Hey you,
Out there on the road
Always doing what you're told,
can you help me?
Roger Waters (Hey You)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку


Pink-Floyd.ru > Архив > ''Atom Heart Mother'' - 2008: интервью Рона Гизина

09.08.08 ''Atom Heart Mother'' - 2008: интервью Рона Гизина

AHM 2008-06-15 По прошествии месяца после триумфального концерта Рона Гизина с участием Дэвида Гилмора "Atom Heart Mother" – 2008 Рон Гизин дал эксклюзивное интервью интернет-сайту Brain Damage. В свойственной ему красноречивой манере знаменитый композитор рассказал и об этапах подготовки к нынешнему выступлению, и о своих взглядах на AHM как музыкальное произведение, и об отношениях с участниками Pink Floyd сейчас и сорок лет назад. Предлагаем вашему вниманию краткие выдержки из этого интервью.

- Как же случилось, что 38-ую годовщину Atom Heart Mother [Рон усмехается] отметили вот таким способом, на фестивале Chelsea?

Один мой друг знаком с одним миллионером, который состоит в комитете, то есть в совете попечителей Chelsea Festival, и этот миллионер в прошлом июне, то есть год с лишним назад, спросил у моего друга: "Вы можете придумать что-нибудь высококлассное, или сенсационное, что могло бы произвести эффект в следующем году?" Этот приятель и говорит: "Ну, есть Рон, и есть Atom Heart Mother, и он мог бы для этого заполучить одного из Флойдов, или двоих Флойдов, или где-то так...". Так что сам-то я ничего об этом не знал, пока, пару недель спустя, друг не пригласил меня выпить и, после первой пинты, прямо за второй пинтой он спросил: "Тебе нужны какие-нибудь концерты, есть что-нибудь новое?" Он как бы начал издалека: "А что ты сейчас поделываешь? Как насчет...".

И затем он выложил мне всё это, а я сказал: "Да. Но у меня условие. И условие такое, что пьеса будет частью концерта, который будет моим концертом, а не наоборот". После этого мы договорились о встрече с директором фестиваля в Лондоне, и дело постепенно стало двигаться.

- Почему Вы решили задействовать итальянскую группу Mun Floyd?

Потому что я уже слышал их, потому что они собирались играть Atom Heart Mother. Это случилось, когда я был во Флоренции, поблизости, где-то два-три года тому назад, и они там давали концерт, и играли неоркестровую версию, и хорошо звучали. Но, мне кажется, у них тогда был другой клавишник, не свой клавишник. С тех пор свой клавишник уже вернулся в группу. Но когда я слушал их, они звучали довольно близко к оригиналу и, главное, знали пьесу.

Начальство фестиваля просто сказало: "Да, отлично, мы их берем".

- А Кэролайн Дэйл, с нею Вы тоже работали раньше?

Нет, я не слышал о ней прежде, потому что я не вращаюсь в этих кругах, я всего лишь заперт в моей студии. Или – просто заперт! [смеется] Это была рекомендация Дэвида, так как он работал с нею. Не было бы затруднения в том, чтобы найти виолончелиста высокой квалификации, но она оказалась превосходной, и мы очень хорошо подружились, и собираемся вместе поработать над новыми вещами...

- Замечательно... И, я полагаю, мы подошли к тому, как был вовлечен Дэвид?

Да. Ну, возвращаясь к отправной точке этого шоу, к комитету фестиваля, многие члены которого едва ли даже слышали о Pink Floyd ("Which one’s Pink?" и т.д. и т.п.), мне изначально был задан вопрос: "Кого бы Вы могли привлечь?"

И я подумал, что, в общем, не стоит говорить об этом с Роджером, — с этой композицией он всё равно сразу пошлет куда подальше. Там могло бы быть несколько простых басовых линий, и так оно и было. Мне представляется, что он мог бы быть ответственным за секцию конкретной музыки – топот конницы, мотоцикл, прочие дела, но по ходу музыкального действия он слишком долгое время сидел бы без дела.

Зато для гитары Дэвида Гилмора дело есть, и для клавиш Рика Райта, так что я подумал, что один из очевидных кандидатов — это Дэвид Гилмор. Поэтому я позвонил ему, и так прямо и спросил. Речь шла об одном вечере – в субботу. Но потом эти, из фестиваля, передумали: "Ах, вообще-то, нам нужно сделать два вечера, а если билеты разойдутся, то мы сможем и больше двух".

Тогда я пришел к Дэвиду и говорю: "Что бы ты сказал насчет второго вечера?" А он ответил "[Шумный вдох] Нет, я очень в этом сомневаюсь..." С таким вот выражением.

В следующий раз, после того, как было вложено уже довольно много усилий, я опять об этом заговорил: "Слушай, Дэвид, это как-то совсем неудобно, — было бы гораздо приятнее знать, когда и с кем у нас шоу. Почему бы тебе не взять и просто сыграть второй раз, оба этих вечера?"

Он сказал: "Хорошо. ОК". То есть согласился на оба концерта. А где-то за месяц до срока, мы были в его студии, и он ходит туда-сюда, и весь в смущении, и потом говорит: "Слушай, я выйду только в субботу вечером".

Вот так. Я, понятно, был этим потрясен, потому что уже проделано было столько работы, и я думал, что всё уже определено.

- И это было за месяц до выступления?

Да. Может быть, за пять недель, но, кажется, это был месяц. Не много. И еще мы были связаны секретностью, вы же понимаете. Мы не могли объявить о том, что он собирается участвовать, до... ориентировочная дата была 1 июня, то есть за две недели до того. Только не спрашивайте меня, зачем это было нужно: Вы этого никогда не узнаете, и я тоже! [смеется] Но факты таковы.

- Были ли еще какие-то мысли — попытаться привлечь кого-то из остальных?

Были. Чуть раньше, когда я говорил с Дэвидом, он сказал: "Что ж, Рику может показаться интересным появиться". Так и сказал. Но затем, почти сразу после этого, говорит: "Нет, будет лучше, если только... я просто приеду и сыграю. Меньше шума, тебе лучше… Это твой концерт, Рон".

И я больше не приступался к кому-то еще. Если бы у Ника появилась такая мысль, — а я был с ним в контакте, так как имелись вопросы касательно некоторых фотографий, — то он мог бы так и сказать: "Можно мне приехать и постучать?", но он этого не сказал, а я не собирался ходить кругами с приглашениями. Потому что ведь это всё... это политика, ты ввязываешься в глупые игры, а у меня слишком мало энергии для этих игр...

- Ходили упорные слухи, что Роджер намеревался присутствовать в субботу, связанные с тем, что его сын Гарри там был, и один из его нынешних гитаристов, Честер Кэймен, тоже, — они сидели в первом ряду в центре.

О, правда? Я не знал об этом. А Вы знаете, что я написал стихи на рождение Гарри? Вот если б я знал, что он в зале, — было бы забавным их прочитать! [смеется] Это позор, что он не подошел и не поговорил! И к тому же был бы еще один гитарист, который, может быть, поучаствовал в концерте.

- Вы познакомились с Ником в 1968 году, через доктора Сэма Катлера, и затем и с остальными участниками группы. Как Вы с ними поладили? Я имею в виду, что с Ником Вы, должно быть, в особенно хороших отношениях, так как в личностном плане очень схожи. Надеюсь, вы по-прежнему добрые приятели?

О, были, да. Я был под его командой; мы плавали тогда на его лодке до Dell Quay, где жили его родители. Если ты матрос, то на тебя положено орать, вот он и орал на меня; помню, как-то раз мы опрокинулись, так бывает, если не поймаешь вовремя ветер, — так вот, я не знаю, что за хрень случилась, я только держал одно, а тянул за другое, и – раз! — мы уже в воде, и я утопил свои первые приличные часы. Так что он должен мне часы! [смеется]

А затем я познакомился с Роджером. Роджер стал особенным другом, потому что мы были парочкой довольно неуклюжих сочинителей, и это было чем-то большим, чем просто приятельство с Ником.

И Рик тогда жил в Ноттинг Хилле, практически по соседству, Рик и Джульетта. Мы с ними виделись очень часто, потому что он больше, чем другие, интересовался джазом, как и я, и у нас был общий интерес.

Единственный, кого я не знал тогда, был мистер Гилмор.

Конечно, позже, спустя всего лишь год после написания Atom Heart Mother, осталось меньше причин поддерживать отношения с ними, и их подхватил, так сказать, другой воздушный поток. Я продолжал работать с моими фильмами и экстремистскими концертами, но абсолютно не в стиле рок.

По материалам: Brain Damage

Новость подготовлена:  Muddy_Roger
   
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2018. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте