коллегам благодарности за никому не нужную локальную победу, оплаченную парой сотен "простых жизней" ("Us and Them", "When The Tigers Broke Free"). В более поздней поэзии, относящейся к периоду войны в Ираке, разрыв между "простыми" людьми и командованием достигает предела абсурдности: "смелость быть вне зоны поражения" ведет к и вовсе постыдным действиям ("The Bravery of Being Out of Range").

Чтобы развенчать "мудрость" и "славу" как военных, так и политических лидеров, нужно, прежде всего, назвать их своими именами. Слово, которое сильнее клинка, можно побороть лишь ответным словом: так и происходят "словесные баталии" людей с транспарантами ("Us and Them"). Современный миф творят не столько факты, сколько слова и словесные приемы: коварные японцы, русский медведь – даже язвительное "старый добрый король Георг". Словесные портреты фигур политического Олимпа, современных Уотерсу, саркастичны и бескомпромиссны. Центральной изобличаемой фигурой в его творчестве можно по праву считать Маргарет Тэтчер, премьер-министра Великобритании с 1979 по 1990 гг. Популярная трактовка второго куплета "Pigs (Three Different Ones)" указывает на нее как прототип для "старой ведьмы", а авторская ремарка в конце куплета может служить прекрасным выражением отношения к ней Уотерса: Над тобой почти что можно посмеяться / Но на самом деле нужно плакать.

Образ Тэтчер непосредственно связан с оценкой Уотерсом власти как таковой. Метафора "взять власть в свои руки" "оживает" в игре слов в композиции "Get Your Filthy Hands Off My Desert": Мэгги то ли берет в руки весь крейсер, то ли "берет", использует его вместе со всей командой (hands). Судьба Солдата, отправляющего на этом судне на войну за Фолклендские острова, в буквальном смысле оказывается в руках Тэтчер. Уотерс идет дальше, ставя премьер-министра в один ряд с такими любителями поупражняться во всевластии, как Брежнев и Бегин. Вскрывая негативные черты одного политического лидера, он продлевает их до соприкосновения с другой подобной личностью. В "Leaving Beirut" (2004) на смену Тэтчер приходят ничем не лучшие новые лидеры, Джордж и Тони, "великие полководцы" и соучастники в бомбардировках на Ближнем Востоке.

Творя миф, негативный или позитивный, Уотерс также раскрывает саму технологию его создания и воздействия на сознание людей. Обыватель в его поэзии давно уже мыслит газетными заголовками и цитатами из новостей и телешоу, что подчеркивается звуковым оформлением многих композиций (отрывками из выступлений мировых лидеров, голосами радио-диджеев и ведущих телешоу, эпизодами из фильмов). В более поздней поэзии роль телевидения как средства массовой "дезинформации" возрастает до масштабов пандемии. Оно становится "кривым зеркалом", объединяющим разрозненные места: дома, бары, пустыню, районы боевых действий. При этом обыватели обречены воспринимать преломленные лучи, которые проходят сквозь фильтры "мифотворцев". Современная война превращается в телепостановку, развлекательное шоу. В композиции "The Bravery of Being Out of Range" зона военных действий прямо называется "сцена в пустыне". Отчет о субмарине, атакующей нефтяную вышку на Ближнем Востоке ("Perfect Sense Pt.2"), ведется в форме диалога спортивных комментаторов. С утратой реальности утрачивается и сама цель войны: если отец Уотерса и его поколение знали, за что и против кого они сражались, то военные конфликты, последовавшие за Второй мировой, превратились в абсурдный гротеск. Вместе с этим "девальвировался" и образ Солдата. "Парни" начала девяностых, посланные на Ближний Восток, глотают таблетки от отвращения к тому "спектаклю", в котором они всего лишь статисты.

миф о Солдате в творчестве Роджера Уотерса Воздействие популистских и идеологических мифов губительно, но оно обратимо. Из героев и мудрых политиков "командование" постепенно превращается в подделку, фикцию – миф в бытовом значении этого слова. Уотерс отказывает военачальникам и политикам в какой бы то ни было связи с реальностью: собравшись в "доме имени Флэтчера", они выступают друг перед другом по внутренней телевизионной сети, чтобы убедиться, что они еще существуют. Изолированность "командования" достигает своего предела, разрешаясь в финальные строки: теперь "окончательное решение" может быть применено. Уотерс использует намек на "окончательное решение" еврейского вопроса фашистами для того, чтобы бескомпромиссно покончить с позитивными мифами о тех, кто привык играть с чужими жизнями и смертями.

Искреннее намерение вернуть людей к реальности, дискредитировать "смелость быть вне зоны поражения" находит выражение в гневном упреке Уотерса всему мировому сообществу – композиции "Leaving Beirut". Он задается вопросом: неужели это те люди, которых мы должны бомбить и которые желают нам зла? Атакуя социальный миф об угрозе со стороны арабских террористов, Уотерс сталкивает два взгляда на реальность. С одной стороны, это пилот, воспринимающий наземные объекты как безликие цели для запуска ракет; с другой, это мирные жители, ставшие пушечным мясом в погоне за "великими" целями.

Сатира Уотерса бескомпромиссна, порой откровенно жестока, но, говоря словами героя композиции "The Hero’s Return", и хотя они никогда не докопаются до этого, за моим / сарказмом скрыто отчаяние воспоминаний. Печальный конец, "предсказанный" Уотерсом в композиции "Amused to Death" возможно избежать, приняв те ценности, которые неразрывно связаны с мифом о Солдате, однажды спасшем планету силой оружия, но не сумевшем сделать это во второй раз. Быть может, в нашем мире еще не поздно спасти "послевоенную мечту"...

При подготовке статьи были использованы материалы: сайтов pink-floyd.ru, falklandswar.org.uk, thewallanalysis.com, allmusic.com, jwsrockgarden.com, книг D. Welsh, Е. Бычкова, Э. Маббета, Н. Мэйсона, В. Слобожина, Н. Шэффнера.

  Смотрите на сайте рейтинги партий.
Мебель для столовой гостиной красивая белорусская мебель для столовой.
 
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2017. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте