There must be some mistake
I didn't mean to let them
Take away my soul
Roger Waters (The Show Must Go On)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку


Pink-Floyd.ru > Публикации > Статьи > Ник Мэйсон > Inside Out: A Personal History Of Pink Floyd > Глава 11 "Начинаем сначала... и возрождаемся". Часть 3.

Глава 11 "Начинаем сначала... и возрождаемся"
(Restart... and restoration)

11 глава книги Ника Мэйсона "Inside Out: A Personal History Of Pink Floyd"
Фотографии подобраны из различных источников
Перевод:
 Vladimir_G

Часть 1, Часть 2, Часть 3

По окончанию первой части тура в Штатах мы впервые отправились в Новую Зеландию: это было все равно как оказаться в Англии в прошлом, но в приятном прошлом. Послушав местных музыкантов, я понял, как тяжело здесь начинающим: даже если вы достигли успеха в Новой Зеландии, вы не принесете дохода звукозаписывающим компаниям, и вам придется делать это в Австралии — но все еще надо будет пройти много ступенек, чтобы подняться. После концерта в Окленде мы прибыли в Австралию, где уже давно не выступали. В последний раз, когда мы играли там в 1971, мы попали в неудачное время года – в жуткие холода. На сей раз мы спланировали все должным образом — и все прошло легко и гладко. По случаю, группа посетила клуб, чтобы послушать джем-сейшн во главе с нашими новичками. Они уже неоднократно выступали в Австралии под именем The Fisherman's (сокращенное от Fisherman's Friend). Я думаю, они больше репетировали исполнение "Unchain My Heart" и "I Shot The Sheriff", чем основное шоу...

Тур A Momentary Lapse of Reason После Австралии в Японии было несколько труднее. Не было выступлений на открытых площадках, мы мотались между большими залами, и нам не хватало времени, чтобы посмотреть страну. Даже камеры казались здесь более дорогими. По пути назад в США, Нетти и я остановились на пару восхитительных недель на Гавайях, несмотря на то, что неожиданные проливные дожди сделали их похожими на классический британский отпуск на море.

На профессиональном уровне эти гастроли оказались самыми приятными изо всех, впрочем, и на личном уровне тоже. Нетти была со мной все это время, от репетиций в Торонто и далее, чем неизмеримо увеличила удовольствие от всего предприятия. Она бывала на театральных гастролях как актриса, но масштаб всего происходящего, число вовлеченных людей, объемы логистики и материалов были для нее настоящим потрясением. Что я определенно для себя понял, это то, что гастролирование без партнера с большой вероятностью приводит к натянутым отношениям — я когда-то подсчитал, что 90 процентов этих гастрольных мероприятий оставляют за собой шлейф расторгнутых браков и близких отношений. Это, кажется, тот случай, когда или вы берете с собой жену, или сразу приглашаете вашего адвоката по разводам.

Вторая часть тура в Штатах подтвердила закон, что все эффекты рано или поздно рушатся: во время выступления в Foxboro, штат Массачусетс, летающая свинья была схвачена и разорвана на кусочки то ли сверхвосторженными, то ли фанатично-вегетарианскими зрителями.

К тому времени, когда мы прибыли в Европу, группа сплотилась окончательно: это был коллектив трудолюбивых музыкантов, которые регулярно – особенно Джон Кэрин — прослушивали записи выступления предыдущего вечера, чтобы найти и взять на заметку любые отклонения от идеала. Их профессионализм был безупречен: даже если Гай Пратт был последним, кто уходил из бара накануне ночью — или утром — его игра на сцене была безошибочной, благодаря его железному организму, а может, тому факту, что наша музыка была слишком простой.

Мы выработали удобный способ жить и работать вместе на гастролях, не делясь на кланы и наслаждаясь разумным уровнем веселья. Мы иногда устраивали корпоративные вечеринки после концерта, идея которых была в том, чтобы появиться там одетым как можно ужаснее. Полки местных магазинов эконом-класса быстро пустели — нейлон был в моде. Согласно Филу Тэйлору (Phil Taylor), который ездил с нами еще с середины 1970-ых, этот тур был сплошным удовольствием, с хорошим настроением и чувством радости — что вот, мы и снова в пути.

Если чьи-либо организмы поникали на следующий день, то их владельцы могли обратиться к Скотту Пейджу, который стал неофициальным продавцом травяного чая. Он был почти столь же хорош в этом деле, как и в игре на саксофоне, и скоро уже значительную часть группы можно было заметить с кошмарными пластиковыми бутылками, наполненными жидкостью цвета мочи, которую они постоянно пытались пить. К счастью, как и большинство гастрольных причуд — японские камеры, ковбойские куртки из оленьей кожи и пьяные рассветы — это продолжалось недолго, и я могу только надеяться, что Скотт все еще хранит достаточное количество тех ужасных трав у себя на чердаке.

В Европе представления были более разнообразными и лучше отложились в моей памяти, главным образом из-за мест проведения выступлений. Иногда мы могли добавить разнообразия: в Роттердаме, перед концертом, под аккомпанемент Echoes, пущенного через усилители, мы устраивали показательные полеты мото-планеров, где одним из пилотов был человек, обучавший летному делу Дэвида и меня. Их изящные воздушные пируэты с дымовыми хвостами, казалось, давали отличную идею для оставшейся части тура, но мы спасовали перед сложностями получения разрешения на полеты в запретных зонах.

Билет на шоу Pink Floyd в Версале
Билет на шоу Pink Floyd в Версале
В Версале состоялось, вероятно, самое грандиозное из европейских шоу. События сошлись в одной точке, благодаря сочетанию разведработы Стива по поиску возможных площадок и прямых предложений от заинтересованных сторон. В то время у Франсуа Миттерана министром культуры был энергичный Джек Лэнг (Jack Lang). Он был сторонником Версальского проекта – и это помогло путем политических интриг обратить на свою сторону всех сомневающихся – так что все это казалось естественным совпадением мыслей.

Сцена получилась великолепной, и большинство французов было радо видеть нас там. Конечно, были длинные речи местных сановников, один из которых, кажется, предлагал свою поддержку, только если его имя появится выше названия группы на официальной афише. Ко мне без предупреждения обратились с просьбой сказать краткую речь – и я торопливо выдал несколько клише, так что мое бормотание вряд ли будет беспокоить историков entente cordiale – "сердечного согласия" (или "Антанты" — союза Англии и Франции – прим.пер.). Как по заказу, стояла отличная погода. Это действительно стоящая цель – пытаться выступать в уникальных местах. Стадион намного более удобен для любого большого шоу, но там трудно создать подобную особую атмосферу. И если это возможно, явно стоит предпринять усилия и использовать художественное оформление с ощущением историчности и значимости места.

Как жест нашего хорошего отношения к итальянским фанатам, мы приняли приглашение выступить на Большом Канале в Венеции. Однако вскоре выяснялось, что приглашение было послано отнюдь не от имени всех отцов города. Там были две противоборствующие фракции, одна — довольная приглашением, другая — убежденная, что мы устроим то, что вода не смогла сделать за тысячу лет, и утопим город за один вечер. Мы собрали пресс-конференцию, чтобы заверить совет, нацию и консерваторов, что мы не только не собираемся топить город, но даже легкого разбоя не планируем. Однако мы так и не смогли всех убедить.

Pink Floyd в Венеции
Pink Floyd в Венеции
Поскольку Венеция имеет малую пропускную способность, план состоял в том, чтобы ограничить число туристов в этот день. Мы оставались вне города, в лагуне, рассчитывая, что жизнь там будет достаточно спокойной, без необходимости толкаться среди фанатов и городских властей. Тем временем, мэр сговорился с полицией, чтобы те позволили входить в город любому, убедил магазины закрыть и убрать все заранее подготовленные туалеты и мусорные баки. И уже не казалось невозможным, что мы лишимся любой поддержки, если необходимые платежи не будут произведены все до одного.

Представитель Союза Гондольеров приехал и заявил, что все его коллеги будут непрерывно свистеть в свистки на протяжении всего шоу, если мы не заплатим им 10 000 $ (к тому времени у них уже были клиенты, платящие вдвое за каждую лодку). Это был сплошной блеф – хотел бы я послушать хоть один свисток, перекрывающий шум, который мы создаем. Наша сцена-баржа была задекларирована как мореходное судно и подлежала дополнительному налогообложению, если только мы попробуем двинуть ее вверх по Большому Каналу. Полиция заблокировала все обходные пути. К счастью мы смогли найти путь в открытое море и сбежали в лучших традициях Горация Нельсона (знаменитый английский флотоводец, адмирал – прим.пер.).

Эти отвлекающие моменты не отразились на успехе шоу, которое особо хорошо смотрелось в живой телевизионной трансляции. Единственное расстроенное лицо, которое я видел, было у Майкла Кеймена, который должен был играть с нами. Он и раньше появлялся на сцене в отдельных номерах, но на сей раз мы хотели использовать его более основательно, особенно потому, что концерт собиралось транслировать телевидение. Увы, пока Майкл продирался через толпу, и в самый критический момент столкнулся с проблемой нехватки водного транспорта, он смог добраться только до микшерского пульта, слишком поздно, чтобы включиться в процесс, и ему пришлось смотреть выступление с берега, с расстояния в двести метров – вроде бородатой женщины французского лейтенанта (имеется ввиду роман Д.Фаулза "Женщина французского лейтенанта", где брошенная героиня одиноко бродила по молу и т.п. – прим.пер.).

Был один прекрасный момент, когда прибыла королевская баржа, заполненная чиновниками, которые и так доставили нам много неприятностей. Баржа была залита светом, там давали ужин с семью сменами блюд. Посудина пришвартовалась прямо перед сценой, закрыв нас от зрителей. Аудитория сошла с ума. Град бутылок и мусора дождем посыпался на баржу. Официанты мужественно защищали своих клиентов, закрывая их, в стиле центурионов, серебряными подносами. Вскоре баржа отчалила, но на сей раз, попыталась пришвартоваться рядом с нашим помостом. Однако одного взгляда на нашу команду оказалось достаточно, чтобы превратить пиратов Блэкберда в Семью Куропатки, и они ушли, чтобы больше никогда не возвращаться. (Blackbeard – знаменитый пират, "Семья Куропатки" — сериал об одинокой вдове и ее пяти сыновьях-музыкантах – прим.пер.)

Если выступление в Венеции имело определенные сложности, то серия концертов в Москве несколькими неделями ранее сопровождалась даже большими проблемами логистики. Нехватка валюты в стране означала, что российский промоутер фактически был не в состоянии оплатить издержки, однако было достигнуто соглашение, которое, по существу, покрывало все необходимые затраты. Во-первых, они взяли на себя доставку нашего снаряжения из Афин в Москву, а затем — в Хельсинки. Для этого они использовали военный "Антонов", самый большой грузовой самолет в мире. Он выглядел фантастически и легко взял на борт весь наш груз. Нас разместили в огромной гостинице на Красной площади, укомплектованной наблюдателями от КГБ на каждом этаже и самоварами с горячим чаем. При такой плотной охране и размерах гостиницы нам потребовалось три дня, чтобы найти место, где мы могли бы пропустить стаканчик вечером и получить завтрак утром.

Pink Floyd в Москве
Pink Floyd в Москве
Мы также взяли с собой нашу собственную кухню, которая оказалась самой эффективной "двереоткрывалкой" — приглашение на ужин любого чиновника гарантировало нам все виды привилегий и помощи. При содействии нашего налогового советника Найджела Истейуэя (Nigel Eastaway), который был также советником Russian Aviation Research Trust (британская организация исследования российской авиации – прим.пер.), мы смогли посетить Монино, российский музей воздушных сил – самый большой, и в то же время наименее посещаемый авиационный музей Европы. Там мы увидели кое-что из изобретений Игоря Сикорского в области аэронавтики, несколько русских бомбардировщиков-монопланов 1930-ых годов (периода, когда Королевские Воздушные Силы все еще использовали антикварные бипланы), познакомились с политически правильной версией истории полета шпиона Гэри Пауэрса на У2, сбитом в 1960-ых, и осмотрели фрагменты этого самолета, видели бомбардировщики, которые пролетали над Красной площадью во время парадов Первого Мая с целью убедить американских наблюдателей в мощи российских Воздушных сил. Но особо мы загордились, когда узнали, что Военно-воздушный атташе Британского Посольства так и не смог получить аналогичного приглашения.

Британское Посольство устроило хороший обед в нашу честь, а у нас в результате оказались сотни русских кукол и множество меховых шапок. Я только жалею, что не спросил, из чего они были сделаны; как выяснилось, часть меха была с детенышей тюленей. Мы также нанесли один визит в университет, чтобы поговорить о политике, искусстве и о жизни, но все это вылилось в еще одно заседание на тему "Почему группа так называется?". Мы уехали, правда те лимузины, на которых мы прибыли, реквизировали, поскольку наша цена, вероятно, упала, и ставку сделали на кого-то поважнее. Затем наше снаряжение отправилось напрямую в Хельсинки в сопровождении полицейского эскорта со всеми признаками бешеной погони.

По окончанию гастролей в третьей студии Abbey Road, полностью восстановленной с тех пор, как мы были там последний раз, был смикширован концертный альбом – Delicate Sound Of Thunder. Что было особенно приятно, это то, что потребовалось очень мало доработок к записанной музыке. Без сомнения, проведение записи в конце гастролей было хорошей идеей.

Тем временем, Роджер осуществил постановку The Wall в Берлине, и мы не могли не слышать об этом. Не в последнюю очередь, потому что он считал обязательным для себя приглашение всех наших бывших жен, хотя, возможно, мое приглашение просто затерялось на почте... Непонимание того, кто же играл в Берлине, живет до сих пор, хотя я не понимаю, почему. Это было полностью шоу Роджера, но люди всегда благодарят меня и говорят мне, насколько фантастически все это было. Я все еще не решил, что лучше — скромно улыбнуться и притвориться, что мы были там, или пуститься в объяснения, что это был фактически сольный Роджер с тысячью исполнителями. Когда фанаты продолжают настаивать, утверждая, что я там был, я отвечаю слабой усмешкой, отводя взгляд, чтобы скрыть смущение.

Только спустя примерно год после последнего шоу тура (в Марселе) мы приняли участие в концерте на открытом воздухе в Небворте (Knebworth), в июне 1990, благотворительном мероприятии в пользу "Nordoff-Robbins Music Therapy charity". При относительной бездеятельности в этом году после насыщенных прошлых трех лет было даже боязно собраться для одного только выступления. Репетиции были минимальными, так как предполагалось, что группа, давшая двести концертов, вероятно, еще помнит свои партии. Мы провели пару дней, репетируя в Bray studios, пригласив также Джона Кэрина и Марка Брикмана из Америки для участия в шоу. Однако вместо Скотта Пейджа, который, помню, был занят в то время, мы попросили выступить с нами Канди Далфер (Candy Dulfer) — голландскую саксофонистку, которая недавно выпустила британский хит, "Lily Was Here", с Дейвом Стюартом (Dave Stewart): нормальный европейский подход, как мы думаем. Как и в случае со Скоттом, единственный недостаток для саксофониста состоит в том, что у него всего лишь эпизодическая роль; увы, было слишком мало времени и пространства, чтобы продемонстрировать все способности Канди.

Сэм Браун
Сэм Браун
На бэк-вокале у нас была Вики Браун (Vicki Brown) и ее дочь Сэм (Sam), которой предстояло продолжить династию Браунов, когда она стала основной нашей бэк-вокалисткой в следующем туре. В команду была также приглашена Клэр Тори (Clare Torry), оригинальная исполнительница Great Gig.

После двухлетних гастролей в полной изоляции было приятно смотреть, как играют другие люди, и иметь возможность пройти за кулисы в Небворте в классическом стиле рок-бога. Это был своего рода гериатрический день на Олимпе (соревнования стариков- спортсменов – прим.пер.) в музыкальном смысле. Там играли Марк Нопфлер и Эрик Клэптон, Элтон Джон и Genesis. Статус-кво, Клифф Ричард и Пол Маккартни завершали концерт. Рик представил нас своей новой подруге, Милли (Millie), и все мы прибывали на огромных вертолетах, как в сцене из "Apocalypse Now", выливаясь из них с семьями и бесчисленными членами команды.

Нам удалось зарезервировать место для выступления в конце мероприятия в обмен на право открывать вечер. Не всегда стоит возглавлять список. День был типично английским, солнце быстро сменялось дождем, но, по мере приближения момента нашего выхода, погода ухудшилась — похолодало, и пошел непрерывный дождь.

Такое завершение шоу нас устраивало, поскольку в разгар лета нам требовалась темнота, к тому же, когда подошло время, и Маккартни заиграл еще одну песню, старые добрые чувства любви и мира стали просто переливаться через край. В конечном счете, мы играли перед толпой, которая, казалось, наслаждалась шоу, и при проливном дожде, оказавшимся очень кстати, поскольку никто не мог уехать, так как весь транспорт застрял в грязи.

   
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2019. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте