Help me role away the stone
Roger Waters (Crying Song)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку


Рекламные статьи

Праздник Мечты - организация праздников. Проведение свадеб, корпоративов, концертов
Pink-Floyd.ru > Публикации > Статьи > Ник Мэйсон > Nick Mason - Sounds and Engines

Nick Mason — Sounds and Engines

Источник: итальянский журнал Quattroruote, апрель 2011, английская версия размещена на Brain Damage
Перевод с английского:  Mimi под редакцией  FFNevil

Nick Mason - Sounds and EnginesДля музыкальных фанатов он – легенда из Pink Floyd. Для поклонников автомобилей – видный коллекционер. Он объясняет нам связь между музыкой и машинами.

Серое небо, низкие облака, сильный ветер. Лондон есть Лондон. Каменная галерея, металлическая лестница, укрепленная дверь. Улыбка девушки-блондинки, чопорное и дружелюбное рукопожатие Ника Мэйсона. Для любителей и знатоков музыки – барабанщик Pink Floyd. Для любителей автомобилей – обладатель одной из самых красивых коллекций во всем Соединенном Королевстве.

Слева от двери – красный одноместный автомобиль и символика Cavallino (Ferrari). Прямо напротив, справа, – барабан. Красный. И снова эмблема Cavallino.

Мистер Мэйсон, может быть, вы объясните, что общего есть у машин и музыки?

Меня тянет сказать «деньги». Нет денег — нет авто. Да. Я не знаю, насколько много других элементов можно обнаружить. Но, на мой взгляд, музыка и машины – идеальное сочетание.

В других отношениях все против этого. Эксперты говорят, что форма звуковых волн не может подвергаться сравнению: в музыке колебания практически упорядоченные, и это звук. В двигателях они почти беспорядочны, и это шум. Вы «играли» акселератором Bugatti, в то время как пианист аккомпанировал на клавишах. Как возникло такое сочетание?

Ради признательности слушателей. Технически да, это верно – двигатель издает шум, не музыку, но многие обладают силой вызывать к жизни воспоминания. Потому что они заставляют переворошить воспоминания в памяти. Звук двигателя Maserati Birdcage до сих пор вызывает во мне трепет; 15, 16 лет назад я выиграл заезд, это было в Сильверстоуне. На последнем круге, последнем повороте, перед Гран-при. Счастливые воспоминания. И то же самое с музыкой. Для меня всегда было огромным удовольствием как создание музыки, так и езда на авто. Счастье – общий знаменатель.

Как зародилась Ваша страсть к машинам?

Наследие моего папы. В связи с его работой – а он был режиссером документальных фильмов – ему приходилось снимать гонки. Он брал меня с собой в Гудвуд (круговая трасса на южном побережье Британии, знаменитая своими историческими встречами) так что я мог протянуть ему руку помощи, когда я был ещё совсем маленьким мальчиком.

А к музыке?

Как и для многих других, для меня музыка была тем, что я открыл для себя сам. В то время никто не мог «научить» вас рок-н-роллу. Никаких учителей – в предыдущем поколении рок-н-ролла еще не существовало. Я не хочу сказать, что он возник из ниоткуда, потому что история музыки продолжительна, но интерпретация рок-н-ролла, любимая и исполняемая тинэйджерами, была чем-то из ряда вон выходящим и зародилась лишь в пятидесятых. После войны молодые люди осознали свою независимость: своя работа, свои деньги в кармане, возможность выработать свою собственную культуру.

Это немного странно, что такой человек, как Вы, бывший частью психоделического движения, с такой же страстью увлекались и старыми автомобилями. Психоделия и классические авто, они такие разные...

Вешать на кого-то или что-то ярлык не очень целесообразно. Или важно. Часть музыки Pink Floyd принадлежит той культуре, но она всегда была очень формальной. В ней никогда не было непостоянства и импровизации. Тем не менее, в ранних записях есть элемент спонтанности, и это мне по-прежнему нравится. Но мы никогда не были хипповой группой, путешествующей по миру в доме на колесах. Мы никогда не были такими.

В музыке Pink Floyd присутствуют «машинные» звуки и сильный бит, очень механический. Это часть некой масштабной концепции?

Я бы так не сказал. Есть песни, в которых это является движущим элементом. Иногда потому, что лирика требует этого, как в «Welcome to the Machine». Но эксперименты включали в себя работу с петлями и зацикленными дорожками, так что это производило впечатление механизма.

Вскоре Вы осознали, что музыка станет важной частью Вашей жизни. Когда Вы поняли, что машины станут не менее важной её частью?

На самом деле многими годами ранее: только когда появилась группа, в 1966, я по-настоящему заинтересовался музыкой. Стать рок-звездой не было моей целью.

Почему классические машины?

Я вырос в атмосфере любви к классическим машинам. Мой отец ездил на классической Bentley; я дышал воздухом, который был наполнен восприятием винтажных машин как неких превосходных вещей. И ценных. Также и с культурной точки зрения. Моей первой машиной был Austin Seven довоенных времен.

Вы думали о том, чтобы стать профессиональным гонщиком?

Нет. Я начал участвовать в гонках как любитель довольно поздно, в начале семидесятых. Я даже выигрывал кое-какие призы. У меня никогда не было впечатления, что я упустил шанс сделать карьеру в этой области. Для этого надо иметь талант, которого у меня нет.

Но у Вас хватало таланта, чтобы участвовать в Ле-Ман. Это непростые гонки. Это подчеркивает Вашу неподдельную страсть.

Да, в этом нет никаких сомнений: я люблю машины, я люблю Ле-Ман. Но я не вижу себя в роли профессионала, распихивающего всех локтями ради победы.

Вы говорили, что качественная машина должна иметь итальянский дизайн, немецкую механику и британского водителя. Вы отозвались о британском автомобилестроении без особого уважения...

(Мэйсон смеется, и это один из тех исключительных моментов, когда занавес его выражения лица, среднего между суровым и ироничным, открывается) Я верю, что британская автомобильная промышленность производила отличные машины. Но иногда неважное управление и плохие отношения с рабочими сводят всё на нет. Тем не менее, в Англии по-прежнему есть выдающиеся конструкторы: Эдриан Ньюи (Adrian Newey), Росс Браун (Ross Brawn), Джон Барнард (John Barnard). Эта группа соавторов работает даже с Ferrari.

Но что Вы цените, или даже переоцениваете, — это британские гонщики. Вы сказали как-то: «Я очень высоко ценю качества Михаэля Шумахера. Но я предпочитаю личность Дэймона Хилла (английский автогонщик, чемпион мира в классе Формула-1 1996 года – прим. пер.)».

Верно. Но это довольно сложный вопрос. Шумахер, пожалуй, самый искусный водитель всех времен и народов. Он обладает способностью сохранять рассудительность в любой – хорошей или плохой — ситуации, как Ален Прост (французский гонщик, четырехкратный чемпион мира – прим. пер.), и способность добавить немного скорости, если нужно – как и Льюис Хэмилтон (британский автогонщик, выступающий за команду Vodafone McLaren Mercedes – прим. пер.). Но он как будто чересчур «ведомый», слишком сосредоточенный. Он может принимать такие решения, которые лично мне кажутся не очень спортивными.

Дэймон Хилл играет на гитаре. Вы когда-нибудь играли вместе?

Да. Это не всегда общеизвестный факт, что у гонщика есть музыкальный талант. Но если таковой есть... Франсуа Север (Francois Cevert — французский автогонщик, принимавший участие в чемпионате мира по автогонкам в классе Формула-1 – прим. пер.), например, хороший пианист. Почти профессионал.

Вы не очень любите называть свои машины словом «коллекция» (Вы думаете, что машины должны использоваться), но другое слово подобрать нелегко. Но всё-таки, когда же покупка машин превратилась в коллекционирование?

Сначала я просто продавал одну машину, чтобы купить другую, как делали многие. Затем вышло так, что я смог купить вторую машину, не отказавшись от предыдущей. Когда вы в таких условиях, и предполагается, что у вас достаточно места, вы оставляете её. Но в действительности я никогда не покупал машину только потому, что места было достаточно. Я всегда покупал машины, на которых страстно желал ездить. Покупал, убедившись, что я удовлетворюсь такой покупкой. Когда речь идет о машинах, нет никакой ценности в том, чтобы собирать всю серию, как это происходит, например, когда собираешь марки.

Как много у Вас машин?

Почти сорок. В прошлом их количество доходило до пятидесяти.

Старейшая из них действительно очень старая: это Panhard 1901 года.

Да, точно, и это машина, которой я буду держаться ещё долгое время. Это очень интересная вещь, и она прекрасно работает.

Сорок – и Вы ездите на всех. Вы любите их все. Давайте вообразим, что ради спасения человечества все машины должны быть проданы на аукционе, помимо одной. Какую Вы бы оставили себе?

Это была бы Ferrari 250 GTO. На ней вы можете состязаться в скорости — и я имею в виду именно настоящие состязания – и участвовать в регулярных гонках. Или просто совершать автопрогулку. К тому же, она очень важна для меня, потому что я задействовал эту машину на свадьбе своей дочери.

Какую машину Вы используете для повседневных поездок?

На работу я езжу на мотоцикле; Вы знаете Лондон... У меня есть Audi RS6, так как она ведет себя как спорткар, но если нужно, я сажаю на заднее сиденье собаку и загружаю барабаны в багажник.

Вы владеете недвижимостью в Уилтшире (между Лондоном и Корнуоллом), домом, который прежде принадлежал Камилле Паркер-Боулс, жене принца Чарльза. Вы разделяете страсть к машинам?

Нет, это чистая случайность.

У Вас есть диплом архитектора. Тоже случайность?

Нет, мне был действительно интересен предмет. Где-нибудь у меня должен быть этот кусок бумаги. Это могло бы стать моей работой, если бы я не оказался в группе!

Некоторые Ваши машины выставлены в музеях.

Да, я одалживал их Национальному автомобильному музею в Бьюли; кроме того, я советник этого музея. Одна также выставлена в музее Donnington's. Парочка авто были отправлены на выставку Ferrari в Испании.

Когда у Вас появилась идея превратить Вашу коллекцию в выгодный бизнес и учредить Ten Tenth's Team (компанию, которая дает напрокат автомобили, в основном для рекламы: около 3000 авто)?

Двадцать лет назад. Большая часть владельцев и любителей классических авто вечно находится в поисках решения, которое учло бы и доходы, и расходы. Друзья-рекламщики предложили мне этот путь, и бизнес процветал долгое время. Сегодня это стало менее выгодно. На рекламу стало выделяться меньше денег, к тому же нужную машину легко можно найти через интернет. Кроме того, реклама должна доносить до зрителя информацию в очень короткое время, поэтому несет очень простые сообщения. Экзотическое авто, вроде Hispano Suiza, ни к чему. Девушка на красном D-Type или двое в Morris 1000 в момент характеризуют ситуацию. Рассказать историю за 30 секунд значит, что каждый кадр должен бить в цель. Но даже при таких обстоятельствах мы существуем.

Вы видите классические авто в своем будущем?

Конечно! Есть такие современные машины, которые можно оценить, только если используешь их на пределе возможностей. Это значит ехать быстро, очень быстро. А удовольствие от езды на классической машине можно получить и не превышая скорости. Помимо их очарования, я вынужден учитывать и мои 67 лет.

Вы написали пару книг, последняя — "A Passion For Speed". Она рассказывает о Ваших машинах, и к ней прилагается CD с записью звуков двигателя, сделанной на треке. Чтобы подчеркнуть, что машина играет главную роль, Вы говорите, что читатели платят за CD, а книгу получают бесплатно. Что подвигло Вас потратить время на написание этой книги?

Написание книги – это большая и тяжелая работа, и чтобы заняться этим, одной-единственной причины мало. Но прежде всего я понял, что мне бы было интересно рассказать, почему я так сильно люблю эти автомобили, которые другие никогда даже не смогут себе позволить. Я осознал, что каждый коллекционирует машины по многим, многим разным причинам. Некоторые увлечены процессом вождения, некоторые – историей, некоторые дизайном, некоторые техническим оснащением.

Вы слушаете музыку в машине?

Обычно нет. Я слушаю Radio4 (BBC: новости, обсуждения, комментарии по текущим событиям). Я не люблю слушать музыку «фоном». Я не предлагаю слушать музыку во время ланча.

Какие у Вас водительские права?

Обычные для вождения машины, ещё есть на вождение мотоцикла и лицензия пилота для вертолетов.

В "Learning To Fly" можно услышать Вас на заднем плане, некий диалог между Вами и командно-диспетчерским пунктом...

О да, эта запись была сделана во время моего первого полета без инструктора.

И снова о музыке и механике. Учитывая, что Вы любитель классических авто – каким Вы видите будущее автомашин?

Учитывая то, что я живу в Лондоне, я надеюсь, что они будут маленькими. Если они по-прежнему будут ездить на бензине, то они должны проезжать двести миль на одном галлоне. Если на электрических батареях – то быть бесшумными. Кто-то должен позаботиться об этом.

Что скажете о CD со звуками различных авто?

С возможностью выбора самого любимого звука двигателя? Я уже думал об этом!

Вы называли Боба Дилана «Богом Диланом» из-за его роли в музыке.

Да, в основном из-за лирики...

Можете ли Вы отвести кому-то такую же роль в истории автомобильного дела?

Для человечества, думаю, такая роль отведена Ford Model T (автомобиль, выпускавшийся компанией Ford с 1908-го по 1927-й годы, считается первым доступным широким массам автомобилем – прим. пер.). Для меня это могли бы быть Ferrari и Bugatti – они всегда были хороши с технической стороны. С некоторых точек зрения это мог бы быть даже McLaren, который также, как Ferrari и Bugatti, олицетворяет мечту дальновидного человека – Рона Денниса.

  смотреть клип бритни спирс цирк
 
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2017. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте