All alone, or in twos
The ones who really love you
Walk up and down outside the wall
Roger Waters (Outside The Wall)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку


Рекламные статьи

темный мир смотеть онлайн
Pink-Floyd.ru > Публикации > Статьи > Ник Мэйсон > Ник Мэйсон: "Я совсем не уверен в окончании Pink Floyd"

Ник Мэйсон: "Я совсем не уверен в окончании Pink Floyd"

Автор: Энди Грин
Источник: Rolling Stone, 31 октября, 2014
Перевод:  maxfloyd

Барабанщик говорит о новом альбоме группы, о своих мечтах сделать документалку, и почему бокс-сеты никогда не перестанут выпускаться.

Ник Мэйсон: Я совсем не уверен в окончании Pink FloydНик Мэйсон по-настоящему любит Pink Floyd. Барабанщик — единственный участник группы, кто сыграл на каждом их альбоме. С тех пор как группа отправилась на перерыв в 1994-м, он участвовал в промоушене переизданий и не давал погаснуть пламени. Также он единственный, кто написал книгу о своей работе в группе, а предстоящий выпуск диска The Endless River дает ему шанс дописать в ней последнюю главу. Мы поговорили с Мэйсоном о создании The Endless River, почему он отказывается признавать кончину группы, о его мечтах о пинкфлойдовской документалке, и почему бокс-сеты никогда не перестанут выпускаться.

- Никогда бы не подумал, что возможно услышать новую пластинку Pink Floyd.

- На самом деле я чувствую примерно то же самое. Немного любопытно вернуться в мир, где тебе интересно, понравилась ли кому-то твоя новая пластинка или нет. Это было очень давно.

- С чего начался этот проект?

- Когда мы записывали The Division Bell 20 лет назад, по сути, идея была сделать двойной альбом. Мы думали, что один диск мог бы состоять из песен, а другой — из эмбиентой музыки, если говорить о джемах. Как часто случается, у нас не осталось времени. Впереди предстоял тур, и нам нужно было завершить работу с песнями. Скорей всего мы просто выдохлись. Эта вторая часть казалась неподъемной горой, и мы это отложили. Оказалось, отложили очень надолго.

Я не думаю, что у нас что-то бы получилось, если бы не Энди Джексон, наш инженер. Он сказал: "Почему бы вам не позволить мне повозиться с этим, и я посмотрю, что можно сделать?". Он потратил некоторое время на довольно трудную работу. Результат был интересным, но все еще походил на коллекцию незавершенных демо. Он не сдавался и работал дальше, и в конце концов дошел до точки, где уже начало что-то просматриваться. Мы с Дэвидом были пока безучастны, да и он не хотел убивать на это время. Потом подключился Фил Манзанера и продвигал процесс. В итоге Youth был привлечен к работе, но даже на тот момент мы особо не видели выхода из тупика.

Менее двух лет назад мы с Филом встретились с братом и сестрой Вачовски . Они работают над новым фильмом, и показалось, что там, возможно, найдется место для нашей музыки. Мне всегда нравилась идея киномузыки. Возможно, к счастью, это не сработало, и мы возвратились к чертежной доске.

- И когда всё набрало обороты?

- После того, как Youth поработал над этим материалом, я наложил определенные партии ударных, и потом пришел Дэвид и взял в руки гитару. Я думаю, в этот момент он включился в процесс и решил посвятить этому некоторое время.

- Когда вы переслушивали песни, там было много материала, о котором вы за эти годы уже подзабыли?

- Совершенно. Должен сказать, там много отсылок к прошлому, но надеюсь, в этом нет ничего страшного.

- Это звучит, будто вы дорисовываете штрихи всей истории вашей группы.

- Это очень забавно. Ты садишься играть, перед тобой чистый лист, и в какой-то момент, как ни старайся, обязательно услышишь знакомые фразы, или как в моем случае, знакомые барабанные фишки. В конце концов ты успокаиваешься и понимаешь: "Это то, что нам всегда нравилось. Чувствуй себя дома. Давай дальше."

- Вы с самого начала решили сделать все инструменталами, кроме последней песни?

- Поначалу мы не принимали никакого решения вообще. Если что-то из материала более подходит для вокала, то можно этим заняться. Когда мы со всем разобрались, стало понятно, что там есть одна единственная песня, мне вполне понравилась такая идея. Ведь в какой-то момент мы подумали: "У нас нет песен". А "Louder Than Words" в некотором смысле помогла связать этот альбом с The Division Bell. Это довольно важно. Чтобы люди понимали откуда это родилось, что это не новая музыка, созданная в прошлом году. Определенно, он очень связан с тем, что мы сделали 20 лет назад.

- Приятно услышать столько Рика на пластинке. Прекрасный способ напомнить, что он был неотъемлемой частью группы.

- Думаю, это действительно важно. Это очень большое дело, слушая эту запись натолкнуться на великолепную музыку Рика. За время нашей истории Рик был наименее признан, учитывая его вклад в наш саунд, и кем мы стали. Это хорошая возможность немного сместить баланс.

- Это, должно быть эмоционально слышать столько его клавишных в колонках, когда вы сами играете.

- Да. Это заставляет тебя остановиться, и слушать, и вспоминать: "А знаешь, что? Никто так больше не сыграет!"

- Большинство из барабанных партий здесь — недавний материал, а не те, что вы записали 20 лет назад, верно?

- Все верно, да. Это своего рода неизбежность. Когда ты вновь к чему-то возвращаешься, думаешь, что можешь сделать это получше или по-другому. Наверное, это справедливо для большинства людей. Если уж получил возможность вернуться к чему-то, то так и поступишь.

- По завершении тура Division Bell, вы поняли, что группа исчерпала себя или были какие-то планы на будущее?

- Не думаю, что было большое осознание того, что все закончилось. Думаю, за определенный период времени Дэвид понял, что он не хочет возвращаться и делать следующий альбом Pink Floyd и большой тур Pink Floyd. В таком случае, к сожалению, ты не можешь заставить людей получать удовольствие. Есть только одна возможность играть такую музыку некоторое количество времени — когда людям это по душе.

- Видимо, он хотел закончить все тогда. Вы восстановили группу без Роджера и совершили два продолжительных стадионных тура. Совершили всё возможное.

- Да, мы не согласились поставить точку, когда ушел Роджер, мы хотели продолжать. Мне пришла недавно в голову мысль: что если Дэвид объявит о завершении, если он увольняется из Pink Floyd, значит оставляет мне его в полное распоряжение. Знает бог, я поеду в турне, буду играть полностью Dark Side of the Moon, только барабанные партии. Будет довольно скучно. Учтите, что я шучу. Я даже вижу афиши "Турне Ника Мэйсона".

- Я считаю, если вы настроены на возвращение, то группа может продолжить.

- Да. Думаю, это особая проблема всех барабанщиков. Мы не можем работать самостоятельно. Мы всегда хотим, чтобы все продолжалось вечно. Я смотрел новую документалку о Genesis. Там отличный момент, когда Фил Коллинз говорит совсем незадолго до ухода из группы Питера [Гэбриэля]. Фил вспоминает, думая про себя: "Я всего лишь хочу играть на ударных". Для большинства из нас, барабанщиков, это работает только так. Мы рады продолжить, но, пожалуй, не на нас лежит весь груз работы, не мы в центре внимания, и не мы несем полную ответственность.

- Должно быть вы немного удивились, когда Дэвид потом решил сделать этот новый проект.

- Конечно, но Дэвид на самом деле звонил мне совсем незадолго до работы над этими записями Pink Floyd и спросил, не мог бы я сыграть на одной из песен его сольного альбома. Предполагаю, он почти полностью завершил над ним работу и рад был поучаствовать в другом стороннем проекте.

- Для вас это последний альбом Pink Floyd?

- Я позволю Дэвиду говорить: "Он последний, это конец". Теперь я верю, когда меня не станет, то на моей надгробной плите прочитают: "Я совсем не уверен, что группе конец."

- Поклонники всегда фантазируют о туре — вы, Дэвид и Роджер. Трудно представить, что такое когда-либо случится.

- Думаю, такое маловероятно. Live 8 был прекрасной возможностью сделать это ради благих целей, и если что-то подобное будет организовано снова, когда мы будем уверены, что способны что-то изменить — то, надеюсь, предпримем все шаги и что-то сделаем.

- "Louder Than Words" — отличное окончание. Она обращена ко всей истории группы.

- Соглашусь, и должен сказать, я провел довольно много времени за последние 15 лет, делая промо для переизданий. Сейчас такой период, если ты в группе давно, то каждый год — это юбилей или типа того. Десятая годовщина или полувековая... Так весело говорить о чем-то новом, что люди до сих пор не слышали.

- Теперь закрома пусты? Вы же, ребята, занимаетесь переизданием старых альбомов?

- О, нет! [Смеется] Могу вас заверить, что у нашей рекорд-компании нет сомнений, что чем больше бокс-сетов, тем лучше. Я недавно видел два видео. Одно про историю Genesis, а другое — о Spandau Ballet, оба очень прилично сделаны. Надеюсь, в какой-то момент и мы могли бы сделать подобное. Я считаю, не нужно менять никакие визуальные материалы, идущие с музыкой. Я надеюсь, когда-нибудь у нас будет своя видео-антология группы.

- Фанаты также ждут концертные альбомы. Может быть, из тура Animals или что-то еще.

- Это наш позор. Проблема в том, что технологии не были тогда повсюду, и мы были просто параноиками на счет бутлеггерства, и в итоге не записали на аудио или не засняли многие из наших туров. Тот факт, что не существует съемок полного исполнения Dark Side — это настоящий позор!

- Так или иначе, вы же снимали тур The Wall, правда?

- Съемки на живых исполнениях The Wall были своего рода отвлекающим маневром. Все началось с идеи съемок тура, но оказалось неудовлетворительным, в итоге трансформировалось совсем в другой фильм, который снял Алан Паркер. Скажу вам, то, что сделал недавно Роджер в своем туре — фантастика! Фильм с его шоу просто умопомрачителен!

- Это удивительно, когда вы, ребята, ездили с The Wall, то охватили лишь четыре города. А Роджер дал более 200 шоу.

- И он разбогател, а мы тогда потеряли деньги.

- Правда ли то, что только Рик оказался в прибыли, потому что был уволен и числился тогда на зарплате?

- Это правда. Уйдя из группы, он единственный получил доход. Это показывает, что Бог существует, и он справедлив.

- Возвращаясь к альбому. Когда я его впервые услышал, я был просто ошеломлен. Никогда бы не подумал, что услышу вас играющих снова вместе.

- Не могу сказать вам, как мне приятно это слышать. Я наслаждаюсь волнением, слыша, что людям это приносит удовольствие. Это так приятно, очень трогательно, я сижу здесь и почти рыдаю. Мне очень понравилось, что мы разделили его таким старомодным способом. Не подстраиваясь под стандарты iTunes и тому подобному. Думаю, наверное, нам помогли Боно и Ко, совсем чуть-чуть. Они пошли неправильной дорогой, и как я люблю повторять — у нас очень старомодная музыкальная концепция. Мы надеемся, люди смогут купить настоящую пластинку.

- Думаю, U2 и понятия не имели, что раздача альбома забесплатно будет иметь неприятные последствия.

- Это было очень неожиданно. Интересно, что люди восприняли с такой обидой, когда им что-то навязывают. Это обесценивает труд. Музыка стала ужасно девальвирована за последнее время. Это смешно, если они не чувствуют этого. Это уже стало большой историей 21 века — о-бес-цененная музыка.

 
Смотрите подробности 3d ручка у нас на сайте.
 
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2017. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте