Was it love, or was it the idea of being in love?
Pink Floyd (One Slip)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку


автостекла продажа установка
tk-glass.ru
аренда авто в алматы без водителя
luxprokat.kz

3. Hey Ho, Here We Go, Ever So High!

Влияние творчества Сида на других музыкантов началось давно и продолжается до сих пор.

Первыми, кто его испытал (причем в наибольшей степени), были Рик Райт, Роджер Уотерс, Дзвид Гилмор и Ник Мэйсон. Не будет преувеличением сказать, что даже после ухода Сида его тень всегда, зримо или незримо, присутствовала в творчестве группы. Подтверждали ли пинкфлойдовцы факт его влияния, или отрицали его, они не могли оказаться вне личности своего бывшего лидера. Недаром Сид, уже давно, окончательно и бесповоротно порвавший всяческие контакты с друзьями, продолжал называть Pink Floyd "моя группа". Он всегда был и остается некой точкой отсчета для всего, что эта группа создала. И не случайно первыми, кто сделал собственные интерпретации песен Сида (то, что называется "cover version"), были его бывшие коллеги по Pink Floyd. На протяжении 1968-71 годов они продолжали исполнять барреттовский материал. В основном, это были инструментальные вещи, такие как "Interstellar Overdrive", "Power Touch", но иногда в репертуаре группы появлялся даже "Flaming". Причем звучание этих композиций значительно отличалось от оригинального, достаточно вспомнить версию "Astronomy Domine", вошедшую в альбом "Ummagumma". В первые месяцы после ухода Сида его присутствие ощущалось почти физически. И дело было не только в том, что Барретт сначала действительно приходил в здание студии, и подолгу сидел в вестибюле с гитарой, тщетно ожидая, что товарищи позовут его продолжить работу. Новый Pink Floyd еще не выработал собственное звучание, и единственное, что ему оставалось, это копировать уже известное. Здесь, пожалуй, уместно вспомнить песню "Julia Dream", блестящую стилизацию "под Барретта", сделанную Уотерсом. Более того, стиль нового гитариста Дэйва Гилмора вначале практически полностью соответствовал барреттовскому (сам Дэвид, однако, придерживался на сей счет несколько иного мнения. Но это тема для отдельного разговора), зафиксированному на первом альбоме группы, Барреттовская "Jugband Blues" стала завершающим аккордом и логическим финалом альбома "А Saucerful of Secrets". Даже пинкфлойдовские альбомы семидесятых годов, при всей их бесспорной самобытности и значимости, в определенной мере расширяли и разрабатывали образные темы и музыкальные идеи, которые Сид зафиксировал на магнитной ленте вместе с группой еще в 1967-м. Точка зрения, с которой Барретт писал свои песни, чередование (и временами слияние) вторых и третьих лиц, все еще преобладала в композициях Pink Floyd. Фрагменты его гитарных пассажей получили свое развитие в развернутых гилморовских соло, эхо композиций с альбома "A Saucerful of Secrets" порой слышалось на "The Dark Side of The Moon" и "Wish You Were Here". Что такое "The Dark Side of The Moon", если не развернутое философичное исследование проблем душевного разлада с самим собой, которые были мучительно остро заявлены в "Vegetable Man" и "Jugband Blues"? Даже в темах "Animals" можно было увидеть следы барреттовского черного юмора, и предпосылки этой работы "флойдов" можно отыскать в песне "Rats", сольной работе их бывшего лидера. Те эффектные приемы микширования, которые Барретт спонтанно использовал на ранних записях Pink Floyd, теперь были расширены возможностями 16-ти канальной студии, и даже квадрофоническими изысками, однако по сути своей во многом остались прежними. Целые стены звука проносились с одной стороны пространства к другой, гитара "раскачивалась" между разными динамиками, приглушенная речь и неожиданные звуки перекликались на заднем плане инструментальных партий.

Сам принцип использования звука, как инструмента, воздействующего на чувства людей, и в 70-х оставался абсолютно Барреттианским.

Роджер Уотерс, Дэвид Гилмор и Рик Райт, работая вместе и порознь в качестве продюсеров и музыкантов, помогали Барретту в осуществлении его сольных проектов. Это были и записи альбомов, и появление на радио в программе известного диск-жокея и открывателя талантов Джона Пила (John Peel), и одно из немногочисленных "живых" выступлений Барретта, состоявшееся 6 июня 1970 года в Лондоне на фестивале музыки и моды "Extravaganza-70". Вне всякого сомнения, все пинкфлойдовские фаны помнят уже упоминавшееся посвящение Сиду — изумительную электронную элегию "Shine On You Crazy Diamond". Стихи к этой композиции наилучшим образом соответствуют общей идее альбома, в котором пинкфлойдовцы весьма недвусмысленно высказали все, что они думают о бездушной и развращающей машине шоу-бизнеса. Они говорили о величине той дани, которую она заставляет платить за успех личность, подобную Сиду Барретту:

Remember when you were young
You shone like the sun Shine on, you crazy diamond!
Now there's a look in your eyes
Like black holes in the sky Shine on, you crazy diamond!
You were caught on the crossfire
Of childhood and stardom
Blown on the steel breeze
Come on, you target for faraway laughter
Come on, you stranger, you legend, you martyr
And shine!

Вспомни, когда ты был молод,
Ты сиял, как солнце
Сияй, безумный алмаз!
Теперь взгляд твоих глаз
Словно черные дыры на небе
Сияй, безумный алмаз!
Ты попал под перекрестный огонь
Детства и славы,
Унесен стальным бризом
Давай, мишень для далекого смеха
Давай, незнакомец, легенда, мученик
Сияй!

"На самом деле, я написал эту песню, "Shine On", прежде всего для того, чтобы увидеть реакцию тех, кто полагает, что знает и понимает Сида Барретта, — говорил Роджер Уотерс в 1976 году в интервью, впервые появившемся во французском журнале "Rock Et Folk", — в этой композиции есть такое чувство, такая непроходящая грусть по поводу исчезновения Сида, которой нет названия... потому что он настолько отдалился, что для нас его здесь уже больше нет." В 1979-80 годах, после грандиозного успеха альбома "The Wall", появилось множество предположений о том, что в основе некоторых из сюрреалистических видений Уотерса лежат воспоминания о его бывшем коллеге. Действительно, очень легко узнать Сида Барретта в Пинке Флойде, чье восхождение к славе сопровождалось углубляющимся психическим расстройством. Эти предположения стали бесспорными, когда в 1982 году на экраны вышел фильм "The Wall". Многое из странного поведения главного героя или буквально повторяет, или навеяно реальными выходками Барретта. Одной из них, например, был инцидент с плавательным бассейном в Лос-Анджелесе. Сид свалился в него, снял свои цветочные одеяния из магазина "Granny Takes A Trip", и оставил их на три дня лежать на бортике бассейна. В фильме порезавшийся Пинк лежит в бассейне в состоянии прострации, и его кровь окрашивает воду в красный цвет. Когда один нью-йоркский диск-жокей проиграл пластинку "The Wall" задом наперед, то перед композицией "Empty Spaces" обнаружил "тайное послание", которое, как верили многие, имело отношение к Сиду. "Поздравляю, — так оно начиналось, — вы только что открыли тайное послание. Пожалуйста, шлите свой ответ Старому Пинку на ферму Фанни Фарм в Чалфонте." У Pink Floyd по этому поводу не было никаких комментариев, и более чем вероятно, что "послание" было добавлено каким-нибудь озорным инженером студии звукозаписи или работником завода, где печатались виниловые пластинки. Существует устойчивый слух, что во время мирового турне 1987-90 годов пинкфлойдовское трио перед концертами проверяло звучание аппаратуры, исполняя барреттовскую "Arnold Lane"! На вышедшем в марте 1994-го альбоме "The Division Bell", в песне "Poles Apart", пинкфлойдовцы вновь обращаются к личности своего бывшего коллеги:

Did you know...it was all going to go so wrong for you
And did you see it wasall going to be so right for me
Why did we tell you then You were always the golden boy then
And that you'd never lose that light in your eyes.

Разве ты не знал... все складывалось так плохо для тебя
И разве ты не видел, все складывалось так хорошо для меня
Почему мы говорили тебе тогда, что
Ты всегда был золотым парнем в те дни
И что никогда не исчезнет в твоих глазах этот свет...

Те, кто видел видеоклип к композиции "High Hopes", не могли не обратить внимание на портретное сходство с Сидом Барреттом гигантской головы, которую группа людей двигала по бескрайнему полю. Такое вот возвращение к собственным корням нашло свое отражение и в том, что большинство концертов грандиозного турне Pink Floyd 1994 года открывались барреттовской "Astronomy Domine". Записанный во время этих гастролей и вышедший в 1995-м двойной концертный альбом "Pulse" начинается с "Shine On You Crazy Diamond", которая сразу же настраивает на ностальгически-бэрреттовский лад. Следом за ней, практически без перерыва, идет "Astronomy Domine", сохранившая свою оригинальность, хотя и несколько переосмысленная с позиции середины девяностых годов. Через четверть века после альбома "Ummagumma" пинкфлойдовцы вновь почувствовали необходимость вернуться к этой композиции и сделать ее новую версию. Таким образом, можно быть совершенно уверенным в том, что сияние "Безумного Алмаза" еще не раз озарит путь его группы.

В жизни каждого необычного человека в нужном месте и в нужное время обязательно встречается добрый волшебник, который появляется, чтобы указать своему избраннику правильный путь. Наверное, судьбе было угодно, чтобы как-то раз теплым весенним вечером листающему телефонную книгу Марку пришло в голову позвонить именно продюсеру по имени Simon Napier-Bell. "Я музыкант и собираюсь стать величайшей британской рок-звездой. Мне нужен хороший менеджер и продюсер, который делал бы все аранжировки "... А через десять минут перед глазами изумленного Napier-Bell возникла маленькая изящная фигурка с копной черных вьющихся волос и гитарой. Так в жизнь Марка вошел еще один человек, которому суждено было стать его наставником, помощником и верным другом на ближайшие два года.

   
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2017. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте