No fear, you can't hear me But I can you.
Syd Barrett (Flaming)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку


Рекламные статьи

видео драки в украинском парламенте
Pink-Floyd.ru > Публикации > Статьи > Роджер Уотерс > Интервью Роджера Уотерса в CBS News, май 2012 г.

Интервью Роджера Уотерса в CBS News, май 2012 г.

Источник: CBSNews.com, 20 мая 2012
Перевод:  Mimi

Уотерс42 проектора, передающих тысячи анимированных изображений на стену высотой в три этажа, длина которой превышает длину футбольного поля, — это декорации для рок-оперы Роджера Уотерса "The Wall", которая была поставлена на основе классического произведения Pink Floyd "The Wall", написанного в конце семидесятых. Сейчас Уотерс ездит со своим шоу по миру, собирая огромные стадионы везде — от Сантьяго до Сан-Франциско. Уотерсу понадобилось около трёх лет, чтобы организовать эту феерию звука и света, но он говорит, что "отдача огромна... эта работа — истинная награда".

Ниже представляем вашему вниманию расшифровку интервью, записанного 20 мая 2012 года. Интервьюер — Стив Крофт. Продюсеры — Джеймс Джейкоби (James Jacoby) и Майкл Карцис (Michael Karzis).

В мире музыки новые турне стартуют одно за другим – Мадонна, Брюс Спрингстин... Однако одно из них – большое, если не величайшее событие этого лета – сделано шестидесятивосьмилетним человеком, который вряд ли известен всем и каждому, – он играет «двойной» альбом, записанный на винил тридцать три года назад.

Этот музыкант Роджер Уотерс: поэт, бас-гитарист, в конце концов, креативная сила, стоящая за легендарной рок-группой Pink Floyd. А альбом, который он играет, – «тот самый» The Wall, классическая работа, которая закрепила за собой звание одного из самых интересных и «долгоиграющих» альбомов в истории рок-н-ролла. И сейчас аудитория по всему миру открывает его для себя снова и снова...

Для тех, кто уже открыл для себя этот альбом, The Wall не просто обычный рок-концерт. Это драматичный спектакль, уже снискавший массу восторженных отзывов, собравший десятки переполненных до отказа футбольных стадионов и бейсбольных площадок от Сантьяго в Чили до Сан-Франциско.

Он был переосмыслен и заново поставлен Роджером Уотерсом, человеком, который сочинил его в 1979 году фактически в одиночку, но будучи членом Pink Floyd. Сейчас он играет эту музыку без них.

Мы записывали шоу два месяца назад в Буэнос-Айресе, где Роджер отыграл 9 аншлаговых концертов для суммарной аудитории в 400000 человек на River Plate Stadium, побив рекорд Rolling Stones.

Стив Крофт: Думаю, это одно из самых живучих рок-произведений.

Роджер Уотерс: Ну да.

Крофт: Как вы думаете, почему?

Уотерс: Я думаю, оно задевает какие-то струны души, те, что есть в каждом из нас. Это произведение о стенах, которые стоят между нами всеми – как на семейном уровне, так и на глобальном. И думаю, что именно это и находит отклик в каждом.

Крофт: Вы были поражены успехом «Стены»?

Уотерс: Поначалу – да. Начальный отклик был очень, очень позитивным. Очень быстро распространились вести о том, что это шоу – что-то особенное.

На самом деле это одно из самых амбициозных, сложных и удивляющих своим великолепием шоу, что когда-либо видел мир, – хитроумная смесь музыки, театра и кино. Для последнего применяются 42 проектора высокой четкости, отображающих тысячи анимированных картинок на различные части Стены, которая в высоту сравнима с трёхэтажным домом, а в ширину достигает 140 ярдов (около 128 метров — прим.), что больше, чем длина футбольного поля. Более того – это великолепие синхронизировано с музыкой.

У Уотерса и его команды ушло около трёх лет на то, чтобы подготовить всю анимацию и просчитать все тонкости.

Крофт: А ранее кто-то делал что-то подобное?

Уотерс: Нет, ничего даже близко.

Они кропотливо разделили на кусочки каждую песню и проработали каждый фрагмент, каждую сцену, каждое изображение на студии в центре Нью-Йорка.

Крофт: Вам 68 лет. Зачем Вам это? Почему Вы снова двинулись в дорогу?

Уотерс: Эмоциональная отдача огромна. Дело в том, что эта работа для меня как награда, я хочу сказать, что шоу прекрасно. Не поймите меня неправильно – я люблю шоу, да, я люблю его. Но я люблю и саму суть дела – свести все его части воедино. Понимаете, я люблю не только отлаженное действие – я люблю и непрекращающийся процесс его совершенствования.

Уотерс, в своё время получавший архитектурное образование, тяготеет к одиночной деятельности. Он обладает особой манерой держать себя и внешностью английского джентльмена. Он образованный. Он даже написал музыку для оперы о революции во Франции. Он упрям, немного раздражителен, но добр. И очень предан своей работе. Его история жизни тесно связана с историей, что рассказывает «The Wall» – хотя бы через личность его отца, которого он никогда не знал, жертву Второй мировой войны.

Уотерс: Да, это мой отец.

Крофт: Он погиб под Анцио?

Уотерс: Да.

И его дед тоже погиб на войне, во время Первой мировой.

Уотерс: Кажется, с одним поколением этого не произошло — слава богу, неважно, какой смысл вкладывается в это слово. Думаю, вы понимаете, о чем я.

Уотерс писал альбом «The Wall» практически как автобиографию – он писал о потере отца и о том, как это отразилось на судьбе сына, об отчуждении и одиночестве, войне и сдерживаемых чувствах внутри, в конце концов – об освобождении. Всё это передано через надолго застревающие в голове картинки «Стены» и красоту и силу музыки.

Крофт: Люди приходят на концерт посмотреть на «Стену» или на Роджера Уотерса?

Уотерс: Ну, думаю, что всё-таки на «Стену». Быть может, сейчас моё имя связано с этим словом несколько больше, чем это было в прошлом, но не думаю, что когда-нибудь «Стена» перестанет ассоциироваться с Pink Floyd. И этого не должно случиться.

Уотерс не стремится переделать звучание оригинального альбома – он относится к нему как к классике. Он приглашает сразу нескольких музыкантов, чтобы воссоздать звучание, за которое раньше отвечал Дэвид Гилмор – вокал и гитару – нота в ноту.

Уотерс: Мне всё нравится, я думаю, что это было круто. Мы вместе записали действительно хороший альбом.

Крофт: Когда Вы занимались постановкой шоу, Вам никогда не приходила в голову мысль вроде «Почему бы мне не позвать Дэвида и Ника, и тогда...»

Уотерс: Наверное, много лет назад, в 1985 году, у меня должна была быть довольно-таки весомая причина оставить группу – оставить в прошлом, в том числе, и громкое имя, которое было гарантией моего комфортного существования. И да, у меня была на то причина. И за эти двадцать пять лет – впрочем, неважно, как давно это было, – она никуда не делась.

Pink Floyd выпустили много отличной музыки, будучи вместе, но конец их истории был не слишком радужным. Уотерс был автором или соавтором практически всех их песен, в том числе большей части «Dark Side of the Moon», одного из самых успешных альбомов в истории. Он держался в чарте Billboard в течение 15 лет, и за это время было продано более 50 миллионов копий пластинки, а деньги, которые он приносил, могли бы обеспечить безбедную жизнь каждому из членов группы.

Тем не менее, в группе разворачивались бои не на жизнь, а насмерть – и в 1985 году Уотерс ушёл... шаг, о котором он, по собственным словам, никогда не жалел, но последствия которого иногда приводили к довольно тяжёлым эпизодам.

Уотерс: Я играл концерт в Цинциннати в 1987, в то же время, когда Дэвид, Ник и Рик гастролировали с «Lapse». И я играл в зале на 4000 мест, кажется, перед полутора тысячами человек, а на следующий день у них был концерт на футбольном стадионе Bengals перед 70000 человек. И это было хорошим упражнением для характера – стоять тогда на сцене перед теми полутора тысячами зрителей.

Но за Уотерсом остались права на публичное исполнение The Wall, и это было весьма кстати для возвращения былой славы. Он вёл переговоры с благотворительными организациями об исполнении своего опуса на большой открытой площадке, но они не могли решить, где. Но в 1989 году жители Берлина начали разрушение самой страшной стены в мире...

Уотерс: Бабах! И стена упала. Мы полетели в Берлин, и тогда в стене уже кое-где были проломы. Они проломили небольшую дыру на Постдамской площади – никогда этого не забуду. Потом мы подошли поближе и просунули наши головы в эту дыру. Помнится, я оглядывал эту запустелую землю – да-да, там по-прежнему не было никого и ничего. И мы решили: «Да, определенно, мы должны сделать это именно здесь. Мы просто обязаны». И так это стало весьма необычным приключением.

Уотерс и британский продюсер Тони Холлинсворт (Tony Hollingsworth) были вынуждены обратиться к властям как Западного, так и Восточного Берлина за разрешением провести концерт, а также посмотреть, как прежде засорявшие пейзаж мины и бомбы исчезли. На организацию мероприятия ушло восемь месяцев, но 21 июля 1990 года одно из величайших культурных событий послевоенной Германии всё-таки состоялось.

Крофт: Как много людей там было?

Уотерс: Никто не знает. Когда их количество перевалило за 260 тысяч, ограждения сняли. Просто открыли все входы, после чего любой мог прийти туда совершенно бесплатно. Это было сделано, чтобы обезопасить людей – все рвались попасть внутрь, но не могли, так что пришлось просто убрать все барьеры. Так что там было никак не меньше трёхсот тысяч, однако сколько людей там было в действительности, мы уже никогда не узнаем. Это был фантастический вечер.

Концерт «The Wall» в Берлине транслировался более чем в пятьдесят стран мира. Он был сыгран Уотерсом и собранной по этому случаю командой музыкантов, в которую входили филармонический оркестр, хор из Восточного Берлина, советский военный оркестр и рок-звезды международного масштаба.

Уотерс: Люди, с которыми мы тогда играли, были великолепны. Понимаете, сложно упомянуть всех и каждого, но, скажем, играть с Вэном Моррисоном, The Band или Джони Митчелл было просто потрясающе.

С тех пор «The Wall» больше никем не игрался вживую – до тех пор, пока в 2010, двадцать лет спустя, Роджер Уотерс не отправился с ней в турне. В прошлом году турне стало вторым по кассовым сборам в Америке – теперь же «Стена» будет поставлена на ещё больших по своим размерам площадках, таких как Wrigley Field, Fenway Park и Yankee Stadium. Как говорит Уотерс, это доказывает, что музыка, которую он написал 35 лет назад, и вложенный в нее посыл не растеряли актуальности за прошедшие годы. И сейчас, в свои шестьдесят восемь, Уотерс получает должное и наслаждается каждой минутой происходящего.

Уотерс: Меня часто спрашивают, как я делаю это – ведь это, должно быть, так трудно! И да, знаете, должно быть, это трудно – играть в рок-группе и быть постоянно в дороге. И здорово, когда ты это выдерживаешь. Я смотрю на этих людей и думаю – о чем они?! Это самая простая работа в мире. Кто-нибудь приходит и будит нас где-то в обед, примерно в полпервого, потом тебя везут в аэропорт, ты садишься в арендованный у кого-нибудь вроде Cavaliers самолет, большой и комфортный – в США это Боинг 737. Потом ты оправляешься на нем куда-нибудь, перекусываешь, затем работаешь три часа. А потом весь адреналин сходит на нет, и ты идешь спать. Я хочу сказать, что по сравнению с каким-то по-настоящему утомительным занятием, хотя бы даже вроде присмотра за двухлетним ребенком, это совсем ерунда.

   
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2017. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте