Tired of lying in the sunshine
Staying home to watch the rain
Pink Floyd (Time)
Поиск
Вход на сайт
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Подписка на рассылку


Pink-Floyd.ru > Архив > Гай Пратт раскрывает секреты

16.08.05 Гай Пратт раскрывает секреты

Guy Pratt
My Bass And Other AnimalsКомпозитор и  бас-гитарист Гай Пратт (Guy Pratt), работавший вместе с Pink Floyd, Мадонной (Madonna) и Майклом Джексоном (Michael Jackson), сейчас проводит серию концертов в Великобритании под названием “My Bass And Other Animals”. Он согласился ответить на несколько вопросов английскому сайту Brain Damage.

В интервью Гай рассказал, что пока не думал о том, чтобы выпустить запись концертов нынешнего тура. Но зато он собирается выпустить книгу, где расскажет о своих выступлениях вместе с Pink Floyd и работе в студии с Мадонной и Майклом Джексоном.

Пратт вырос в музыкальной семье. Первая бас-гитара появилась у него в тринадцать лет. Если бы он попросил у родителей гитару, они купили бы ему обычную акустическую, поскольку электрические был слишком дорогие, поэтому Гай решил просить бас-гитару, ведь контрабасы стоили гораздо дороже. Это принесло ему свои плоды, ведь в школе было очень много ребят с электрогитарами, но с басом Гай был один и сам выбирал группы, в которых играть. Гай Пратт был дизайнером и мультипликатором, но он занимался этим всего лишь восемь месяцев.

Началом музыкальной карьеры стало его участие в туре Дэвида Боуи (David Bowie) в 1983 году. Это стало большим сюрпризом для музыканта, на тех концертах на него обратил внимание Роберт Палмер (Robert Palmer), который пригласил его на Багамы. После этого Гай Пратт играл на альбоме Duran Duran, после чего Пратта пригласил Брайан Ферри (Bryan Ferry). Все это произошло в течение буквально двух-трех лет. А сейчас Гай Пратт хотел бы поработать с Питом Тауншендом (Pete Townshend), Питером Гэбриэлом (Peter Gabriel) и Пино Палладино (Pino Palladino).

А теперь предлагаем Вашему вниманию отрывок из интервью музыканта, где он рассказывает о своей работе с Pink Floyd:

Brain Damage: Как Вы оказались вместе c Pink Floyd, когда они вернулись в 1987-м году?
Гай Пратт: Я знал Дэвида, во-первых, по Dream Academy, поскольку я всегда играл с ними, хотя я думаю, это могло бы сыграть против меня, если бы не другое. На самом деле, это из-за Брайана Ферри, потому что я работал над его альбомом “Bête Noire”, а Дэвид часто приходил и играл на гитаре. Я полагаю, что увидев Dream Academy, он подумал, что я неплохой бас-гитарист, но только когда он увидел меня играющим с Брайаном Ферри, он подумал: «О! Пожалуй, этого парня следует принимать всерьез», — так как вы знаете, что Брайан очень аккуратен при подборе музыкантов.

Brain Damage: Да, это правда, и вы недавно выступали с Брайаном…
Гай Пратт: Да, я приехал сюда (в Эдинбург) буквально с последнего концерта Roxy Music.

Brain Damage: И, конечно, Live 8!
Гай Пратт: Мда, Live 8! Очень большое шоу – больше 250000 человек. Я думаю, это были не самый потрясающие исполнители (думаю, мы были самыми захватывающими в том списке), и иногда возникала небольшая путаница, все было так поздно, но я думаю, люди пришли туда, чтобы быть частью события. «Папа, что ты делал во время Live 8?» — «Я пошел на шоу».

Brain Damage: Какая-то часть Вас не хотела бы быть на шоу в Лондоне, выступать с Floyd, например?
Гай Пратт: Я бы принял очень-очень плохое и неверное решение, если бы не выступал с Roxy Music. Потому что меня приглашали сыграть с Pink Floyd. Сначала Роджер хотел играть на акустической гитаре в двух песнях: “Wish You Were Here” и “Comfortably Numb”, и я думаю, Дэвид очень хотел выбрать музыкантов получше, чем Роджер. Поэтому меня попросили.
На секунду я представил провал выступления Roxy Music (это было до того, как Roxy Music решили присоединиться к немецкому концерту Live 8, а мы как раз выступали в Германии). Это было ужасное затруднение, потому что я работал с Брайаном двадцать лет, и я ждал тура с ним двадцать лет, но я, конечно, безраздельно предан Floyd. Это был абсолютный кошмар! Но я думаю, я сделал правильный выбор…
Потому что вы бы все равно меня не увидели, я имею в виду, что я был в Pink Floyd, пока там не было Роджера. И если он там был, то я вроде как терял свое место, и я бы прятался за сценой, как Фантом Оперы! (смеется)

Brain Damage: Я думаю, была вероятность, что люди сказали бы: «Какого черта он играет у них на басу, когда там есть Роджер?»
Гай Пратт: Да, точно. Хотя, вы бы просто не увидели бы меня.

Brain Damage: Как Джона Кэрина (Jon Carin)?
Гай Пратт: Да, точно!

Brain Damage: Возвращаясь к недавним событиям, что на самом деле произошло на Форментере?
Гай Пратт: Мы были на отдыхе с Гилморами, потому что у нас дети одного возраста, и они очень хорошие друзья, выходные «ведерка и совочка» — с моим сыном Стэнли (Stanley), внуком Рика Райта.
Вот что произошло, однажды ночью в городе была большая фиеста, а Дэвид пошел спать. Полли (Polly), Гала (Gala) и я с несколькими друзьями пошли в город на праздник. Мы начали пить текилу в баре, и там была группа, игравшая “Wish You Were Here”, что было словно красная тряпка для быка.
Полли подразнила меня, так что я решил поиграть на басу и вырвал бас у того парня! (Смеется.)
Дэвида видели на острове, и поэтому пошел слух, что Дэвид играл на гитаре. Это был безладовый бас, а я на таком уже давно не играл, я был весьма пьян, так что я был ужасен!
И все вдруг решили, что это был Дэвид… Я думаю, Дэвид – прекрасно играет на безладовых гитарах. Знаете, он один из моих героев безладового баса.

Brain Damage: Да, история о том, что Дэвид плохо сыграл на гитаре разнеслась как пожар, люди были поражены тем, что его не узнали, и тем, что он сыграл ТАК плохо…
Гай Пратт: Я знаю, это как обычно! (Смеется.) Что ж, это был не Дэвид, это все была неправда.

Brain Damage: Кто из музыкантов повлиял на ваш стиль? Ведь Вы поиграли со многими людьми. Кто, в частности, повлиял на Ваш стиль, или Вы сами приспосабливались к ситуации?
Гай Пратт: Я старался приспособиться к ситуации, моя природная наклонность заставляла… Я думаю, люди, которых я люблю, такие как Бернард Эдвардс (Bernard Edwards) – я правда люблю диско, и Motown. Забавно, больше всего я старался играть рок, с Pink Floyd я старался создать более неторопливый стиль, если я что-нибудь менял, я старался сделать так, чтобы звучало так, как будто так было всегда.
Хотя в туре 1987-го года было не так, пауза в “Another Brick In The Wall (Part II)” будет преследовать меня до конца дней, если честно! (Смеется.) Я чрезвычайно смущен этим.

Brain Damage: Но тогда Вы могли сделать это, чтобы показать себя…
Гай Пратт: Да, я был молод, это были 80-е! Эта пауза и регги-секция в “Money”, думаю, были ужасающими. Также я хочу сказать, что это была НЕ моя идея!

Brain Damage: Я догадываюсь, откуда это могло появиться!
Гай Пратт: Хороший мальчик! (Смеется.)

Brain Damage: Конечно. Было еще несколько концертов, которые вы, парни, давали несколько раз под разными именами, например, концерты The Fishermen в 1988-м в Копенгагене и Мельбурне.
Гай Пратт: Я хочу кое-что сказать по этому поводу, чтобы отметить. Я всегда ненавидел это. Я бы никогда не был в группе под названием The Fishermen. Группа называлась The Fishermen’s, это имя, с которым я поднялся. Оно появилось из старой шутки Питера Кука (Peter Cook), когда он изобрел рифмующийся сленг. Шутка была только в одном слове, все было «fishermen's...», «see the fishermen's», «got a bit of fishermen's». Вы просто прибавляли ко всему «fishermen's»: «fishermen's wife», «fishermen's stairs», и подразумевалось, что это смешно.
Группа была больше, чем просто наемные музыканты, лучше, чем Floyd. Я имею ввиду, Дэвид всегда был рад подняться и сыграть, он всегда очень-очень любил это, но благодаря той группе, я никогда не смогу снова слушать “Superstition”. Меня бросает от нее в холодный пот! (Смеется.)

Brain Damage: Вернемся к 1987-му году, когда Вы присоединились к вернувшимся Pink Floyd. Вы пришли, когда юридические битвы были в разгаре. Это не приводило к трудным или щекотливым ситуациям?
Гай Пратт: Конечно, я не знал обо всех тайных пружинах. Я не подозревал о командах юристов в каждом городе, это не обсуждалось постоянно. Я был потрясен только, когда узнал, что я буду стоять на сцене слева, на бывшем месте Роджера, хотя я полагал, что буду «похоронен» сзади.
Это было единственное, что меня удивило. Я был действительно потрясен. (Смеется.)

Brain Damage: Да, безусловно! Действительно пугающе для молодого парня, действительно в новинку в его музыкальной карьере, и с Floyd был огромный тур, охвативший громадный кусок земного шара…
Гай Пратт: С Floyd ты гораздо более защищен, чем с другими группами подобного уровня из-за огромного масштаба шоу. Даже если ты не «в нем», попадаешь на время, есть 19 других по-настоящему вещей, интересных для глаз и ушей.

Brain Damage: Из всех больших шоу и туров, какой произвел на Вас самое большое впечатление?
Гай Пратт: Венеция! Да, Венеция, и Москва, и Дворец Версаля, эти три… И еще, наверно, когда я впервые выступал в Madison Square Garden, потому что я всегда мечтал там выступить, с детства. Мы пару месяцев выступали на американских аренах, перед тем, как добраться туда, и я был потрясен, какой он был маленький! «Я ждал всю свою жизнь ЭТОГО?!» (Смеется.) Но этот зал и арена Уэмбли всегда остаются с тобой.

А вот что Гай Пратт сказал по поводу работы с Ником Мэйсоном и ожидаемого в 2006-и году альбома Дэвида Гилмора.

Brain Damage: Та вещь, которую вы сделали для программы “Top Gear”, создав музыку из звуков двигателей…
Гай Пратт: Это Ник Мэйсон втянул меня в это! Это всегда Ник, не правда ли? (Смеется.) Сначала мы собирались сделать это вместе, но он был на отдыхе, когда пришло время заняться этим.

Brain Damage: Пожалуй, Вам пора идти выступать, так что последний вопрос. Я так понял, Вы недавно работали с Дэвидом Гилмором?
Гай Пратт: Да, я работал над его альбомом. Он отличный… Спустя всего два дня после Live 8 я был в студии с ним и Риком, это было восхитительно.

Brain Damage: Я слышал, на альбоме будут различные стили.
Гай Пратт: Да. Там будут чудесные, чудесные вещи. Дэвид использует разные гитары, которые меняют звучание очень приятным образом. И он в чудесной форме.

Brain Damage: У него уже готово много материала, не так ли?
Гай Пратт: Тонны!

Brain Damage: Я слышал, хватит на двойной альбом… Скажите ему, что мы хотим двойной, не одинарный!

Гай Пратт: Я скажу ему.

По материалам: Brain Damage

   
 
© Pink-Floyd.ru 2004-2019. Использование авторских материалов сайта Pink-Floyd.ru невозможно без разрешения редакции.
О сайте