Hey you,
Out there on your own
Sitting naked by the phone
Would you touch me?
Roger Waters (Hey You)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку


Рекламные статьи

повелитель луж смотреть онлайн
Pink-Floyd.ru > Публикации > Статьи > Pink Floyd > What do you want from me?

What do you want from me?

или

Gilmour behind the wall of «Олимпийский»

Автор статьи:  Raven

Постер 1989В 1989 году я работал ведущим инженером на предприятии, находящемся на территории тогда еще Дзержинского р-на Москвы. Это важный момент, т.к. СК "Олимпийский" находился в том же районе. Узнав, что PINK FLOYD собираются в Москву и выступать будут именно в "Олимпийском", я стремительно записался в ОКОД (Оперативный Комсомольский Отряд Дружинников). Были в советское время такие добровольно-принудительные команды на крупных предприятиях в помощь милиции, для патрулирования улиц в вечернее время. Денег за это не платили, а давали пару дополнительных дней к отпуску и возможность дежурить на каких-нибудь интересных мероприятиях (концерты, кинофестивали и т.п.) Хотя из комсомольского возраста я к тому моменту уже давно вышел, командир отряда был моим хорошим знакомым, поэтому без особых проблем я был зачислен в отряд. Такой энтузиазм в деле охраны общественного порядка проснулся у меня исключительно по одной причине: отряд нашего предприятия постоянно нес дежурства на всех мероприятиях в "Олимпийском". Так что упустить шанс гарантированно попасть на ВСЕ концерты PINK FLOYD бесплатно и находиться в ЛЮБОМ месте зала, я упустить не мог. C билетами же были большие проблемы. Лично я их в продаже вообще не видел. У спекулянтов же цена доходила до 100 рублей при номинальной в 9-10! В те годы на редкие концерты зарубежных звезд билеты распределялись по горсоветам, райкомам партии, комсомола и прочим местам скопления «слуг народа». В кассах же вывешивалось объявление «Все билеты проданы», хотя они вообще в свободной продаже не появлялись! Помню, в 1979 году мы двое суток по очереди дежурили у касс «России», где должен был выступать Элтон Джон, а в итоге в свободную продажу пустили только 100 (сто) билетов из двух с половиной тысяч! В одни руки давали только два. Так что повезло только первым 50 счастливчикам.

Итак, 3 июня в 17:00, за два часа до начала первого концерта PINK FLOYD в Москве, состоялся общий сбор на улице перед "Олимпийским" (кстати, лишь там была единственная (!) на весь город афиша о предстоящем концерте. Простая надпись на белом фоне: "Концерт группы ПИНК ФЛОЙД (Великобритания)", даты, время начала и все!), проверка документов (удостоверений ОКОД), чтобы не затесались посторонние, выдача красных повязок с надписью «Дружинник», типа той, что носил Моргунов в роли Бывалого в фильме «Операция Ы», инструктаж с демонстрацией образцов пропусков в разные зоны, чтобы знали, кого куда можно пускать, а кого нет, и запуск в зал для расстановки по постам.

Заходим в зал, а там... PINK FLOYD на сцене играют кусок из «Learning To Fly»! Идет последний саундчек перед началом концерта! Видео-книжка «Delicate Sound...» тогда только недавно вышла, и до Москвы еще не добралась, поэтому я понятия не имел, что предстоит увидеть, а увиденное просто крышу снесло! Стоял, реально открыв рот. Можете легко представить мое состояние. 15 лет слушать PINK FLOYD, даже не мечтая когда-либо их увидеть (это сейчас купил билет и полетел, куда хочешь, а в то время... да, молодежь этого уже не поймет, и слава Богу), а тут — живьем, буквально в пяти метрах от меня, в абсолютно пустом зале (публику начали запускать за 40 минут до начала)! Было такое впечатление, что играют специально для тебя одного!

Едва нас запустили в зал (а всего было человек 50 с разных предприятий), Гилмор недовольно спросил в микрофон, почему народ начали пускать раньше времени. Кто-то из организаторов выбежал на сцену с переводчиком и сказал ему, что это, дескать, секьюрити. Дэвид успокоился, и они еще минут 15 поиграли, без вокальных партий, разные куски. Во время этого саудчека, свидетелем которого я стал, на сцене была только главная Тройка, без бэк-вокалисток и других музыкантов.

Pink Floyd на пресс-конференции в Москве. Фото А.Шогина Через минут пятнадцать эта сказка, точнее, прелюдия к ней, закончилась, Троица удалилась куда-то за сцену, а нас стали расставлять по постам. Меня поставили у туннелеобразного прохода справа от сцены, который, как потом оказалось, был служебным выходом из партера к административным помещениям комплекса. Я все еще не мог прийти в себя от увиденного, и с нетерпением ожидал начала собственно концерта, как вдруг увидел, что прямо на меня идет до боли знакомый человек. Я не поверил собственным глазам — это был сам Ник Мэйсон!

Тут надо сделать небольшое отступление. Дома, собираясь на концерт, я решил прихватить с собой что-нибудь "флойдовское" — вдруг удастся взять автограф после концерта? Как говорится, умом-то я понимал, что это просто из области фантастики, но и сам приезд PINK FLOYD в то время был фантастикой! Как писала тогда пресса, "если бы на Чистых прудах в центре Москвы средь бела дня приземлились инопланетяне, в это поверилось бы скорее, чем в приезд PINK FLOYD". Точнее не скажешь! Прихватил я с собой обложку от «А Momentary Lapse of Reason" (альбом купил еще на той, настоящей Горбушке, которая была в ДК им. Горбунова, а не на бывшем заводе «Рубин», как сейчас. Сегодня это уже скорее какая-нибудь «Рубинушка», а не Горбушка! Как сейчас помню, обошелся мне диск за 55 рублей — треть моей тогдашней месячной зарплаты) и открытку-вкладыш из «Wish You Were Here».

Обложка MLoR с автографом Ника МэйсонаИ вот — Мэйсон приближается, а я лихорадочно лезу в пакет за обложкой, трясущимися руками протягиваю ему фломастер и после приветствия прошу подписать. Как я в тот момент смог вообще что-то сказать, тем более по-английски — до сих пор удивляюсь. Ник улыбнулся, подписал обложку, сказал, что надеется, что шоу доставит мне удовольствие. Тут я уже немного пришел в себя и сказал в ответ, что мы любим и знаем их музыку, что приезд PINK FLOYD сбывшаяся мечта и т.д. Весь этот разговор был на ходу, пока мы не дошли по тоннелю до ограждения, куда мне вход был уже запрещен. Пожелав удачи, Мэйсон пошел дальше, а я повернул назад в зал, рассматривая заветную подпись на обложке и не веря своему счастью. Но это, как оказалось, было только начало. Я еще не успел выйти из тоннеля, как увидел, что навстречу мне идет… Дэвид Гилмор! После общения с Мэйсоном я уже несколько освоился и, не ожидая подвоха, стал доставать заветную обложку «A Momentary…» из пакета, предвкушая получение второго автографа (а там, глядишь, и Райта встречу — все три будут!). Но не тут-то было: когда мы поравнялись, Гилмор остановился, устало улыбнулся и как-то нервно стал озираться по сторонам. Я тем временем сказал ему, что безумно счастлив увидеть PINK FLOYD "живьем", что даже и не мечтал, что это когда-либо произойдет, пожелал ему удачи на концертах в Москве и протянул обложку для заветного автографа. В этот момент Гилмор, похоже, наконец, увидел, кого искал и сухо сказав "Никаких автографов", двинулся дальше по коридору. Не успел я и рот открыть от изумления, как на меня из-за спины налетел огромный негр, метра под два ростом, и весьма жестко припечатал к стене. Только убедившись, что Гилмор уже удалился на порядочное расстояние, он отпустил меня, пробурчав что-то вроде "извини, брат, у меня работа такая", и побежал догонять шефа. Как я понял, это был его личный телохранитель.

Честно говоря, я несколько обалдел от такого развития событий. Конечно, можно понять такое поведение, когда тебя окружает безумная толпа фэнов, но я-то был один! И что, Дэйв не знал, как его здесь ждали? Что приезд PINK FLOYD был для нас СОБЫТИЕМ? Отлично знал, а если раньше и не догадывался (что маловероятно), так ему в этот день на пресс-конференции так все расписали, что он слушал, открыв рот.

Справедливости ради, замечу, что мой хороший знакомый, известный флойдоман Сергей Козлов (тот самый, который на свои кровные купил права, перевел и легально издал книгу Шеффнера "Одиссея PINK FLOYD") все-таки получил в тот приезд PINK FLOYD все три автографа. Он двое суток провел в аэропорту "Шереметьево", встречая все самолеты из Греции, откуда «флойды» прилетали в Москву (точную дату он не знал). Правда, в дальнейшем эти автографы сыграли с ним злую шутку. Дело в том, что получил он их на обложке альбома "The Wall", и когда в Москву приехал 13 лет спустя Роджер Уотерс, у Сергея появился шанс получить недостающий четвертый автограф. Не буду рассказывать, как он подкараулил Уотерса, но когда тот увидел, что ему протягивают "его" "The Wall" с автографом Гилмора, даже в руки брать не стал, не то что подписывать!

Но вернемся в "Олимпийский". Минут за 30 до начала концерта по всему периметру зала стали разноситься какие-то странные звуки, пение птиц, шум ветра, тогда еще никто не знал, что это фирменный прием PINK FLOYD, так называемый soundscape. Кстати, милиции на тех флойдовских концертах в зале было совсем немного, не говоря уже о полном отсутствии солдат в убогих тренировочных костюмах, которыми был буквально набит зал за два года до этого на концерте URIAH HEEP.

Pink Floyd в МосквеА потом был сам концерт, описывать который я не буду — хватает многочисленных восторженных репортажей в прессе тех лет. Приведу лишь высказывания некоторых наших рок-звезд и журналистов.

Александр Градский: «Лом, чума, Америка… (В те годы «Америка» было синонимом сегодняшнего «круче некуда» — Прим.  Raven) Потрясающе поют и играют, а о свете и звуке говорить спокойно не могу…»

Крис Кельми (тогда «Рок-Ателье»): «Впечатление сумасшедшее. Хочется послать все к чертовой матери и забыться…»

Александр Ситковецкий («Автограф»): «Лучше было бы всего этого не видеть… Остается впечатление собственной ненужности…»

Игорь Зайцев (АПН): «Вроде все известно наизусть, ведь сто раз уже слышал в записи. Но то, что увидел – это просто другая сторона луны!»

Пользуясь своим, так сказать, служебным положением, я имел возможность наблюдать все происходящее из любой точки зала. На первом концерте я все время провел в партере, поближе к сцене или около микшерского пульта. На последующих уже наслаждался с трибун и с самой верхотуры верхнего яруса. Впечатления совершенно разные: слушать, конечно, всегда лучше в партере, а вот все световые и прочие эффекты смотрятся выигрышнее издалека. Так что, когда я вспоминаю те знаменательные дни, у меня в голове получается эдакий свой собственный фильм-концерт, снятый с разных мест. Жаль, что в то время видеокамеры еще не продавались свободно: можно было запросто пронести и снять хоть весь концерт – никто не обыскивал, через металлоискатель не прогонял… А вот фотографировать не давали: по вспышкам быстренько вычисляли и выводили из зала, обратно уже не пускали. Снимать могли только аккредитованные фотокорреспонденты и то только во время первых трех песен на первом концерте.

Билет на концерт Pink Floyd 7 июня 1989 годаВсего концертов было пять: 3, 4, 6, 7 и 8 июня. Концерт 8-го был внеплановый — из-за траура, объявленного в стране 5 июня (произошла крупная ж/д катастрофа со многими жертвами) плановый концерт, назначенный на этот день перенесли на восьмое. Очень забавно было тогда читать объявление около "Олимпийского" о том, что желающие могут сдать билеты в кассу. Интересно, кто-нибудь сдал? Перенести концерт на 8-е июня «флойдов» уговорили с трудом, поскольку уже 10-го у них был концерт в Финляндии. Я побывал на трех концертах — 3 и 4 июня – (типа дежурил) и 7 июня по билету (знакомый пригласил). 6-го и 8-го побывать не удалось – в отряде заявили, что и так два раза ходил, а желающих и без меня хватает. Кстати, товарищ из нашего отряда, далеко не фанат PINK FLOYD, который долго думал идти, не идти, после концерта сказал мне: «Да, после такого можно и умереть спокойно!» Я был согласен с ним на все 100. Все мы часто произносим эту фразу, не задумываясь, когда в жизни случается что-то яркое и необычное. Но когда через месяц он погиб в автокатастрофе, я невольно перестал бросаться такими словами.

Тур-программа, 1989 годКстати, для концертов PINK FLOYD первый и последний раз был задействован весь зал, а не половина, как обычно. А это 35 тысяч мест! (Тот же Уотерс выступал лишь в "половинке".) Танцующего партера тогда не было — только сидячие места. Интересно, что стоимость только одного концерта PINK FLOYD перекрывала годовой валютный бюджет Госконцерта — единственной тогда организации в СССР, которая занималась гастролями зарубежных звезд (не только по эстраде, но и классической музыке, опере, балету и т.д.)! А поскольку «флойдам» наши рубли ни к чему, то им на первой стадии переговоров предлагали бартер: лес, нефть, черная икра отправляются в любую страну на любую указанную ими фирму, они там это все продают и отбивают расходы за концерты! Как вспоминал позднее Гилмор, он был просто в шоке: «Мы же музыканты, а не торговцы нефтью!» Плюнул и сказал, что выступят бесплатно, только оплатите проживание и транспортировку оборудования из Афин в Москву, а потом в Финляндию. То-то наши обрадовались! А вот в 93-м уже обиделись, когда было сказано, что халявы больше не будет: их же хотели привезти в Москву во время турне 94-го, но миллион долларов за концерт плюс накладные расходы никто тогда не потянул, к сожалению. В 89-м наши организаторы не потянули и официальные тур-программы: их ведь надо было выкупать заранее за ту же валюту и только потом продавать на концертах. А при тогдашнем реальном, а не мифическом официальном курсе доллара их бы пришлось продавать рублей по 150. Это при средней-то зарплате в 120! Кто бы их купил? Так что зря дизайнеры Сторма Торгерсона старались нам угодить, написав на одной из страниц тур-программы название ПИНК ФЛОЙД по-русски, этого никто тогда не увидел и не оценил.

Но вернемся в «Олимпийский». Концерт завершился где-то около десяти. И толпа самых страждущих собралась у служебного входа "Олимпийского" с желанием увидеть вблизи своих кумиров и, чем черт не шутит, получить заветный автограф. Народу собралось человек 150, а то и поболее. Пока собирались, выяснилось, что народ приехал, как говорится, со всех концов нашей необъятной родины — от Калининграда до Владивостока.

Тут надо заметить, что в те времена система охраны и сопровождения звезд еще не только не была налажена, ее вовсе не существовало! По большому счету и охранять тогда просто было некого. Кто к нам приезжал до того? За 10 предыдущих лет только Элтон Джон, BONEY М, SPACE, URIAH HEEP да Билли Джоэл и все! Никаких тебе ограждений или дополнительной охраны у служебного входа в день первого концерта не было, только вахтерша, да одинокий местный милиционер, который обалдело взирал на нас, не понимая, что мы собственно хотим и ради чего собрались. Кто такие PINK FLOYD он и слыхом не слыхивал, а поскольку мы вели себя достаточно мирно (пока), подмогу вызывать он не видел необходимости (это уже на следующий день спохватились: нагнали милиции и перекрыли все подходы и выходы к нижнему этажу комплекса, так что ближе 50 метров было уже не подойти). На площадке стоял обычный интуристовский "Икарус", который и привез всех музыкантов скопом. Какие там лимузины!

Итак, стоим, ждем, предвкушаем. Видимо, руководству "Олимпийского" все-таки сообщили на всякий случай про толпу ожидающих, потому что где-то через час выходит кто-то от администрации и говорит: "Ребята, не тратьте зря время. Сейчас группа отдыхает после концерта, потом банкет, да и автографов они все равно не дают в принципе — велено официально передать! Так что зря прождете не меньше двух-трех часов". Тут из толпы кто-то ему крикнул: "Ничего, двадцать лет ждали, еще два часа как-нибудь подождем!" Народ одобрительно загудел и захлопал. Правда, часа через полтора число страждущих поуменьшилось — можно было не успеть на метро, на такси же ночью в те годы было ездить накладно, да еще дождик стал накрапывать. Осталось человек тридцать самых стойких.

И вот, где-то во втором часу ночи, началось шевеление: стена над служебным входом стеклянная, потому видно, когда кто-то спускается с верхних этажей. Смотрим — бэк-вокалистки спускаются, а за ними и все остальные! На пролете второго этаже они остановились, увидев нас через стекло, что-то переговорили, и вниз спустилась только группа техников во главе с уже знакомым мне негром. Под его чутким руководством автобус подогнали поближе ко входу, соорудили из нескольких ограждений проход-коридор шириной не более метра прямо до дверей "Икаруса" и дали отмашку на выход. Вот тут-то и началось! Нас осталось немного, но зато каких! Рев стоял будь здоров, все норовили хотя бы дотронуться до музыкантов, которые бегом кинулись к автобусу. И если вокалисткам это даже понравилось, — пожимали руки, воздушные поцелуи слали, — то про остальных сказать такого не могу. Саксофонист Скотт Пейдж, изрядно выпивший на банкете, просто поливал всех факами со зверским лицом и бил по тянущимся к нему рукам. Сама троица выходила последней под прикрытием команды, соорудившей ранее коридор. Райт шел какой-то сосредоточенный и усталый, Мэйсон улыбался во весь рот и помахивал ручкой, Гилмор же, появление которого было встречено особо диким ревом, с недовольным лицом (прямо как в клипе к «The Dogs Of War») рявкнул "Fuck off!" и быстро нырнул в автобус.

Если PINK FLOYD думали, что все уже позади, то они глубоко ошибались! Стойкие фэны стали перед автобусом, скандируя: «Пинк Флойд, Пинк Флойд...". Бедный водитель не мог даже тронуться с места, а милиционер просто не знал, что делать (сейчас бы всех быстро дубинками успокоили). Видя такое дело, из автобуса вышел переводчик и спросил, что собственно, хочет народ. Народ хотел одного — автографов!

Дэвид Гилмор, 3 мая 1989 года. Первый концерт в Москве Вернувшись минут через пять, переводчик сказал: "Черт с вами, только соберите все вместе, я сам передам". Видимо посоветовались и решили, что проще дать автографы, чем ночевать в автобусе. Кто протягивал билеты, кто плакат, который продавался на концерте (выпустили наши кооператоры, денег стоит теперь немереных, даже приведен в энциклопедии Вернона Фитча, правда, непонятно на каком языке они написали Москва — Moskow), кто стягивал с себя футболку, кто даже паспорт, одним словом, у кого что было. Я, честно говоря, побоялся в такой суматохе давать обложку «A Momentary Lapse of Reason» c автографом Мэйсона (и, как потом оказалось, правильно сделал) и дал открытку с ныряльщиком из «Wish You Were Here». Переводчик все собрал и скрылся в автобусе. Шторы были опущены, поэтому мы не видели, что там происходит. Минут через десять двери открылись, и переводчик просто выбросил все, что у него было в руках, подальше от автобуса, прямо на мокрый асфальт. Можете представить, что тут началось! Если бы в часы пик, на станции метро бросили в воздух пачку стодолларовых банкнот, эффект был бы меньше! Я чудом вырвал свою уже помятую открытку из чьих-то рук. На ней, как и на всех прочих предметах, вылетевших из автобуса, стоял автограф Гилмора! Пока народ чуть не до драки доказывал, кому принадлежит тот или иной билет, автобус быстренько отбыл.

Вот, собственно, и вся история, так сказать, одного, точнее двух, автографов. В заключение могу сказать, что домой я попал лишь в четвертом часу. На метро еще как-то успел, а вот дальше пришлось идти пешком километров семь. Деньги на такси были, но хотелось после всего прийти в себя, а прогулка в такой ситуации — лучшее средство. Дома, правда, чуть с ума не сошли — пошел на концерт и пропал. Мобильников тогда не было, позвонить из автомата не догадался...

За прошедшие годы моя коллекция пополнилась новыми автографами «флойдов» и по одному, и всех вместе, то тот, добытый в прямом смысле слова с боем – самый для меня ценный.

Небольшое послесловие

Вся эта история лишний раз убедила меня в справедливости известного выражения «не сотвори себе кумира». Талантливые и даже гениальные люди все-таки люди, а не боги, со свойственными всем людям недостатками, причудами и плохим настроением, что, однако, никак не умаляет их достоинств в творчестве. И второе, даже в такой, скажем так, обидной для меня ситуации, не стоит никого строго судить. Безусловно, для меня встреча с Гилмором была событием, но я-то для него — лишь одним из тысяч и тысяч за долгие годы внимания и славы. А это дико утомляет и надоедает. Возможно, у него был даже какой-то инцидент в прошлом в похожей ситуации, или он испугался, что от диких русских неизвестно чего можно ждать. Это не шутка, там и сейчас мнение о нас мало изменилось, а что уж говорить про те времена. Когда я в 96-м разговаривал с Миком Боксом из URIAH HEEP про их первый визит в Москву в 87-м, он говорил, что тогда был в полной уверенности, что по Москве ночами бродят медведи, а народ ходит в лаптях, с балалайками, и в стельку пьяный целыми днями орет на улицах песни! Но Гилмор это, по крайней мере, и не Роберт Фрипп из КING СRIMSON, который вообще никому и никогда не дает автографов в принципе и люто ненавидит тех, кто за ними охотится. Известен случай, когда он просто бросил на пол пачку протянутых на подпись ранних дисков КING СRIMSON, со словами, что это все полная дрянь, т.к. уже давно пройденный этап, а жить надо только настоящим. Когда КING СRIMSON наконец добрались до Москвы, он был единственным из группы, кто не пришел ни на пресс-конференцию, ни на автограф-сессию! Так что Гилмор по сравнению с ним — просто душка.

В заключение я хотел бы поблагодарить Игоря Курьяна ( Igor), из переписки с которым и родилась эта статья, он же предложил и очень подходящее для нее название.

  Профессиональная охрана объектов.
 
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2017. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте