Strangers passing in the street, by chance
Two sep'rate glances meet
Pink Floyd (Echoes)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку


Pink-Floyd.ru > Публикации > Статьи > Люди > Пресс-конференция Алана Парсонса

Пресс-конференция Алана Парсонса

Автор статьи: Raven

Сначала я хотел представить отчет краткий, только с ответами Алана Парсонса на вопросы, касающиеся Pink Floyd (кстати, меня приятно удивило, что вопросы, которые хотели бы задать Алану участники форума, полностью совпали с приготовленными мной!), однако, просмотрев прессу, с удивлением обнаружил, что данное событие нигде в достаточном объеме освещено не было. Поэтому решил сделать практически полный отчет о прошедшей пресс-конференции.

Итак, 22 апреля 2005 года. Место действия – Медиа-центр «Известий» на Тверской, в центре Москвы. В 14:15 двери распахиваются, и в зал по одному входят организаторы гастролей и участники Alan Parsons Live Project. Собравшиеся журналисты встречают музыкантов аплодисментами, которые изумленно стихают, а потом вспыхивают с новой силой, когда в дверях появляется замыкающий шествие Алан Парсонс. А изумляться было чему – знаменитый звукоинженер, продюсер, композитор и прочая и прочая, которого до этого мы видели только на снимках, в реальности оказался огромным бородатым мужиком, который мог бы смело сниматься в роли былинного богатыря Ильи Муромца. Позже кто-то не удержался и спросил про его рост. «Всего 3-х сантиметров не хватает до 2 метров» — ответит, улыбнувшись, герой дня. Но все по порядку.

Пресс-конференция началась с просьбы организаторов гастролей RSP Group (не так давно они прокатили по городам России Кена Хенсли и Nazareth) поделиться впечатлениями о прошедшем два дня назад концерте в Питере.

АП: Мы были весьма удивлены оказанным нам приемом. Концерты в Санкт-Петербурге и Москве – последние в рамках нашего европейского турне. Мы первый раз в России и даже не подозревали, что нашу музыку здесь так любят и знают. Когда мы ехали к вам, то думали о том, как «завести» слушателей, которые нас никогда до этого не видели, а их пришлось, наоборот, успокаивать, настолько эмоционально они реагировали. Это удивительно! И очень приятно.

Затем на Парсонса посыпались уже вопросы собравшихся журналистов. Надо отметить, что совсем уж идиотских вопросов (типа «А чем сейчас занимается основатель вашей группы г-н Джетро Талл?» — а такой вопрос задали два года назад Иэну Андерсону!) практически не было, а это большая редкость, т.к. настоящих музыкальных журналистов, равно как и критиков, у нас нет, но это тема отдельная.

Сразу хочу оговориться, что вопросы были совершенно на разные темы, поэтому я сознательно изменил их последовательность и постарался скомпоновать их, так сказать, тематически.

Вопрос: Долгое время Alan Parsons Project был чисто студийным проектом. Что побудило Вас начать живые выступления перед публикой?

АП: Впервые я вышел на сцену только в 1994 году. Возможно, просто настало время для живых выступлений. К тому моменту я уже выпустил свой первый альбом под собственным именем (“Try Anything Once”, первый после разрыва с постоянным соавтором Эриком Вульфсоном – прим. Raven), а не как Alan Parsons Project (далее для простоты АРР). При этом композиции, записанные мной в составе АРР в конце 70-х и в 80-е годы, мне по-прежнему нравились и донести их до нового слушателя можно было только, исполняя их живьем. Все как-то сложилось само собой: когда я почувствовал, что готов выйти к публике, появились музыканты, которые помогли мне это сделать на должном уровне. Кроме того, мне не хотелось упускать возможность оставаться успешным, и живые выступления мне в этом очень помогли.

Вопрос: Что сегодня Вам более интересно – работать в студии или выступать с концертами?

АП: Концерты — это больше взгляд в прошлое. Исполняя старые вещи, я сохраняю связь с этим прошлым и не даю публике забыть наши ранние записи, а, возможно, и дать им новую жизнь. Я как бы заново переживаю ощущения, которые испытывал тогда. Исполнение старых песен по-прежнему доставляет мне удовольствие, ну, и новых, конечно. Хотя пока все, что я записал под своим именем, не может сравниться по популярности с записями АРР.

Вопрос: Г-н Парсонс, на каких инструментах Вы играете?

АП: В основном на клавишных, аккордеоне, не так давно освоил акустическую гитару. При этом я не считаю себя искусным исполнителем, но, имея таких профессиональных музыкантов, которые собрались сейчас в моей группе, я не слишком беспокоюсь на сей счет.

Вопрос: Кто ставит звук на Ваших концертах? Вы сами или доверяете своим помощникам? Наверное, это очень длительный процесс?

АП: Да нет, на все уходит не больше двух часов. А за звук в этом туре у меня отвечают два человека, которым я полностью доверяю: это Грег Рубин и мой сын Джереми Парсонс, который, кстати, принимал участие и в создании моего последнего альбома “A Valid Path”.
(Когда на следующий день, сразу после концерта, я подошел к микшерскому пульту и попросил Джереми оставить свой автограф на билете рядом с автографом его отца, он попросил одного из роуди сфотографировать сей момент со словами: «Отцу покажу, как доказательство того, что я теперь тоже популярен, автографы вот уже раздаю…»)

Вопрос: Г-н Парсонс, Вы уже давно состоялись как самостоятельный и успешный музыкант, для чего на концертных афишах Вас представляют как «саунд-продюсера Пола Маккартни и Пинк Флойд»? Это Ваше пожелание?

АП: (удивленно) А что, там действительно так написано? Я к этому не имею ни малейшего отношения! Это вопрос скорее к организаторам.
(Организаторы скромно потупились и оставили вопрос без ответа, хотя и так понятно, что, по их мнению, упоминание двух легендарных имен должно было привлечь побольше публики на концерт.)

Вопрос: Как бы сами назвали стиль музыки на Вашем последнем альбоме?

АП: Эта как раз ваша работа – придумывать названия музыке, мое дело ее писать. Ну, раз вы так настаиваете, пусть будет «нью эйдж-электроник-прогрессив-рок». Нравится? Коротко и ясно. (Смех в зале)

Вопрос: На вашем последнем альбоме есть композиция“Return To Tunguska”, название которой имеет отношение к России. Как она появилась?

АП: Первоначально эта композиция должна была называться “Arctica”. Когда я ее писал, то представлял себе заснеженные просторы, холод и все такое. Название изменилось благодаря моей жене, которая в то время читала книгу «Неразгаданные чудеса». Там была эта история с тунгусским метеоритом, которая произвела и на меня впечатление. Я немного доработал композицию, добавив немного таинственности и изменив название.
(Забегая вперед, скажу, что именно эта композиция стала настоящим «гвоздем» концерта. Причем концертный вариант был на порядок интереснее и мощнее студийной версии.)

Вопрос: Как сегодня Вы относитесь к своим самым первым альбомам? Не возникает ли у Вас желания что-то изменить в них?

АП: Они мне нравятся и сегодня. Поэтому материал с первых трех альбомов составляет почти треть моей концертной программы. Единственное, что я хотел бы сделать – это перемикшировать их и выпустить в формате 5.1. Впрочем, это касается и моих остальных работ.

Вопрос: Стало уже традицией, когда выступающие у нас западные группы исполняют на концертах песни, популярные в России: «Калинку», «Подмосковные вечера». Будет ли что-то подобное на Вашем концерте в Москве?

АП: Я первый раз слышу о такой традиции, поэтому ничего подобного на предстоящем концерте не будет. Хорошо, что такая традиция есть только в России, иначе пришлось бы разучивать песни всех стран, где нам доводилось выступать, и в итоге нам бы пришлось готовить отдельную программу.
(На концерте Парсонс все-таки сделал маленькую и очень органичную вставочку из «Картинок с выставки» Мусоргского, но это, согласитесь, не «Калинка». «Картинки» и Эмерсон сотоварищи делал, да еще как.)

Вопрос: Знали ли Вы, что Ваши альбомы были очень популярны у нас еще во времена СССР?

АП: К сожалению, я ничего об этом не знал. Я слышал, что пластинки западных групп продавались у вас тогда только на «черном рынке», поэтому у меня теперь вопрос к вам: расскажите, как это было.
Здесь один из присутствовавших достаточно складно обрисовал Парсонсу совершенно жуткую картину жизни советских меломанов эпохи застоя, хотя ему самому в то время было, наверное, от силы лет пять. Скорее всего, наслушался рассказов родителей или старших товарищей. В завершение своего рассказа он передал Парсонсу две лицензионные пластинки, которые были выпущены у нас в конце 80-х фирмой «Мелодия»: “The Best Of…” и “Gaudi”.
Парсонс с интересом изучил раритетный винил, после чего сказал, что впервые узнает об издании своих альбомов в СССР, т.к. никаких авторских отчислений от их издания он никогда не получал, а сейчас уже и предъявлять некому.

Вопрос: Вы первый раз в Москве, но когда Вы ехали к нам, у Вас, наверное, уже было какое-то представление о нашем городе? Насколько это представление соответствует увиденному?

АП: Мы только сегодня ночью прилетели в Москву, и все, что удалось пока увидеть, мы увидели из окна автомобиля по дороге из гостиницы на пресс-конференцию. Но и этого оказалось достаточно, чтобы захотелось узнать ваш город получше. Надеюсь, что у меня будет на это время до концерта.

Вопрос: Знаете ли Вы какие-нибудь русские группы?

АП: «Парк Горького» и… Да, пожалуй, и все. Постараюсь восполнить этот пробел за время пребывания в Москве.

Вопрос: А какие западные современные группы Вам нравятся?
(Примечательно, что этот вопрос, про современные группы прозвучал от представителя русского издания “Classic Rock”!)

АП: The Beatles.

Вопрос: Я имела в виду современные группы.

АП: А The Beatles всегда будут современны.

Вопрос: Ну, а все-таки из сегодняшних?
(Не унимается никак Classic Rock!)

АП: Ну, тогда Эминем!
(Дружный хохот в зале)

На этом дело не кончилось, и тот же вопрос был задан всем участникам группы, которые заметно оживились, т.к. никто их ни о чем до этого не спрашивал. Они по очереди стали сыпать названия групп, которых я, честно говоря, раньше даже и не слышал. Судя по виду корреспондентки Classic Rock, она тоже.

Вопрос: Расскажите о своей работе с The Beatles и Полом Маккартни. Как все началось? Насколько трудно было с ним работать?

АП: С The Beatles я начал работать во время съемок их фильма Get Back, который потом стал называться Let It Be. Тогда моя работа еще не выходила за рамки роли «мальчик-поди-принеси-чай-кофе». Но я быстро учился, и уже на альбоме “Abbey Road” я был вторым звукоинженером. Все это происходило на глазах Пола Маккартни, он видел мой интерес к процессу звукозаписи, и когда он начал сольную карьеру, он и пригласил меня. Кстати, наше сотрудничество началось не с альбома “Wild Life”, как многие считают, а с дебютного. Пол привез меня тогда к себе на ферму, где у него была своя небольшая студия, и я помог ему записать три трэка. Я был тогда настолько польщен таким доверием, что даже не обиделся, что Маккартни не указал мое имя на обложке альбома.
Было ли трудно с ним работать? «Трудно» — не совсем подходящее слово. Обычно дело было так: Маккартни прослушивал запись, а потом просто говорил: «Сделай получше». Он никогда не говорил, что конкретно его не устраивает. Так могло продолжаться достаточно долго, до тех пор, пока запись не устраивала его полностью.

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о своей жизни вне музыки: где вы живете, семья, увлечения.

АП: Я живу в Калифорнии, у меня два сына от первого брака. Про старшего, Джереми, я уже рассказывал. Два года назад я вновь женился. У моей жены, Лайзы, тоже двое детей от первого брака, так что семья у нас большая. Лайза, к тому же, является и нашим тур-менеджером.

(Тут все догадались, кем была миловидная женщина лет 35-ти, фотографировавшая Парсонса и музыкантов группы явно непрофессиональным аппаратом, и стали усиленно фотографировать уже ее, чем немало ее смутили.)

Что касается увлечений, то я с удовольствием показываю фокусы.

(С этими словами Парсонс засучил рукава рубашки, собрал со стола пробки от бутылок с водой, дунул-плюнул, и они растворились в воздухе под аплодисменты присутствовавших.)

Ну, как, понравилось? Будет чем на хлеб зарабатывать, если с музыкой возникнут проблемы.

 

Ну и на десерт, ответы Алана Парсонса на вопросы, связанные с Pink Floyd.

Вопрос: Почему PF весьма сдержанно, мягко говоря, оценивают Ваш вклад в создание DSOTM?

АП: В этом виноваты, в первую очередь, музыкальные критики. Даже в новаторских и безупречных альбомах они ищут только недостатки и придумывают различные небылицы, хотя ответы часто лежат на поверхности. Так было в свое время с «Сержантом» The Beatles, так произошло и с DSOTM. Этот альбом настолько отличался от ранних работ PF, что критики стали приписывать мне большую часть всех его достоинств. Причем, это повторялось так часто и долго, что PF решили, что это происходит с моего ведома и непосредственно от меня. А кому такое может понравиться! А правильный ответ был очевиден: группа стремительно росла творчески и музыкально. Я работал с ними до этого над “Atom Heart Mother”, и наблюдал этот рост своими глазами. Слава Богу, такого недопонимания между нами сейчас нет.

Вопрос: Поэтому на Вашем последнем альбоме и появилась гитара Дэвида Гилмора?

АП: Безусловно. Когда я закончил основную работу над композицией “Return To Tunguska”, я подумал, что было бы неплохо добавить гитарное соло в стиле Дэвида. А кто может это сделать лучше его самого? Я позвонил ему и спросил, не может ли он записать соло для моего нового альбома. Он попросил прислать ему запись и вскоре прислал мне уже свою, к моему восхищению, ведь для меня он был и остается одним из самых выдающихся гитаристов.

Вопрос: Почему, по-вашему, группа пригласила для переиздания DSOTM в формате SACD Джеймса Гатри, а не Вас? Ведь в свое время Вы уже делали квадрофонический микс альбома.

АП: Может быть, поэтому и не пригласили. Вероятно, им захотелось получить более свежий, непредвзятый взгляд на этот альбом. В любом случае это был выбор группы, и она его сделала в пользу Гатри. Мне не все нравится в том, что он сделал, но в целом он неплохо поработал.

Вопрос: Знаете ли Вы, что несколько дней назад Клэр Торри выиграла судебный процесс против PF и EMI, и теперь она в дополнение к 30 фунтам, полученным в 1973 году, добавит еще тысяч триста, как соавтор ‘Great Gig in the Sky”? В связи с этим еще один вопрос: не собираетесь ли Вы пойти по ее стопам и получить достойное вознаграждение за свою работу над DSOTM?

Эта новость настолько обескуражила Парсонса, что он попросил переводчицу повторить ему вопрос еще раз, после чего ответил:

АП: Я уже давно живу в Америке и не в курсе новостей из Англии. Но если дела обстоят именно так, то я искренне рад за Клэр. Я всегда считал ее соавтором этой композиции. Без ее вклада эта вещь была бы совершенно иной. Так что я считаю, что в данном случае восторжествовала справедливость.

Что касается второго вопроса, то в моем случае ситуация несколько иная. Я не считаю свою работу над DSOTM соавторством. Я просто старался наилучшим образом реализовать идеи группы. Конечно, когда альбом добился такого оглушительного успеха во всем мире, мне было немного обидно, что я не получил ничего от этого успеха в денежном эквиваленте. Но это скорее вопрос моральный, чем юридический, как я уже говорил, я не соавтор, и если группа не сочла нужным заплатить мне дополнительно, ну что ж, это их дело.
Затем, внимание! Парсонс после небольшой паузы произнес ключевую фразу, которая многое, если не все, объясняет, и которую он в тот же вечер повторил в прямом эфире радиостанции «Серебряный дождь»:
Но если быть честным до конца, то я должен сказать, что без опыта моей работы с Pink Floyd проекта Alan Parsons Project просто никогда бы не существовало. Так что я рассматриваю свой сегодняшний успех, как то самое, недополученное вознаграждение за DSOTM.
Тут я сразу вспомнил давнее высказывание Гилмора: «Еще неизвестно, кто для кого больше сделал: Алан Парсонс для DSOTM или DSOTM для Алана Парсонса».

Вопрос: Есть ли шанс когда-нибудь услышать Ваши записи с PF, известные как “The Household Objects”?

АП: Вы и про это знаете? Сложно сказать. Когда мы делали эти записи, они казались нам чем-то фантастически интересным и необычным. Новым словом в музыке. Однако когда пыл немного угас, мы уже так не считали. Сейчас эти записи можно воспринимать только как своего рода шутку, эксперимент, не более того. Думаю, что в ближайшее время они изданы не будут. Может быть, в далеком будущем их и включат в какую-нибудь антологию PF в качестве бонуса, но боюсь, это будет не скоро .

Вопрос: Есть ли на Ваш взгляд шансы на воссоединение Pink Floyd в классическом составе? В последнее время на эту тему ходит много слухов.

АП: Мне кажется это маловероятным. Слишком много сложностей между Роджером Уотерсом и остальными музыкантами. Они давно растеряли те чувства, которые их объединяли раньше. Однако у каждого вопроса есть своя цена. Я допускаю, что найдутся люди, которые предложат им значительную сумму за воссоединение, и они сделают это, хотя бы на одно выступление. Время покажет.

Ну, вот и все. Надеюсь, что в ответах Алана Парсонса вы нашли для себя что-то новенькое, неизвестное. В этом случае я старался не зря.

Пресс-конференция продолжалась почти два часа и могла бы продолжаться еще столько же, если бы организаторы не объявили, что время давно уже вышло. Они явно не рассчитывали на такой повышенный интерес к персоне Алана Парсонса. На следующий день был сам концерт, но это уже другая история.

Примечание: Про концерт писать ничего не стал — на сайте Beatles.ru есть несколько отчетов, из которых можно составить впечатление. Мое мнение: славная дискотека 80-х — очень скромный свет, дыма нет вообще, сиротский черный задник, похоже Парсонс даже не подозревал в какой зал он попадет! Музыканты суперпрофессионалы, здесь он прав, сам же босс — свадебный генерал, причем на собственной свадьбе. Все номера с концерта в основном с попсовых альбомов 80-х. Похлопать,потопать, попеть хором — отлично, но не более того. Но два номера были на этом дискотечном фоне просто шедевры: "Return to Tunguska" с последнего альбома, причем в совершенно другой версии, после которой альбомный вариант уже и слушать не хочется, хоть и с Гилмором. И второй момент — просто "флойдовская" импровизация минут на 10 в духе "Echoes" и "One of these Days"! Примечательно, что когда вокалист представлял своего шефа, ребята начали играть вступление к "Money", вызвав бурю восторга в зале, а так было еще много цитат из классики рока.

Парсонс (6 фото)
 

Алан Парсонс рассматривает подарок от Beatles.ru - стекляный шар с храмом Василия Блаженного АП за раздачей автографов. Сразу за ним: гитарист Годфри Тауншенд (видны только его руки), Джон Монтанага (басист), Мэнни Фокараззо (клавишник), Стив Мэрфи (ударник), стоит - Пи Джей Олссон (вокалист), рядом с ним жена АП Лайза, она же его тур-менеджер. DSOTM с автографом Алана Парсонса.
Алан Парсонс с изумлением узнает, что Клэр Торри выиграла судебный процесс  против ПФ и EMI. Алан Парсонс на пресс-конференции в Москве. Фото by Raven. Алан показывает фокусы - это его хобби.

 

  смотреть , онлайн  
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2018. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте