Money it's a gas
Grab that cash with both hands and make a stash
Roger Waters (Money)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку


Рекламные статьи

телешоу большая разница смотреть онлайн
Pink-Floyd.ru > Публикации > Статьи > Сид Барретт > Спасти нерядового Барретта

Спасти нерядового Барретта

Автор статьи: Петр Кулеш

Спасти нерядового Барретта20 января 1968-го года в зале «Hastings Pier» города Гастингс Сид Барретт в последний раз вышел на сцену в составе Pink Floyd. Вскоре он был вынужден покинуть группу вследствие серьёзного нервного расстройства, вызванного в первую очередь злоупотреблением ЛСД. С того момента прошло уже почти сорок пять лет, однако обстоятельства ухода Барретта по-прежнему остаются предметом живого (а иногда и сверхэмоционального) обсуждения среди поклонников Pink Floyd.

«Вместо того, чтобы помочь попавшему в беду гению, Уотерс и компания просто вышвырнули Барретта из его же группы», – говорят «барреттианцы». «Сиду помочь было невозможно, а ваш сумасбродный гений к началу 1968-го своим поведением фактически угробил команду», – возражают поклонники пост-барреттовского Pink Floyd. Спорам этим нет конца, и, чтобы внести некоторую ясность в этот вопрос (а, быть может, запутать всё окончательно), сайт Pink-Floyd.ru решил обратиться к людям, в шестидесятые лично знавшим Сида Барретта. На вопросы Петра Кулеша любезно согласились ответить Джо Бойд, Дагги Филдз и Либби Гозден (Чизман) – персоны, в представлении не нуждающиеся.

Уважаемые господа, большое спасибо за согласие побеседовать. Первый вопрос такой – мог ли в 60-ые годы кто-нибудь из молодых людей в принципе рассматривать психоделические препараты как вещества, представляющие опасность, а не только как способ изменить сознание?

Джо Бойд: Это вопрос из двадцать первого века, а творческий расцвет Сида Барретта пришёлся на седьмое десятилетие двадцатого. В то время этот вопрос показался бы очень странным. Все, кого я знал, принимали ЛСД. Я сам принимал ЛСД. Кэри Грант (знаменитый англо-американский актёр, популярный в 1930-60-х годах; его кинематографический образ послужил одним из прототипов Джеймса Бонда – прим.авт.) принимал ЛСД. Существовало весьма многочисленное движение, участники которого хотели подсыпать «кислоту» в водопровод, чтобы каждый испытал те же откровения, что и мы. Я считаю, что те несколько раз, когда я принимал ЛСД, были очень важными моментами в моей жизни и оказали на неё самое благотворное влияние.

Та «кислота», которую можно приобрести сегодня, мало напоминает ЛСД образца 1966-го года – наша была сильнее, но гораздо, гораздо чище. И то, что переживали под её воздействием мы, отличается от того, что можно испытать сейчас.

Дагги Филдз: Отношение к наркотикам было разным. Были и такие, кто был настроен решительно против, и те, кому всё было мало, сколько бы они не принимали. Для кого-то это был способ «расширить сознание», для кого-то – непременный атрибут вечеринок, для кого-то наркотики не значили ничего. По-всякому было. Однако в том, что касалось негативного воздействия наркотиков, в те времена все были очень наивными.

Либби Гозден (Чизман): В шестидесятые наркотики были «тёмной лошадкой» – все их принимали, и никто на сей счёт не беспокоился. Никто не считал, что от наркотиков исходит какая-либо опасность.

Но в случае с Барреттом увлечение ЛСД имело тяжёлые последствия…

Л.Г.: Первые пугающие симптомы того, что Сид принимает наркотики, я заметила в 1967-м году, когда он вернулся с гастролей по Штатам. Там Сид не смог появиться на некоторых выступлениях, имевших для группы большое значение. Но вместо того, чтобы испытывать чувство стыда, он считал всё это очень забавным и совсем не видел в этом проблемы.

Дж.Б.: Если говорить о «жертвах кислоты», то в то время, когда Сид принимал ЛСД в чрезмерных количествах, нам было известно всего несколько подобных случаев – буквально считанные единицы. Сид был одним из первых.

Д.Ф.: Я думаю (и всегда думал), что истории о его злоупотреблении ЛСД сильно преувеличены. По крайней мере, в моём окружении были люди, употреблявшие «кислоту» в гораздо больших количествах, нежели Сид.

Было ли возможно в 60-ые, чтобы один молодой человек – парень или девушка – сказал другому: «Прекрати принимать ЛСД, это разрушает твою личность!»

Л.Г.: В то время в молодёжной среде не было какого-то давления в том, что касалось наркотиков. В нашей компании никто никогда не принуждал кого-нибудь другого попробовать такие вещества. Это был ваш личный выбор – принимать или не принимать их – не представлявший угрозы для жизни.

Дж.Б.: ЛСД, в отличие от героина, не вызывает привыкания. Иногда молодые люди помогали своим друзьям попасть в клинику, где избавляли от героиновой зависимости. Но если бы кто-нибудь предложил своему другу отказаться от ЛСД, – никто просто не понял бы, о чём, собственно, идёт речь.

Д.Ф.: Да, это было возможно, только это совсем не значило, что к таким словам кто-нибудь прислушался бы. К тому же в то время не существовало организации вроде «Анонимных наркоманов» (Narcotics Anonymous (NA) – международное сообщество выздоравливающих наркозависимых, которые помогают друг другу прекратить употреблять наркотики и научиться жить без них. Официально существует с 1953-го года, но в конце 60-х ещё не было так известно и не обладало настолько широкими возможностями, как в настоящее время – прим.авт.).

А как по-вашему, был ли Сид Барретт способен прислушаться к такому предупреждению? Или он не слушал ничьих советов?

Д.Ф.: Иногда я пытался предупредить его… но Сид был человеком самодостаточным.

Л.Г.: В принципе, Сида интересовали мнения других людей по самым разным вопросам. Но к тому моменту, когда он стал употреблять наркотики в больших количествах, его окружение состояло из людей, которые думали также, как и он – всё это было очень печально! Я не могу себе представить кого-нибудь, говорящего Сиду, чтобы тот не принимал наркотики. Когда в 1970-м я попыталась это сделать, он только засмеялся, обнял меня и поцеловал!

Спасти нерядового БарреттаСчитаете ли вы, что Роджер Уотерс, Ник Мэйсон и Рик Райт несут моральную ответственность за то, что оставили своего друга в трудную минуту?

Д.Ф.: Нет, я думаю, было бы несправедливо возлагать вину на них – в сложившихся обстоятельствах они сделали всё, что только было возможно.

Дж.Б.: Сид был частью группы. И для того, чтобы считать его плохим товарищем, были все основания. Ведь его увлечение наркотиками привело к тому, что он стал бесполезен на сцене. Сид опаздывал – остальным приходилось будить его, чтобы запихнуть в автобус и привезти на концерт. Им пришлось платить Дэйву Гилмору, чтобы тот подстраховывал Барретта и исполнял его партии. Но в какой-то момент они осознали, что все эти сверхусилия бессмысленны. Я могу это понять.

Однако и после этого дружеские чувства «флойдов» к Сиду оставались сильными. Они помогли спродюсировать его сольные альбомы и настояли на том, чтобы в финансовом смысле Барретт оставался частью группы ещё долгое время.

Л.Г.: Pink Floyd оказались в безвыходном положении, у ребят просто не было выбора. Так произошло бы в любой группе, чей ведущий певец и гитарист перестал бы появлялся на концертах. У меня нет сомнений, что для Роджера Уотерса было невероятно тяжело принять решение расстаться с Сидом, ведь они любили друг друга как братья.

Но Сид сделал то, что решил сделать, и остальные были не в силах помочь ему или остановить его. Тот факт, что он был парнем, которого все любили и обожали, только добавляет горечи.

По-моему, трудно обвинить остальных «флойдов» в том, что они не помогли Сиду в дальнейшем. Я знаю, что Дэйв Гилмор оказал громадную помощь в том, чтобы авторские гонорары Сида были должным образом отслежены и выплачены.

Но если товарищи Сида по группе действительно любили его так сильно, как они утверждают сейчас, почему ради него они не забыли на время о собственной карьере? Почему бы им в начале 1968-го не прекратить выступления и не снять коттедж где-нибудь в сельской местности, чтобы оградить Барретта от его приятелей-торчков и давления шоу-бизнеса? Не считаете ли вы, что «флойдам» нужно было дать Сиду возможность вновь обрести себя, писать новые песни, репетировать?

Дж.Б.: Я думаю, что люди, которые не были непосредственными участниками тех событий, не могут судить о них. Ведь все статьи на исторические темы лишь «скользят по поверхности» событий, не вдаваясь в подробности и не отражая сущности произошедшего. Мы можем сейчас сколько угодно осуждать поступки «флойдов» сорокапятилетней давности, но что толку? Сколько бы мы ни возвращались к этой истории, Сида это не вернёт.

Л.Г.: Да-а-а… как же это здорово – судить задним числом... У поклонников Сида есть чувство, что остальные «флойды» обязаны своей славой и материальным благополучием именно ему, и что он должен был получить от них что-то взамен. Конечно, они должны были помочь больше, но не надо забывать, что в тот момент ребята были молоды, и не настолько богаты и известны, как сейчас.

Я думаю, что если бы товарищи предоставили Сиду возможность работать над новыми песнями, репетиции не пошли бы гладко… Он не хотел оставаться в группе, он подводил их бессчётное число раз. То, что остальные «флойды» позволяли Сиду делать то, что ему вздумается, уже было достаточной жертвой с их стороны. Могу только повторить – и Роджер, и Дэйв, и Рик любили Сида.

Д.Ф.: Для этого потребовалось бы хотя бы некоторое умение анализировать происходящее и предвидеть будущее. А такого умения в то время ни у кого из молодых людей одного возраста с «флойдами» и с таким же, как у них, отсутствием жизненного опыта, не было.

Спасти нерядового БарреттаИ что же в итоге?

Д.Ф.: Сид остался «вещью в себе»… даже когда «пропал»…

Дж.Б.: Боюсь что в этой истории нет никакой положительной стороны. «Угасание» Сида было очень грустным для меня, да и вообще для всех. Его песни по-прежнему оставались потрясающими, но сам он больше не был тем гениальным исполнителем, что раньше. Но я думаю, что Сид был доволен своей жизнью в Кембридже – он был окружён заботой и прожил ещё много лет.

Л.Г.: Всё, что я могу сказать – это то, что Сид был вполне счастлив, ведя в Кембридже полуотшельнический образ жизни. Такое большое количество его старых друзей пыталось «достучаться» до него, но он не проявлял никакого интереса к тому, чтобы с ними увидеться – как будто бы это все мы пропали, а вовсе не он! Никто из тех, кого я знаю, не покинул Сида – это он покинул нас, и мы ощущаем эту потерю и по сей день.

Не могли бы вы сказать что-нибудь поклонникам Барретта в России, нечто, что могло бы помочь им примириться с его «уходом»?

Л.Г.: Каждый год я пишу письма тысячам поклонников Сида – молодым, которые только что открыли для себя его музыку, и старым – тем, кто никогда не оставлял его. Тем, кто по-прежнему хочет услышать каждую историю, что он рассказал, увидеть каждое письмо, что он написал и каждую картину, которую он нарисовал. Выставка, посвящённая Сиду, прошедшая в Лондоне в прошлом году, побила все рекорды посещаемости.

Когда мы слышим о Сиде, или читаем что-нибудь о нём, нас снова переносит в шестидесятые – это часть того волшебства, что он оставил нам. Все те, кого он любил, по-прежнему любят его; и он по-прежнему обладает властью покорять воображение тех, кто до сего дня никогда с ним не встречался.

  nerohelp.info
 
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2017. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте